Ключевые темы

  • Вызванные COVID-19 ограничения повлияли на свободу передвижения, собраний и ассоциаций, а также на право на уважение частной и семейной жизни, образование и занятие предпринимательством.
  • В связи с пандемией возник целый ряд различных вопросов относительно защиты данных, при этом Эстония при создании новых решений (например, в случае мобильного приложения HOIA) уделяла правам приватности главное внимание.
  • Распространение ложной информации приводит к возникновению проблем при борьбе с пандемией, и наибольшую поляризацию общества в этой связи вызывают темы, связанные с вакцинацией.

Обзор ситуации и ограничений

12 марта 2020 года правительство в связи с пандемией COVID-19 объявило в Эстонии особое положение, которое завершилось 18 мая 2020 года. С 12 августа 2021 года в Эстонии действует чрезвычайная ситуация в сфере медицины.[1]

В марте 2020 года Эстонское государство сообщило Совету Европы о намерении использовать предусмотренное статьей 15 Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ) право применять исключения в отношении следующих из конвенции обязательств. Эстония сообщила о приостановке действия целого ряда прав, включая право на свободу и неприкосновенность лица, право на справедливое судопроизводство, право на уважение частной и семейной жизни, право на свободу собраний и формирование ассоциаций, право на образование и свободу передвижения.[2] Использование дерогации было прекращено при прекращении особого положения 18 мая 2020 года.[3]

Большинство введенных государством мер против COVID-19 касались ограничения свободы передвижения, собраний и ассоциаций. Кроме того, применялись меры, которые чрезмерно ограничивали предпринимательство. Ограничения передвижения устанавливались в отношении лиц с диагнозом COVID-19 и проживающими с ними людьми, а также в отношении лиц, пересекающих государственную границу Эстонии. Было ограничено также и передвижение в общественном пространстве (правило 2+2).[4]

Ограничение передвижения особенно сильно затронуло наиболее уязвимые группы. В апреле 2020 года лицам, проживающим в домах по общему и специальному попечительству, было запрещено покидать территорию попечительского дома до завершения особого положения.[5] Ограничения в отношении попечительских домов затронули также и право на уважение частной и семейной жизни, так как в связи с установленным в попечительских домах запретом на визиты жители попечительских домов в течение долгого времени не могли встречаться со своими близкими.

Ограничения значительно повлияли и на права заключенных. Канцлер юстиции подверг критике действовавший во время особого положения в отношении заключенных запрет на прогулки на свежем воздухе, а также уменьшение возможности звонить близким до одного раза в неделю.[6]

Во время особого положения были запрещены все публичные собрания, что вызвало вопросы о том, является ли запрет на политические манифестации и богослужения соответствующим Конституции. Согласно мнению канцлера юстиции, во время особого положения предусмотренная Конституцией свобода мнения и выражения ограничена не была, так как выразить свое мнение можно было и другим способом, кроме физического собрания. Канцлер юстиции также разъяснил, что запрет на публичные собрания действительно препятствовал проведению религиозных обрядов, однако совершать религиозные обряды было разрешено в одиночку или в частном порядке, при этом церкви, молитвенные дома и храмы во время особого положения не закрывались.[7]

Кроме того, коронавирусные ограничения затронули право на образование. На время действия особого положения в школах было введено дистанционное обучение, и местами оно сохранялось и после окончания особого положения. В результате недоступности контактного обучения ученики с особыми образовательными потребностями оказались в особенно уязвимом положении. Эстонская палата людей с ограниченными возможностями отмечала, что приостановка контактного обучения в школах и специальных школах, а также приостановка оказания социальных услуг обусловила резкое увеличение попечительской нагрузки на родителей детей с ограниченными возможностями, и что оказываемая школами поддержка родителей детей с особыми образовательными потребностями в части дистанционного обучения, по мнению родителей, в большинстве случаев была недостаточной.[8]

Законодательные направления развития

В мае 2020 года вступили в силу связанные с пандемией COVID-19 законодательные изменения, которые затронули более 30 законов.[9] Канцлер юстиции подверг критике то обстоятельство, что в быстро принятый пакет крайне необходимых изменений среди прочего были включены изменения не столь срочного характера, влияние которых будет выходить за рамки особого положения. Канцлер юстиции выразил особую обеспокоенность изменением, в результате которого была уменьшена судебная проверка при направлении лица в психиатрическую больницу на лечение независимо от его желания и при помещении лица в попечительское заведение без его согласия, а также была предусмотрена возможность не заслушивать людей в рамках соответствующего судебного производства.[10]

Эстонский центр помощи беженцам и Эстонский центр по правам человека осудили предусмотренное так называемым гроздевым пакетом изменение, согласно которому задержание ходатайствующих о международной защите лиц в случае исключительно большого количества ходатайств было бы разрешено без обоснования со стороны суда.[11]

Кроме того, в мае 2021 года был принят Закон об изменении Закона о предупреждении инфекционных заболеваний и борьбе с ними. Проект уточняет компетенцию правительства и Департамента здоровья, а также добавляет в закон правовое основание, позволяющее обязывать людей в случае распространения инфекционного заболевания соблюдать меры предосторожности по инфекционной безопасности. Проект предусматривает также добавление в закон возможности привлекать к исполнению обязанностей Департамента здоровья полицию и другие органы по охране правопорядка.[12] Перед вступлением закона в силу на Тоомпеа собрались люди, чтобы выразить свое несогласие с данным законопроектом. Протестующие высказывали опасение, что на основании законопроекта полиция получит право насильно выводить из дома людей, прежде всего, детей. Эксперты по праву подтвердили, что это не соответствует действительности, и что новый закон изменит существующий порядок в минимальной степени.[13]

Судебная практика

Пандемия COVID-19 не прервала работу судебной системы Эстонии. Во время особого положения предпочтение отдавалось письменным производствам, и неизбежно необходимые судебные заседания проводились с помощью технических средств связи.[14]

Эстонские суды не получили большого количества вопросов, связанных с коронавирусными ограничениями – в основном такие жалобы направлялись канцлеру юстиции. Канцлер юстиции посчитал сомнительным то обстоятельство, что ограничения были введены посредством общего распоряжения, в отношении которого канцлер юстиции не имеет возможности инициировать надзор за конституционностью. Соответственно, в таком случае при нарушении прав человеку придется самостоятельно идти в суд.[15] Таллиннский административный суд в отношении этого вопроса отметил, что форма общего распоряжения для ограничений является корректной и обеспечивающей для лиц более лучшие возможности по защите своих интересов и прав. Этим же решением суд отказал в удовлетворении жалобы Целевого фонда «В защиту семьи и традиции» (Sihtasutus Perekonna ja Traditsiooni Kaitseks) относительно правомерности коронавирусных ограничений, заявив, что являющиеся предметом спора ограничения, заключавшиеся в ограничении количества участников публичного собрания, были подходящими, необходимыми и умеренными для препятствования распространению COVID-19.[16]

Больше всего судебных решений, которые касались коронавирусных ограничений, было вынесено в отношении прав заключенных в связи с жалобами, касавшимися ограничения права на передвижение и свободу общения. Вынесенные в этой связи судебные решения указывают на то, что, по мнению судов, ограничения в тюрьмах, например, запрет длительных свиданий, являются пропорциональными, так как общественный интерес в препятствовании распространению вируса перевешивает влияние ограничений на права заключенных.[17]

Статистика и исследования

В 2021 году Центр политических исследований Praxis опубликовал исследование «Социально-экономическое влияние пандемии COVID-19 на гендерное равноправие», в котором отмечалось, что гендерное неравенство во время пандемии усугубилось. С закрытием школ и учреждений по уходу за детьми большая часть нагрузки в связи с уходом за ребенком и выполнением работ по дому легла на женщин, в результате чего у них уменьшились возможности заниматься оплачиваемой работой. В результате анализа выяснилось, что во время пандемии в Эстонии было принято недостаточно мер по поддержке гендерного равноправия.[18]

Летом 2020 года Эстонская палата людей с ограниченными возможностями провела мини-исследование «Способность людей с ограниченными возможностями справляться в повседневной жизни во время кризиса». В приведенных на основании исследования рекомендациях подчеркивалась необходимость обеспечения первостепенных социальных услуг для людей с ограниченными возможностями, и необходимость обеспечения возможности контактного обучения для детей с особыми образовательными потребностями также и в условиях кризиса. Кроме того, была отмечена важность доступной коммуникации и организации превентивной социальной работы.[19]

Обнадеживающие и подающие надежду практики

В августе 2020 года в Эстонии было запушено мобильное приложение HOIA, которое уведомляет пользователей, если они находились в близком контакте с носителем коронавируса. Несмотря на то, что оценить влияние приложения достаточно сложно, позитивным является то обстоятельство, что при разработке приложения особое внимание уделялось защите персональных данных. Приложение не позволяло устанавливать личность пользователей или место их расположения, и информация о личности инфицированных пользователей или близко контактировавших с ними лиц государству не направлялась.[20] В этом отношении приложение HOIA заслужило признание со стороны Инспекции по защите данных и бюро канцлера юстиции.[21]

Самые важные общественные дискуссии

Споры о вакцинации и ношении маски широко распространились как в социальных медиа, так и за их пределами. Часть людей воспринимают установленные для препятствования COVID-19 ограничения как лишение свободы и нарушение прав человека. Этому способствовало и распространение ложной информации, и особенно резонансной в Эстонии стала ложная информация о вакцинации.

С вакцинацией связан целый ряд широко обсуждавшихся в медиа тем, особенно, требование о предъявлении справки COVID-19 (так называемого паспорта вакцинации). С осени 2020 года в Эстонии предъявлять справку COVID-19 необходимо для участия в самых различных действиях, в том числе, на публичных собраниях, на мероприятиях, в развлекательных учреждениях и на предприятиях общественного питания. В опубликованных в медиа статьях-мнениях прежде всего анализировалось соответствие использования паспорта вакцинации в немедицинских целях праву на равное обращение, а также вопросы, связанные с защитой персональных данных.[22]

Согласно профессору Таллиннского университета Марту Суси, использование паспорта вакцинации не нарушает права человека в том случае, если его предъявление не является неизбежным условием для получения доступа к определенным услугам или мероприятиям, и если для каждого человека на практике обеспечена возможность получить паспорт вакцинации.[23] В мае 2021 года канцлер юстиции пояснил, что требование к потребителям определенных услуг о предъявлении справки об иммунитете является обоснованным для уменьшения опасности инфицирования, однако такое решение должно быть временным и действующим только до тех пор, пока этого требует эпидемиологическая ситуация.[24] 

Описание случая

К канцлеру юстиции обратилась заразившаяся коронавирусом воспитательница детского сада, которая сообщила о положительном результате своего теста руководству детского сада. Директор сообщил родителям имя заболевшей воспитательницы, что вызвало недовольство родителей. По оценке канцлера юстиции, разглашению персональных данных инфицированного лица таким образом нет никакого оправдания, и что разглашение деликатной информации о здоровье однозначно запрещено. Канцлер юстиции разъяснил, что если, по мнению лица, частноправовое учреждение обрабатывает его данные неправомерно, об этом необходимо сообщить Инспекции по защите данных, которая, согласно Закону о защите персональных данных, обязана следить за исполнением требований, установленных в отношении обработки персональных данных.[25]

Рекомендации

  • Обусловленные пандемией COVID-19 меры должны быть тщательно проанализированы с позиции прав человека и пропорциональности, а также публично обоснованы. Влияние ограничений необходимо взвешивать как до их введения, так и периодически задним числом, последовательно анализируя и побочные влияния.
  • Очень важна конкретность и ясность как самих мер, так и распространяемой относительно них информации, в том числе и для уменьшения опасности распространения ложной информации.
  • В кризисной ситуации необходимо обращать особое внимание на защиту прав уязвимых групп, включая права людей с особыми потребностями, сотрудничая с соответствующими организациями и выполняя, среди прочего, рекомендации Эстонской палаты людей с ограниченными возможностями.[26]

[1] Vabariigi Valitsus. Koroonaviirus, tervis. 22.10.2021.

[2] Eesti Vabariigi alaline esindus Euroopa Nõukogu juures. 2020. Note verbale No. 1-16/6. 20.03.2020.

[3] ERR. 2020. Eesti teavitas Euroopa Nõukogu eriolukorra lõppemisest. 16.05.2020.

[4] Riigi Teataja, Koroonaviiruse leviku tõkestamise õigusaktide terviktekstid.

[5] Eriolukorra juhi korraldus hoolekandeasutustes liikumisvabaduse piirangu kehtestamise kohta. 2020. – Riigi Teataja III, 17.05.2020, 20

[6] Õiguskantsler. 2020. COVID-19 haigust põhjustava viiruse leviku tõkestamise meetmed. Dok nr 7-7/200489/2001899. 06.04.2020.

[7] Õiguskantsler. 2020. Õiguskantsleri aastaülevaade – Õigusriik eriolukorras.

[8] Eesti Puuetega Inimeste Koda. 2020. Puudega inimeste toimetulek kriisiajal.

[9] Abipolitseiniku seaduse ja teiste seaduste muutmise seadus (COVID-19 haigust põhjustava viiruse SARS-Cov-2 levikuga seotud meetmed). 2020. – Riigi Teataja I, 06.05.2020, 1.

[10] Õiguskantsler. 2020. Tähelepanekud abipolitseiniku seaduse ja teiste seaduste muutmise seaduse (COVID-19 haigust põhjustava viiruse SARS-Cov-2 levikuga seotud meetmed) eelnõu kohta. 07.04.2020.

[11] Eesti Inimõiguste Keskus ja Eesti Pagulasabi. 2020. Arvamus abipolitseiniku seaduse ja teiste seaduste muutmise seaduse (COVID-19 haigust põhjustava viiruse SARS-Cov-2 levikuga seotud meetmed) eelnõu 170 SE kohta. 13.04.2020.

[12] Nakkushaiguste ennetamise ja tõrje seaduse muutmise seadus. (2021). – Riigi Teataja I, 22.05.2021, 3.

[13] Ellermaa, E. 2020. Meeleavaldajate ja õigusekspertide tõlgendus seaduseelnõust läheb lahku.  ERR. 08.04.2021.

[14] Kohtute haldamise nõukoda. 2020. Kohtute haldamise nõukoja soovitused õigusemõistmise korraldamiseks eriolukorra ajal. 16.03.2020.

[15] Õiguskantsler. 2021. Õiguskantsleri aastaülevaade.

[16] ERR. 2021. Halduskohus ei rahuldanud SAPTK kaebust koroonapiirangute kohta. 01.10.2021.

[17] Vt nt Tartu Ringkonnakohtu 21.12.2020 määrus asjas nr 3-20-2343; Tallinna Ringkonnakohtu 18.01.2021 määrus asjas nr 3-20-2267.

[18] Haugas S.,  Sepper, M-L. Mõttekoda Praxis. 2021. COVID-19 pandeemia sotsiaal-majanduslik mõju soolisele võrdõiguslikkusele.

[19] Eesti Puuetega Inimeste Koda. 2020. Puudega inimeste toimetulek kriisiajal.

[20] Sotsiaalministeerium. 2020. Tänasest saab laadida nutitelefoni koroonaviiruse levikut piirava mobiilirakenduse HOIA. 20.08.2020.

[21] R. Liive. 2020. AKI peab eestlaste koroonaäppi sobilikuks, õiguskantsleri büroo jagab tunnustust. Digigeenius. 19.08.2020.

[22] ERR. 2021. Ingeri Luik-Tamme ja Vitali Šipilov: vaktsineerimispassi mõju põhiõigustele. 05.03.2021.

[23] Postimees. 2021. Mart Susi: vaktsiinipass versus inimõigused. 14.05.2021.

[24] Õiguskantsler. 2021. Lihtsustatud juurdepääs teenustele immuunsustõendi alusel. Dok nr 14-1/210929/2103416. 18.05.2021.

[25] Õiguskantsler. 2021. Õiguskantsleri aastaülevaade.

[26] Eesti Puuetega Inimeste Koda. 2020. Puudega inimeste toimetulek kriisiajal.

Ситуация ухудшилась.

Ключевые темы

  • Распространение COVID-19 привело к возникновению экономических проблем: люди заболевали, их рабочая нагрузка и/или заработная плата уменьшалась, или они и вовсе становились безработными вследствие экономических сложностей на своем предприятии, и т.д.
  • Доля проживающих в относительной бедности людей в последние годы оставалась на уровне 21–22%, однако доля людей, проживающих в абсолютной бедности, постоянно снижалась.
  • За последние десять лет ожидаемая продолжительность жизни в Эстонии росла быстрее, чем в среднем по ЕС. В то же время, в показателях по здоровью сохраняется большое гендерное, социально-экономическое и региональное неравенство.[1]

Политические и институциональные направления развития

На политическом и институциональном уровне процессы в 2020–2021 годах в отношении трудовой занятости и социальной защиты в основном основывались на одобренном правительством в 2016 году Плане развития благосостояния. В 2021 году Министерство социальных дел приступило к составлению нового Государственного плана развития благосостояния 2023–2030, который будет служить продолжением предыдущего плана развития. План развития должен вступить в силу 01.01.2023.[2] Составляемый в настоящее время документ консолидирует в себе стратегические цели на 2023-2030 годы в областях политики, входящих в предусматривающую достижение определенного результата область «Благосостояние» (уменьшение социального неравенства и бедности, гендерное равноправие и большая социальная вовлеченность, улучшение равного обращения в отношении входящих в группы меньшинств людей, трудовая занятость, продолжительная и качественная трудовая жизнь, политика народонаселения, а также увеличение благосостояния детей и родителей), с учетом стратегических целей, указанных в государственной долгосрочной стратегии развития «Эстония 2035», целей ООН в области глобального устойчивого развития, а также направлений Европейского союза и принятых международных обязательств.

В 2020 году правительство одобрило разработанный Министерством социальных дел «План развития здоровья народонаселения 2020–2030», главными целями которого являются увеличение средней ожидаемой продолжительности жизни и количества здоровых лет жизни, а также уменьшение неравенства (между полами, регионами и уровнями образования) в состоянии здоровья.[3]

Законодательные направления развития

В 2020 году правительство приняло два пакета по изменению законов с целью создания законодательной базы для принятия связанных с распространением вируса COVID-19 мер, финансирование которых должно было обеспечиваться посредством дополнительного госбюджета на 2020 год. Данные пакеты включали, например, Закон о государственном обеспечении поддержки предпринимательства и кредитов, налоговые положения, облегчающие преодоление экономических сложностей и поддерживающие предпринимателей, законы социальной сферы, обеспечивающие при особом положении продолжение определенных видов деятельности, а также законы, обеспечивающие социальную защиту при особом положении. В 2021 году правительство также приняло пакет законов, целью которых было применение мер по препятствованию распространения коронавируса и смягчению его последствий. Финансирование данного пакета должно было обеспечиваться посредством дополнительного госбюджета на 2021 год. Из данных средств 16 миллионов были выделены на чрезвычайную помочь социальной сфере, при поддержке которой местные самоуправления смогут приобретать медицинские и гигиенические принадлежности, а также увеличить необходимые расходы на социальную защиту.[4]

В начале 2020 года Рийгикогу принял решение о переводе второй пенсионной ступени на добровольную основу. Когда в 2021 году решение вступило в силу, присоединение ко второй пенсионной ступени или выход из нее стали добровольными. По оценке политиков, данное изменение должно было увеличить свободу людей и улучшить их осведомленность о пенсионной системе. Предполагалось, что данный шаг приведет к расширению инвестиционных возможностей и увеличению конкуренции между фондами, предлагающими возможности по размещению накопленных денег.[5] Это изменение вызвало немало полемики и противодействия, и связанные с ним вопросы дошли даже до Государственного суда, когда президент Эстонской Республики отказалась провозглашать Закон о переводе второй пенсионной ступени на добровольную основу, отправив проект на рассмотрение в суд высшей инстанции. В итоге, после вынесения Государственным судом решения президент все-таки провозгласила этот закон.[6]

Причиной таких действий президента было желание предотвратить бедность и сложности с проживанием людей в пенсионном возрасте. По словам Керсти Кальюлайд, вывод накопленных в пенсионных фондах средств и их свободное использование обуславливает уменьшение способности пенсионной системы достигать возложенных на нее целей. Так как в будущем количество пенсионеров в Эстонии будет расти, а количество лиц трудоспособного возраста уменьшаться, президент увидела в лице данного закона опасность того, что количество подверженных риску бедности лиц начнет расти.[7] Госконтроль, давший в рамках рассмотренного в Государственном суде дела свою оценку переходу второй пенсионной ступени на добровольную основу, также признал, что изменение пенсионной системы в будущем может привести к увеличению числа людей, получаемая которыми пенсия будет недостаточно большой для прожития, и что данное изменение может повлиять на доходы нынешних пенсионеров.[8]

В Эстонии для человека пенсионного возраста государственной пенсией обеспечивается только базовый доход. Обеспечение превышающего его (т.е. заменяющего) дохода должно осуществляться с помощью добровольной накопительной пенсии за счет инвестиций как работодателя, так и самого работника. При этом сейчас в Эстонии данная часть пенсии у людей пожилого возраста и тех, кто достигнет пенсионного возраста в ближайшем будущем, практически отсутствует. Осенью 2021 года из второй ступени вышли более 150 000 человек (примерно одна пятая инвестировавших во вторую ступень), в результате чего резервы лишились 1,3 миллиарда евро, то есть почти четверти накопленных активов. Среди жителей 32–40-летнего возраста из второй ступени уже вышли или выйдут 30 или более процентов.[9] По оценке специалистов, выходящим из второй ступени людям нужно самостоятельно и прибыльно инвестировать свои пенсионные деньги – в противном случае в будущем их ожидает базовая государственная пенсия, размер которой будет ниже нынешней.[10]

В 2021 году правительство внесло изменения в Закон о пенсионном страховании, в результате чего с 2021 года пенсия стала более гибкой. Теперь люди могут самостоятельно выбирать наиболее подходящее время выхода на пенсию, забирать пенсию частично, или при желании приостановить выплату своей пенсии.

Статистика и исследования

Обусловленный распространением COVID-19 экономический спад привел к ликвидации и банкротству предприятий, а также к заметному росту безработицы. К концу 2020 года на учете в Кассе по безработице находились 50 000 безработных, что было значительно больше, чем в 2019 году (19 250 человек). В октябре 2021 года количество безработных составляло 44 000, что несколько меньше показателя 2020 года, однако все равно превышает уровень 2019 года на 13 250 человек.[11]

По данным Департамента статистики, среди народонаселения Эстонии в 2019 году в относительной бедности проживали 284 300 человек (21,7%), и в абсолютной бедности 31 400 человек (2,4%).[12]  В 2019 году за чертой абсолютной бедности, то есть на средства ниже расчетного прожиточного минимума (221 евро в месяц) жили 31 400 человек, то есть 2,4% жителей Эстонии.

На доходы ниже уровня относительной бедности (611 евро в месяц) приходилось жить 20,7% жителей Эстонии, то есть 275 000 человек. Опасности как абсолютной, так и относительной бедности в Эстонии больше всего подвержены женщины, люди с ограниченными возможностями и безработные. Доля живущих в относительной бедности детей за последние годы уменьшилась, однако доля детей, живущих в абсолютной бедности, осталась на прежнем уровне или даже несколько увеличилась.[13]

В 2020 году 6,5% жителей Эстонии испытывали серьезные материальные лишения, то есть на их условия жизни серьезно влияла нехватка ресурсов, выражавшаяся, например, в том, что они не могли позволить себе оплату своих счетов, поддерживать жилье достаточно теплым, или провести недельный отпуск вдали от дома. Данный показатель по сравнению с 2019 годом (7,6%) уменьшился. В 2019 году в данную группу входили 8,1% женщин и 7,0% мужчин. Самой высокой степень испытывавших лишения людей была среди 50–64-летних (9%), и самой низкой среди 25-49 летних (4,7%).[14]

Бедность в пенсионном возрасте

По достижении пенсионного возраста главным регулярным доходом большей части людей является пенсия. Эстонские пенсии по сравнению с зарплатами являются низкими, в связи с чем многие (в 2019 году 41,4%) 65-летние жители живут в относительной бедности, а среди пожилых людей, которые живут в одиночестве, уровень относительной бедности превышает 75%.[15] Средняя пенсия в Эстонии (в 2021 году 552 евро) составляет в среднем около 40% от зарплаты, и хотя она и удерживает получающих такую пенсию пожилых людей на уровне выше абсолютной бедности, они все равно остаются на уровне относительной бедности, который в 2019 году составлял 611 евро).

Бедность среди безработных

По сравнению со средним показателем по ЕС, в Эстонии риск бедности для безработных является более высоким (в 2019 году, соответственно, 49,1% и 52,5%). Уровень финансирования пассивных мер по трудовой политике за счет доли от ВВП в Эстонии ниже среднего по Европе (соответственно, 0,41% и 0,66% в 2019 году).[16]

Участие в трудовой занятости в значительной степени зависит от качества трудовой жизни. В 2020 году инспекторы труда установили в общей сложности 11 530 нарушений требований по гигиене труда, безопасности труда, трудовым отношениям, с также по режиму времени работы и отдыха моряков и водителей транспортных средств. Нарушения были установлены примерно на 83% проверенных предприятий. Было зарегистрировано 3622 несчастных случая на производстве, включая 915 тяжелых несчастных случаев на производстве и 9 несчастных случаев на производстве со смертельным исходом. Тяжелых несчастных случаев было на пятую часть меньше, чем в 2019 году.[17]

Состояние здоровья

С 2000 года ожидаемая продолжительность жизни в Эстонии увеличилась больше, чем в какой-либо другой стране ЕС. В настоящее время состояние здоровья жителей приближается к среднему по Евросоюзу, что обусловлено главным образом уменьшением количества смертей вследствие ишемической болезни сердца и инсульта. К сожалению, в отношении здоровья в Эстонии по-прежнему сохраняется гендерное, социально-экономическое и региональное неравенство. В настоящее время женщины живут в среднем на девять лет дольше, чем мужчины. В 2020 году в Эстонии ожидаемая продолжительность жизни мужчин составляла 74,4 и у женщин 82,8 года. По сравнению с 2020 годом ожидаемая продолжительность жизни женщин не изменилась, и ожидаемая продолжительность жизни мужчин увеличилась на 0,1 года. Среди малообразованных жителей Эстонии неравенство проявляется еще больше. Ожидаемая продолжительность жизни 30-летних малообразованных женщин на 10 лет превышает ожидаемую продолжительность жизни малообразованных мужчин этого же возраста. В ожидаемой продолжительности жизни жителей Эстонии наблюдается и региональное неравенство, прежде всего, между городами и сельскими регионами. Например, ожидаемая продолжительность жизни городских жителей Тартуского уезда на 4,5 года больше, чем в случае расположенного в северо-восточной части Эстонии Ида-Вируского уезда.[18]
В Эстонии продолжительность здоровых лет жизни у мужчин составляет 55,5 и у женщин 59,5 года. По сравнению с 2019 годом, продолжительность здоровых лет у мужчин увеличилась на один год и пять месяцев, и у женщин на один год и одиннадцать месяцев.[19]

Самые важные общественные дискуссии

В 2020–2021 годах одной из самых обсуждаемых тем была тема пенсий. Несмотря на то, что уровень бедности пенсионеров является высоким, жителям страны не свойственно активно готовиться к пенсионной жизни. В Эстонии, по сравнению со средним показателем по еврозоне, значительно меньше денег вкладывается в акции, добровольные пенсионные фонды и другие инвестиционные инструменты. В еврозоне в добровольные пенсионные фонды инвестируют 23% жителей, тогда как в Эстонии данный показатель составляет лишь 7,8%.[20]

Низкий уровень готовности к будущей пенсии, а также перевод второй пенсионной ступени Эстонии на добровольную основу стали предметом масштабных дискуссий. Острой критике подверглись недостатки действовавшей до сих пор пенсионной системы, которая, по оценке целого ряда экспертов, была слишком односторонней и мало учитывала интересы людей. Еще до реформы на тему пенсии активно высказывался бывший директор Департамента социального страхования Георг Мянник. По его оценке, аналитикам пора признать, что главная цель накопительной пенсии никогда не заключалась в улучшении благосостояния населения пенсионного возраста. Вместо этого, по мнению Георга Мянника, первичной целью создания накопительной пенсии являлось развитие рынков капитала с помощью дешевых денег. Дешевые деньги означают то, что банки освобождаются от затрат на накопление денег и от обязанности обеспечивать для фактических собственников денег, то есть для людей, определенную доходность.[21] Георг Мянник поставил под сомнение всю систему накопительных пенсий в целом.

Ему оппонирует профессор по фискальному управлению Института Рагнара Нурксе Таллиннского технического университета Ринга Раудла, по оценке которой, самым надежным способом обеспечить себя в пенсионном возрасте является инвестирование в специальные пенсионные фонды. Она подвергла критике перевод второй пенсионной ступени на добровольную основу, утверждая, что, хотя пенсионная реформа и предоставила людям определенную свободу, это вовсе не обязательно должно облегчить жизнь людей, так как по сути в результате реформы они были лишены важного способа обеспечивать себя в пенсионном возрасте. Кроме того, Ринга Раудла подвергла сомнению другие варианты накопления денег для пенсионного возраста, такие как, например, инвестирование накопленных денег в недвижимость или акции, с надеждой, что они будут обеспечивать достаточную прибыльность до конца жизни. Возможно, что такие инструменты в итоге действительно окажутся более прибыльными по сравнению с договором страхования, однако любым инвестициям неизбежно сопутствует неопределенность, и далеко не все люди обладают желанием или умением заниматься инвестициями после выхода на пенсию. Кроме того, в случае инвестиций типичной проблемой являются финансовые кризисы, способные значительно уменьшить стоимость активов, а при самом худшем сценарии дополнительный доход может и вовсе улетучиться.[22]

С мнениями Ринги Раудла приходится согласиться. Пенсионные системы как в Эстонии, так и во всем мире двигаются в сторону увеличения ответственности людей, и роль накопительной пенсии становится все более важной. Многие развитые государства создали условия, которые способствуют дополнительному добровольному накоплению среди тех групп общества, которые имеют возможность сберегать больше.

В итоге дебаты относительно пенсии принесли немало пользы. Например, проведенное в 2021 году банком SEB в странах Балтии исследование о готовности к пенсии показало, что коммуникация во время проведения пенсионных реформ в Латвии, Литве и Эстонии заставила людей больше интересоваться своим доходом в будущем. Если в предыдущие годы интерес к своим пенсионным активам испытывали 20% человек, то теперь данный показатель составляет 40%. В то же время, жители Эстонии действуют более пассивно по сравнению с жителями Латвии и Литвы. Одной из главных причин, по которой люди не хотят заниматься планированием пенсии, является сложность данного вопроса. Так как пенсионный возраст наступит лишь спустя десятилетия, достаточно сложно предсказать, какой будет наша жизнь, здоровье, экономическое положение, кем будут наши близкие и т.д. Почти три четверти жителей Эстонии понимают, что у них отсутствуют активы и сбережения, достаточные для способности справляться в повседневной жизни в пенсионном возрасте. Тем не менее, несмотря на это, большинство людей все равно не планируют начинать дополнительно сберегать средства на пенсию.[23]

Этот же вывод подтверждается и научными исследованиями в сфере экономической психологии и поведенческой экономики. Люди не склонны непременно принимать правильные решения даже в том случае, если они обладают достаточной информацией и хорошими финансовыми знаниями. Причина этого заключается в том, что люди предпочитают краткосрочные цели долгосрочным, и благополучие в будущем зачастую кажется слишком неосязаемым, чтобы начинать расходовать на него деньги уже сегодня. Более того, мы можем даже не быть способными представить себя в таком далеком будущем, в результате чего людям свойственно воспринимать накопление денег для будущего как лишение этих денег прямо сейчас. С другой стороны, людям свойственен оптимизм и самоуверенность, что приводит к недооценке возможности уменьшения доходов. Скорее, мы предвидим положительные события, такие как увеличение зарплаты или повышение в должности, значительно меньше думая о рисках для здоровья и других негативных сценариях.[24]

О существующих в Эстонии опасностях в части пенсии будущего упоминает и Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). По ее мнению, жители Эстонии чрезмерно живут лишь сегодняшним днем и слишком много расходуют – будущее для них еще где-то далеко и не вызывает беспокойства. В опубликованном в конце 2020 года обзоре ОЭСР по пенсиям 2020 года подчеркивается долгосрочность накопления пенсии и необходимость делать это и во время кризиса.[25]

Следует отметить и дискуссию на тему «Пустые руки или достойная пенсионная жизнь?» в рамках проведенного в 2021 году по инициативе Министерства социальных дел Фестиваля мнений. Участие в ней приняли Аймар Алтосаар (MTÜ Kuldliiga), Тыну Пекк (Tuleva), Георг Мянник (эксперт по социальному страхованию и здравоохранению) и Кристьян Кангро (Change Invest).

В данной дискуссии нашли отражение уже озвученные ранее противоположные мнения относительно пенсии будущего, однако в части основных выводов участники дискуссии сошлись во мнении, что сегодня мы находимся в качественно новой ситуации, когда обеспечиваемая государством пенсия не является решением, способным обеспечивать нас экономически в пожилом возрасте. Готовиться к старости нужно заблаговременно, и поэтому очень важно информировать и стимулировать людей использовать различные возможности для накопления денег для пенсионной жизни – будь то инвестиции во вторую или третью пенсионную ступень, в акции, недвижимость или криптовалюту, или же в другие инструменты. Кроме того, для многих людей подходящим решением может стать работа в пенсионном возрасте. Данное явление уже является новой нормальностью, однако успешно работать в таком возрасте можно только при условии здорового и спортивного образа жизни, а также постоянного самосовершенствования и учебы – только это позволит оставаться конкурентоспособным на рынке труда и в возрасте 65+ лет. Дети также могут быть самой лучшей пенсионной ступенью, однако в этой части мнения разделились. Критики полагают, что детей все-таки не стоит дополнительно обременять содержанием своих родителей пенсионного возраста. В итоге участники дискуссии согласились с важностью улучшения осведомленности людей о том, что сегодняшние выборы напрямую влияют на способность самостоятельно справляться в повседневной жизни в будущем.

Обнадеживающие и подающие надежду практики

В Эстонии хорошо развиты цифровые медицинские инновации, и государство предлагает многие связанные со здоровьем рабочие средства и услуги в Интернете. Такие средства и услуги включают, например, цифровую медицинскую карту (digilugu), цифровой архив (digiarhiiv), цифровой рецепт (digiretsept), цифровое направление (digisaatekiri), электронную скорую помощь (e-kiirabi) и электронную консультацию (e-konsultatsioon). Недавно Эстония начала использовать централизованную систему регистрации визитов к врачам. Более 96% жителей Эстонии имеют ID-карту, которая позволяет выполнять цифровую аутентификацию и получать доступ к электронным услугам через Интернет. Очень высокий уровень дигиталиции способен улучшить показатели здоровья. Например, посредством Интернета врачи получают доступ к информации обо всех лекарствах, которые были ранее выписаны пациенту, что помогает избежать нежелательного совместного действия лекарств.

Описание случая

Портал Levila опубликовал статью «Зимние вечера бездомных», в которой авторы поговорили в таллиннском приюте с двумя бездомными, расспросив их, о чем они мечтают холодными зимними вечерами.

«Хотелось бы получить собственное место в общежитии. Такое, где можно было бы находиться и днем. Тогда не пришлось бы ездить на автобусе. Настоящую работу и все такое. […] Один из них еще что-то планирует. Однако без особого энтузиазма, потому что он уже не раз пытался что-то изменить, но в итоге все равно возвращался сюда. Так было и в другом приюте, и в подразделении социального размещения, а в последний раз он и вовсе сам снимал квартиру. Сейчас работает в Пищевом банке. На складе требуется помощь, он подает женщинам упаковки. Рубит замороженное мясо. Из магазина приходят десятикилограммовые куски – просто так их не разделишь. Нужно готовить порции и обматывать их пленкой. Все в соответствии с требованиями, все чисто. Раньше он раздавал еду в больнице, так что работа знакома. Особо много не платят – 3,80 евро в день. Однако за месяц накапливается достаточно, чтобы помочь сохранить место в подразделении социального размещения. Хотя деньги требуются и на другое. На работе можно поесть – какое-то разнообразие по сравнению с суповой кухней. Кроме того, еду дают и с собой, на всякий случай. Четыре плитки Anneke в пакете. Рагу в банке.“[26]

Рекомендации

  • Жителей Эстонии необходимо целенаправленно готовить к пенсионному возрасту, чтобы предотвратить риск бедности будущих пенсионеров. Нужно также развивать финансовые знания людей, а также побуждать людей сберегать деньги и вкладывать их в добровольные пенсионные фонды или в другие инвестиционные инструменты.
  • Необходимо улучшить образованность в области здоровья, чтобы уменьшить риски, связанные с поведением в отношении здоровья. В Эстонии более половины лет жизни, потерянных вследствие преждевременных смертей или заболеваний, обуславливаются факторами риска или рискованным поведением.
  • Качеству трудовой жизни также требуется более серьезное внимание, так как количество нарушений гигиены труда, безопасности труда и трудовых отношений, а также возникновения тяжелых несчастных случаев на производстве является слишком большим. Необходимо развивать осведомленность работников и работодателей в части различных аспектов трудовой жизни. Работники и работодатели недостаточно разбираются в трудовых правах и обязанностях, а также в связанных с выполнением работы рисках и возможностях.

 

[1] Tervise Arengu Instituut. Tervena elatud aastaid tuleb tasapisi juurde, Terviseinfo.ee, 11.09.2018.

[2] Sotsiaalministeerium. 2021. Heaolu arengukava 2023–2030 koostamise ettepanek.

[3] Sotsiaalministeerium. 2021. Rahvastiku tervise arengukava 2020-2030.

[4] Kohalik Omavalitsus. 2021. Omavalitsustele kavandatakse lisaeelarvega 46 miljonit eurot, 19.03.2021.

[5] Rahandusministeerium. 2019. Seletuskiri kogumispensionide seaduse ja sellega seonduvalt teiste seaduste muutmise seadus (kohustusliku kogumispensioni reform) eelnõu juurde.

[6] Riigikohtu põhiseaduslikkuse järelevalve kolleegiumi 09.06.2020. a määrus kohtuasjas nr 5-20-3.

[7] Kook, U. 2020. President jättis kogumispensioni reformi seaduse välja kuulutamata, ERR, 07.02.2020.

[8]  Riigikohtu põhiseaduslikkuse järelevalve kolleegiumi 09.06.2020. a määrus kohtuasjas nr 5-20-3.

[9] Pensionikeskus. 2021. Koduleht.

[10] Rahandusministeerium. 2021. II samba küsimused ja vastused.

[11] Eesti Töötukassa. 2021. Peamised statistilised näitajad, 19.06.2020.

[12] Statistikaamet. 2021. Suhteline vaesus.

[13] Ibid.

[14] Statistikaamet. 2021. Vaesuse ja ilmajäetuse määr vanuserühma ja soo järgi.

[15] Statistikaamet. 2020. Suhtelises vaesuses elavate inimeste arv vähenes.

[16] Eurostat. 2019. European Statistical Recovery Dashboard.

[17] Tööinspektsioon. 2021. Töökeskkond 2020.

[18] Tervise Arengu Instituut. 2021. Tervisestatistika ja terviseuuringute andmebaas.

[19] Statistikaamet. 2021. Statistikaamet: oodatava eluea kasv on pidurdunud, ERR, 25.08.2021.

[20] Eesti Pank. 2019. Estonian Household Finance and Consumption Survey: Results from the 2017 wave.

[21] Männik, G. 2019. Georg Männik Eesti Panga hoiatusest: inimene ei pea riskima oma pensioni pärast kõigega, Eesti Päevaleht, 15.10.2019.

[22] Raudla, R. 2020. Ringa Raudla: pensionireformi kahjulik mõju, 03.12.2020.

[23] Luminor. 2020. Värske uuring: pensioniks ei olda valmis, kuid ka koguda ei soovita, Rahageenius, 09.07.2020.

[24] Arenguseire Keskus. 2019. Tuleviku-minu rahaline heaolu.

[25] Arenguseire Keskus. 2021. Pensioniks tuleb koguda ka kriisi ajal, 15.02.2021.

[26] Mets, M. 2021. Kodutute talveõhtud, 01.03.2021.

Ситуация не изменилась.

Ключевые темы

  • Комитет ООН по правам инвалидов представил Эстонии ряд рекомендаций.
  • Вызванный COVID-19 кризис обозначил проблемные места в части защиты прав людей с ограниченными возможностями.
  • Все больше внимания обращается на возможность доступа к созданной среде и услугам.
  • Система ограничения дееспособности нуждается в обновлении.
  • Закон о равном обращении по-прежнему допускает дискриминацию в отношении людей с ограниченными возможностями.

Политические и институциональные направления развития

В марте 2021 года Эстония защищала в Комитете ООН по правам инвалидов первоначальный доклад государства об исполнении Конвенции ООН о правах инвалидов (КПИ).[1] 5 мая 2021 года комитет представил Эстонии ряд предложений.[2] По оценке ООН, главное внимание необходимо уделить статье 12 КПИ «Равенство перед законом». В Эстонии отсутствует механизм суппортивного принятия решений по ограничению дееспособности, и в большинстве случаев для людей, которым вследствие интеллектуальных или психических расстройств для принятия решений или ведения дел необходима поддержка, назначается попечительство в отношении всех действий. Например, в результате этого тысячи совершеннолетних людей теряют право на выборы при отсутствии более углубленного анализа их фактической дееспособности со стороны суда. В связи со статьей 19 «Самостоятельный образ жизни и вовлеченность в местное сообщество» ООН отметила, что в Эстонии слишком сильно распространено строительство более мелких специальных попечительских учреждений. При этом они все-таки представляют собой институт, даже если условия в них являются значительно более лучшими по сравнению со старыми крупными попечительскими домами. Комитет отметил, что единственным подходящим решением для нуждающихся в специальном попечительстве людей является только самостоятельная жизнь в свободно выбранном месте с обеспечением всех необходимых опорных услуг. В предложении ООН ясно прослеживается влияние независимого отчета, представленного Эстонской палатой людей с ограниченными возможностями (EPIKoda).[3] [4]

21 мая 2021 года Рийгикогу принял долгосрочную стратегию «Эстония 2035».[5] В данной стратегии тема вовлечения людей с ограниченными возможностями впервые охватывала целые сферы, тогда как ранее она была представлена в качестве узкой социальной темы. Например, в контексте пространства и подвижности был озвучен принцип универсального дизайна и подчеркнута важность общественного транспорта, являющегося доступным для всех.

В 2019–2021 годы при Госканцелярии действовала рабочая группа по доступности.[6] 2 сентября 2021 года приведенные в итоговом отчете группы предложения были одобрены правительством. Реализация необходимых мер является задачей различных министерств, а координирующую роль выполняет Министерство социальных дел. Главное влияние рабочей группы заключается в поднятии темы доступности в работе правительственных учреждений на значительно более высокий уровень, чем раньше, чтобы данная тема выходила за рамки отдельных сфер.

Законодательные направления развития

Начиная с 1 мая 2021 года в случае детей с неизменным или прогрессирующим состоянием инвалидность может устанавливаться до достижения 16-летнего возраста. Ранее таким детям приходилось подавать повторное ходатайство об установлении инвалидности через каждые три года, что обуславливало большую административную нагрузку для их семей. Этим же изменением закона была создана возможность в некоторых случаях выплачивать пособие по ограниченным возможностям ребенку, инвалидность у которого не была установлена, однако редкое заболевание которого связано с существенными дополнительными расходами.[7] Для облегчения положения семей с детьми с ограниченными возможностями в 2020 году во время особого положения было предусмотрено чрезвычайное пособие для родителя ребенка с особыми потребностями.[8] Начиная с 1 декабря 2020 года ходатайствовать о карте на вспомогательное средство и носить ее с собой больше не требуется, так как вся информация относительно сделок лица по вспомогательным средствам передается посредством электронной среды.[9] Данный шаг является важным с позиции упрощения получения лицами с ограниченными возможностями необходимой помощи. Начиная с 1 декабря 2021 года был расширен круг получателей услуги по дистанционному сурдопереводу – теперь помимо людей трудоспособного возраста он также включает детей и пожилых. Тем не менее, доступность обычного сурдоперевода в Эстонии по-прежнему остается неравномерной и зачастую недостаточной.

В 2021 году Рийгикогу инициировал изменение Закона о медиауслугах, и на согласование был направлен также проект Закона о доступности изделий и услуг, основанный на директиве ЕС о доступности. Вступление обоих законов в силу должно способствовать защите права людей с ограниченными возможностями на доступ к информации, услугам и изделиям.

В связи с ограничением ввоза на рынок одноразовых соломинок для питья, в ЕС возникла обоснованная обеспокоенность относительно доступности позволяющих самостоятельно есть и пить соломинок в будущем. Соответствующий проект[10] уже составлен, и внутригосударственные решения при поддержке советника канцлера юстиции готовы, однако необходимо дождаться общего решения данного вопроса на уровне ЕС.

К сожалению, по-прежнему не были внесены изменения в Закон о равном обращении, на что обращала внимание и ООН. Данный закон предусматривает более обширную защиту от дискриминации в связи с национальностью, расой или цветом кожи, а также более узкую защиту от дискриминации в связи с вероисповеданием или убеждениями, возрастом, ограниченными возможностями или сексуальной ориентацией. Людям с ограниченными возможностями защита от дискриминации требуется также и в сфере образования, социального обеспечения, здравоохранения и социального страхования, и в отношении доступности предлагаемых общественности товаров и услуг, включая жилье. Столь же необоснованно ограниченная возможность не включена в качестве признака в рассматривающую дискриминацию статью Пенитенциарного кодекса (статьи 152).

Судебная практика

Потенциально очень важным с позиции социальной защиты на уровне местного самоуправления является оглашенное 9 декабря 2019 года решение Государственного суда, в котором рассматривалось ходатайство канцлера юстиции в отношении социальных услуг города Нарвы. В итоге в своем решении суд отметил, что местное самоуправление должно учитывать основные права людей и исполнять наложенное на него законом обязательство по обеспечению оказания социальных услуг.[11]

В 2021 году Государственный суд неоднократно рассматривал вопрос заслушивания лица в рамках производства по помещению в учреждение закрытого типа в условиях вируса COVID-19 посредством видеомоста. В своих решениях суд отметил, что заслушиванием лица в значении статьи 536 Гражданского процессуального кодекса нельзя считать происходящее посредством видеомоста. В условиях пандемии для заслушивания также необходима непосредственная встреча с судьями, в ходе которой может быть получена дополнительная информация относительно психических отклонений лица, необходимая для формирования внутреннего убеждения в оправданности помещения лица в учреждение закрытого типа на лечение.[12] [13] [14]

В деле относительно освобожденного от должности тюремного работника с нарушением слуха Государственный суд обратился к Европейскому суду для получения разъяснений относительно того, соответствует ли внутригосударственный правовой акт, устанавливающий требования к здоровью чиновника тюремной службы, праву ЕС. В оглашенном 15 июля 2021 года решении Европейский суд посчитал, что внутригосударственные правовые нормы, которые полностью исключают из тюремной службы чиновника, слух которого не соответствует установленным в отношении минимального уровня слуха требованиям, не предоставляя возможность проверить, способен ли чиновник исполнять в случае необходимости свои служебные обязанности после принятия разумных вспомогательных мер, противоречат Директиве ЕС № 2000/78.[15] Коллегия по надзору за конституционностью Государственного суда 29 сентября 2021 года решила передать данное судебное дело для разрешения пленуму Государственного суда.[16]

Статистика и исследования

В 2020 году палата EPIKoda провела исследование о способности людей с ограниченными возможностями справляться в повседневной жизни во время первой волны COVID-19. Выяснилось, что приостановка контактного обучения в школах, включая специальные школы, а также приостановка оказания социальных услуг во время особого положения вызвала резкий рост попечительской нагрузки как на родителей детей с ограниченными возможностями, так и на близких совершеннолетних с ограниченными возможностями. К этому добавились еще и сложности с сохранением своего положения на рынке труда. Большие затруднения возникли и в части доступности планового лечения.[17] Под влиянием приведенных в исследовании EPIKoda рекомендаций, при вводе ограничений во время второй волны COVID-19 правительство предусмотрело для людей с ограниченными возможностями ряд исключений. Например, открытыми остались учреждения по социальному обеспечению, и дети с особыми образовательными потребностями смогли продолжить контактное обучение. На пресс-конференциях правительства обеспечивался сурдоперевод на эстонский язык, а осенью 2020 года трансляции пресс-конференций Департамента здоровья начали сопровождаться субтитрами.

В опубликованном в 2021 году исследовании были представлены результаты картирования ограничений деятельности и необходимости попечительства среди совершеннолетних жителей страны. Выяснилось, что для улучшения доступности услуг необходимо увеличить долгосрочное финансирование сферы попечительства, и что больше всего необходимо развивать и увеличивать объем услуг, поддерживающих проживание дома. Для сравнения возможностей по получению помощи во всей Эстонии необходимо разработать единые стандарты пособий и услуг.[18]

Центр политических исследований Praxis провел исследование оценки потребности в помощи и предложения поддерживающих услуг для взрослых людей с особыми потребностями.[19] Госконтроль провел аудит доступности опорных образовательных услуг,[20] согласно которому почти треть посещающих детский сад и четверть посещающих основную школу нуждающихся в поддержке детей и молодых людей, общее количество которых превышает 8400 человек, вынуждены справляться с повседневной жизнью, получая значительно меньше помощи, чем им требуется, или им приходится искать помощь в других местах, или же они и вовсе остаются без какой-либо помощи.

Обнадеживающие и добрые обычаи

Департамент защиты прав потребителей и технического надзора успешно запустил надзор за возможностью доступа в здания, позволяющий улучшать осведомленность как проектировщиков и строителей, так и управляющих зданиями о доступности.[21]

Государственное предприятие Riigi Kinnisvara AS (RKAS) смогло усовершенствовать свою компетентность в области доступности настолько, что оно уже становится лидером по созданию доступного пространства в публичном секторе. Отличным примером доступности является Тартуский государственный дом, администрируемый RKAS.[22] В 2020 году после реновации вновь был открыт музей «Толстая Маргарита», здание и экспозиция которого в сотрудничестве с EPIKoda стали доступными для гостей с нарушениями опорно-двигательного аппарата, зрения и слуха.[23] Благодаря новому умному приложению MovieReading люди с нарушениями зрения могут наслаждаться в кино новыми эстонскими фильмами.[24]

3 декабря 2020 года, в международный день людей с ограниченными возможностями, палата EPIKoda запустила вдохновленную вызванным COVID-19 кризисом кампанию короткометражных фильмов «Здоровая жизнь при особом положении», в рамках которой она предлагала взглянуть на обусловленные эпидемией изменения в жизни глазами людей с ограниченными возможностями и хроническими заболеваниями.[25]

По инициативе Пярнумааского центра общественного транспорта в 2018–2021 годах в Пярнумаа была объединена услуга по общественному и социальному транспорту. Организация услуги по социальному транспорту на уездном уровне позволила значительно улучшить доступность услуги для людей с ограниченными возможностями.[26]

Перед выборами в местные самоуправления 2021 года Государственная избирательная комиссия сделала ряд заслушивающих похвалы шагов для обеспечения доступности выборов. Например, размещенные на сайте valimised.ee требования, инструкции и контрольные листы для комиссий избирательных участков, а также важная для избирателя информация были доступны и на эстонском жестовом языке.[27]

Самые важные общественные дискуссии

В части общественных дискуссий 2020 и 2021 годы прошли под знаком COVID-19. Главными предметами обсуждений стали качество услуг попечительских учреждений, правомерность связанных с COVID-19 ограничений и равное обращение, а также доступ людей с ограниченными возможностями и обеспечивающих попечительство близких к вакцинации. Например, выяснилось, что дигирегистратура, через которую обеспечивается доступ к вакцинации, не может использоваться людьми с нарушениями зрения.[28] Предметом общественной дискуссии также стало злоупотребление парковочными картами для лиц с ограниченными возможностями, что особенно актуально в Таллинне.[29] [30]

Тенденции и перспективы

Нехватка обладающих необходимой подготовкой работников в учреждениях по общему и специальному попечительству усугубилась еще больше. Хроническая нехватка рабочей силы по попечительству над лицами с позиции защиты прав людей с ограниченными возможностями является самым опасным трендом. Кроме недостаточного количества попечительских домов, наблюдается нехватка опорных лиц для оказания помощи детям с ограниченными возможностями, а также личных помощников для совершеннолетних с ограниченными возможностями. Проблемой для людей с ограниченными возможностями остается и сохраняющаяся неясность относительно того, как ответственность за обеспечение социальной защиты будет распределяться между государством и местными самоуправлениями в будущем. Закон обязывает местные самоуправления оценивать потребность в помощи и оказывать необходимую помощь, однако на практике получение помощи зависит как от места жительства нуждавшегося в помощи и кошелька волости или города, так и от политических приоритетов.[31]

Описание случая

В 2020 году в EPIKoda обратился родитель, ребенок которого, страдавший нарушением опорно-двигательного аппарата, не получил возможности учиться в ближайшей к дому государственной гимназии, хотя его учебные результаты и хорошие результаты на вступительном экзамене могли это позволить. Отрицательное решение было обосновано тем обстоятельством, что ученик во время вступительного собеседования не смог описать другие выборы на случай, если он не будет выбран для учебы в единственной гимназии, до которой он сможет добираться самостоятельно. В итоге решение было найдено по инициативе EPIKoda, совместно с чиновниками Министерства образования и науки, и с участием уполномоченного по равноправию и советника канцлера юстиции. Уполномоченный составил относительно данного случая мнение, в котором он отметил, что поведение школы в отношении ребенка с нарушением опорно-двигательного аппарата являлось дискриминирующим. Ребенок получил возможность учиться в гимназии только после публикации репортажа об этом случае в прессе, за которым последовало вмешательство министра образования.[32]

Рекомендации

  • Изменить Закон о равном обращении таким образом, чтобы люди с ограниченными возможностями были защищены от дискриминации во всех сферах общественной жизни.
  • Обеспечить для людей с ограниченными возможностями соответствующую потребностям социальную защиту во всей Эстонии, применяя единую методику оценки потребности в помощи, а также соответствующий Закону о социальном обеспечении государственный надзор в отношении местных самоуправлений.
  • Взвесить возможность отказа от заявления по толкованию статьи 12 Конвенции ООН о правах инвалидов, а также перехода к суппортивному принятию решений.
  • Обеспечить реализацию рекомендаций итогового отчета рабочей группы по доступности.
  • Обеспечить наличие квалифицированного персонала в сфере попечительства над лицами.

 

[1] ÜRO. 2012. Puuetega inimeste õiguste konventsioon ja fakultatiivprotokoll, Riigi Teataja, 04.04.2012.

[2] ÜRO. 2021. Rahvusvahelise monitooringumehhanismi ettepanekud riigile: ÜRO puuetega inimeste õiguste komitee soovitused.

[3] EPIKoda. 2019. ÜRO puuetega inimeste õiguste konventsiooni täitmise variraport.

[4]  EPIKoda. 2020. ÜRO puuetega inimeste õiguste konventsiooni täitmise variraporti täiendused.

[5] Vabariigi Valitsus. 2021. Strateegia “Eesti 2035“.

[6] Riigikantselei. 2021. Ligipääsetavuse rakkerühm.

[7] Vabariigi Valitsus. 2020. Sotsiaalhoolekande seaduse, puuetega inimeste sotsiaaltoetuste seaduse ning tööturuteenuste ja -toetuste seaduse muutmise seadus 146 SE.

[8] Sotsiaalkindlustusamet. 2021. Erivajadusega lapse vanema erakorraline toetus.

[9] Sotsiaalkindlustusamet. 2020.  Alates 1. detsembrist kaob täielikult paberil abivahendi kaart, 27.11.2020.

[10] Keskkonnaministeerium. 2021. Jäätmeseaduse, pakendiseaduse tubakaseaduse muutmise seaduse eelnõu.

[11] Riigikohtu põhiseaduslikkuse järelevalve kolleegiumi 09.12.2019. a otsus kohtuasjas nr 5-18-7.

[12] Riigikohtu põhiseaduslikkuse järelevalve kolleegiumi 21.04.2021. a määrus kohtuasjas nr 2-20-11920

[13]  Riigikohtu tsiviilkolleegiumi 23.04.2021. a määrus kohtuasjas nr 2-20-10639.

[14]  Riigikohtu tsiviilkolleegiumi 27.05.2021. a määrus kohtuasjas nr 2-20-17226.

[15] Euroopa Liidu Kohtu 15.07.2021. a eelotsus XX vs. Tartu Vangla kohtuasjas nr C-795/19.

[16] Riigikohtu põhiseaduslikkuse järelevalve kolleegiumi 29.09.2021. a määrus kohtuasjas nr 5-19-29.

[17] EPIKoda. 2020. Puudega inimeste toimetulek kriisiajal.

[18] Turu-uuringute AS. 2021. Elanikkonna tegevuspiirangute ja hooldusvajaduse uuring.

[19] SA Poliitikauuringute Keskus Praxis. 2020. Täiskasvanud erivajadustega inimeste abivajaduse hindamine ja toetavate teenuste pakkumine.

[20] Riigikontroll. 2020. Hariduse tugiteenuste kättesaadavus, 30.11.2020.

[21] Tarbijakaitse ja tehnilise järelevalve amet. 2021. Ligipääsetavus.

[22] Sotsiaalkindlustusamet. 2021. Tartu riigimaja ligipääsetavust tutvustav video.

[23] Sotsiaalministeerium. 2021. Kuidas suurendada oma projektis ligipääsetavust? (Paksu Margareeta muuseum-külastuskeskus), 18.01.2021.

[24] Nõmm, G. 2021. Vaegnägijateni jõudsid nelja eesti filmi kirjeldustõlked, 01.10.2021.

[25] EPIKoda. 2020. Ülemaailmne puuetega inimeste päev 2020: terve elu eriolukorras, 03.12.2020.

[26] MTÜ Pärnumaa Ühistranspordikeskus. 2021. Sotsiaatransporditeenuse korraldusmudelite testimine.

[27] Vabariigi Valimiskomisjon. 2021. Valimiste ligipääsetavus.

[28] Liive, R. Nägemispuudega inimesed on hädas digiregistratuuri kasutamisega, Tervisegeenius, 24.05.2021.

[29] Lepassalu, V. 2021. Invaliidide tänavad – sajad terved juhid pargivad puuetega inimeste kohale, Pealinn, 21.06.2021.

[30]  Gnadenteich, U. 2021. Pooled invakaartide kasutajad osutusid terveteks inimesteks, Postimees, 16.06.2021.

[31] EPIKoda. 2020. KOV erinumber.

[32] Vainküla, K. 2020. Ratastoolipoiss Marko jaoks ei leitud koolis kohta, kuni sekkus minister, Eesti Ekspress, 30.06.2020.

Ситуация ухудшилась.

Ключевые темы

  • Ситуация с психическим здоровьем детей является плохой
  • Рийгикогу изменил Закон о психиатрической помощи таким образом, что теперь ребенок может обращаться к психиатру за помощью самостоятельно, без разрешения родителей
  • Начались общественные дискуссии относительного сексуального самоопределения ребенка

Политические и институциональные направления развития

В период 2020–2021 годы в свете пандемии COVID-19 возник вопрос о том, как можно найти баланс между правами ребенка, интересами семьи и интересами государства. Ключевыми словами были тревога, изолированность, дистанционное обучение,[1] а также увеличение неравенства, психическое здоровье и суицид среди детей.

Количество касающихся детей споров увеличилось.[2] К счастью, правительство внесло в бюджетную стратегию государства коррективы,[3] одобрив в сентябре 2021 года создание государственной системы семейного примирения,[4] обеспечив этим предоставление бесплатной общегосударственной услуги по семейному примирению начиная с 2022 года.

Положительные шаги были сделаны и в отношении внедрения восстановительного правосудия – в Йыхви был открытый третий в Эстонии детский дом.[5] В детских домах Департамента социального страхования, в которые попадают дети, пострадавшие от сексуального насилия, или дети, в случае которых существует подозрение, что они стали жертвами сексуального насилия, в 2020 помощью получили 429 детей. Количество происшествий, фиксируемых различными детскими домами, регулярно увеличивается.

К сожалению, решения государства не всегда способствуют поддержке детей – примером этого может служить решение Департамента социального страхования об изменении практики установления инвалидности, в результате которого у части детей с фактической инвалидностью инвалидность установлена не была, и они остались без необходимой помощи.[6] Рийгикогу принял необходимое изменение закона,[7] однако в случае детей с некоторыми диагнозами в настоящее время устанавливается более легкая степень инвалидности чем раньше, или же инвалидность не устанавливается совсем.

О необходимости наличия опорных специалистов говорилось годами. Согласно Госконтролю,[8] оказанию помощи детям с особыми потребностями может препятствовать слишком раздробленная, требующая много времени и бюрократизированная система. Оказание помощи детям с особыми образовательными потребностями оказалось в опасности также во время действия особого положения, объявленного в связи с распространением COVID-19. При этом в качестве положительного момента можно отметить запуск реформы опорной системы для детей с особыми потребностями.[9]

В апреле 2020 года Эстония стала одной из последних стран-членов ЕС, одобривших Декларацию о безопасности школ, целью которой является защита права ребенка на образование и облегчение образовательного пути в конфликтных ситуациях.

Законодательные направления развития

Законодательство является главным средством государства, позволяющим обеспечить реализацию прав ребенка в части касающихся ребенка решений и действий.[10] Условием для реализации прав ребенка является соответствие всех воздействующих на такие права правовых актов, а также их применения, Конвенции о правах ребенка.

В апреле 2021 года, в качестве единственного правильного с позиции прав ребенка решения было устранено серьезное нарушение прав ребенка, когда Рийгикогу изменил Закон о психиатрической помощи таким образом, что обладающий достаточной способностью действовать на свое усмотрение ребенок теперь может самостоятельно и без разрешения родителей обратиться за помощью к психиатру.[11]

Судебное производство и практика

Согласно данным Justice Scoreboard 2020, среди стран ЕС эстонские суды входят в число наиболее дружественных к ребенку судов.[12] Несмотря на увеличивающееся распространение более учитывающего интересы ребенка ведения производства, участвующие в производствах по виновным деяниям молодые люди испытывают дополнительное напряжение, обусловленное специалистами с предубеждениями.[13]

Целый ряд решений Государственного суда касался различных аспектов прав опеки и общения, таких как, например, возбуждение дела по лишению родителя права опеки над ребенком,[14] предоставление исключительного права опеки при очередном определении места пребывания,[15] предоставление права на определение места пребывания ребенка одному родителю.[16] Актуальной темой по-прежнему остается обязанность содержания ребенка.[17] Так, немало разногласий обусловило решение, в котором рассматривались условия требования об алиментах в ситуации, когда ребенок поочередно находился у обоих раздельно проживающих родителей, и в котором были приведены разъяснения относительно присуждения алиментов задним числом.[18] Было разъяснено, кто и на каких условиях может требовать аннулирования усыновления,[19]а также более точно определено приведенное в пункте 2 части 2 статьи 121 Пенитенциарного кодекса понятие близких отношений.[20] В рамках надзора за конституционностью пленум Государственного суда вынес решение, которым второе предложение части 1 статьи 6 Закона о семейных пособиях было признано частично противоречащим Конституции.[21]

В течение отчетного периода обращения к канцлеру юстиции помимо обычных тем (например, вовлекающее образование, общение с детьми и т.д.) включали также и темы, обусловленные особым положением.

Статистика и исследования

Увеличилось количество проживающих в домохозяйстве с одним взрослым детей,[22] которые в наибольшей степени подвержены опасности бедности. Подверженность лишениям по сравнению со всеми детьми Эстонии в целом (6,4%), является наибольшей в случае детей с инвалидностью (17,5%).[23] Среди 12-летних детей свой уровень психического благополучия оценивает как низкий 51% детей, и счастливыми себя считают 15% детей.[24]

Особое положение и обусловленные им ограничения привели к еще большему увеличению неравенства,[25] а также к усугублению образовательного неравенства среди детей. Последнее включает вызванные в период действия особого положения нехваткой цифровых средств или навыков неравные возможности детей в отношении участия в процессах, предлагаемых образовательными учреждениями и другими занимающимися детьми организациями.

Во время пандемии состояние психического здоровья народонаселения, особенно, детей и молодежи, аналогично другим странам[26] ухудшилось – участились случаи агрессивного поведения, нарушения пищевого поведения, депрессии, панических атак, членовредительства, нарушения сна, проблем с зависимостью и суицидального поведения,[27] и количество нуждающихся в помощи детей и молодых людей только увеличивается. Количество попыток самоубийства среди несовершеннолетних с 2015 года почти удвоилось,[28] при этом в 2020 году самоубийство совершили 14 человек возрастом младше 19 лет. Область психического здоровья недофинансировалась десятилетиями, и недостаточная доступность поддерживающих услуг по-прежнему остается проблемой.[29]

Уровень зарегистрированных случаев насилия в семья является высоким (3987 случаев в 2020 году), при этом в 27% таких случав дети были потерпевшими или свидетелями преступления.[30] Жители Эстонии не слишком склонны сообщать о насилии в отношении ребенка.[31] В детстве сексуальное насилие со стороны взрослого испытал на себе каждый шестой человек,[32] а в течение жизни в Эстонии жертвой сексуального домогательства или насилия в Интернете или за пределами Интернета становились 45% молодежи 16-26-летнего возраста.[33]Среди детей, направленных на получение услуг детского учреждения закрытого типа, 32% находились под замещающей опекой, и у многих отсутствовала необходимая поддержка со стороны семьи.[34] Количество обращений за помощью детям растет, и одной из главных проблем детей является одиночество – во многих случаях детям просто не хватает смелости рассказать о своей проблеме родителям.

Для способности реализовывать и при необходимости отстаивать свои права необходима осведомленность. 55% 12-летних детей Эстонии знают, какие права есть у ребенка, и треть из них слышали о Конвенции о правах ребенка. Среди детей более младшего возраста доля тех, кто слышал о своих правах и о данной конвенции, значительно меньше.[35]

Добрые обычаи

Для обеспечения благополучия детей среди прочего необходима осведомленность о правах ребенка и их всесторонняя реализация в обществе. Примеры добрых обычаев:

1) Впервые в рамках Дней правоведов Эстонии одно из обсуждений было посвящено правам ребенка.[36]

2) Свод связанных с правами ребенка статистических данных и исследований можно найти на сайте канцлера юстиции, и были также выпущены сборники «Дети в эстонском обществе» (Lapsed Eesti ühiskonnas) и «Как ты живешь, ребенок Эстонии? Обзор субъективного благополучия детей 8–12-летнего возраста» (Kuidas elad, Eestimaa laps? Ülevaade 8–12-aastaste laste subjektiivsest heaolust).[37]

3) В медиа увеличилось освещение связанных с психическим здоровьем детей тем, включая серии передач канала ETV «Ясная картина» (Selge pilt) «Школа в моем доме» (Kool minu kodus).

4) Министр социальной защиты консультировался со связанными с детьми и молодежью организациями на темы как психического здоровья[38], так и сексуального самоопределения.[39] Дети приняли участие в Фестивале мнений,[40] и во время проведенного в апреле 2020 года антикризисного хакатона Hack the Crisis – Youth молодежь предлагала инновационные решения возникших во время кризиса проблем.

Самые важные общественные дискуссии

Значительное внимание общественности среди прочего было обращено на вопросы, касающиеся права ребенка на самоопределение в более широком смысле, а также на право ребенка на здоровье. Дискуссия в отношении самоопределения детей, темы, которая широко не обсуждалась более десяти лет, в итоге достигла фазы изменения законодательства на фоне широкой общественной поддержки.[41]

«У некоторых несовершеннолетних все очень плохо, и у них может быть депрессия», – написал 12-летний Кейо[42] в ответ на призыв Союза защиты детей[43] высказаться на тему доступности психиатрической помощи для несовершеннолетних. Несмотря на активную поддержку заинтересованных групп,[44] в результате противодействия одной из входивших в состав правительства партий, у Рийгикогу проведение производства по законопроекту, целью которого было обеспечить для детей право независимо обращаться к психиатру за помощью, заняло 15 месяцев.

В свете проблем с психическим здоровьем предложение правительства уменьшить, несмотря на экономический рост Эстонии, начиная с 2022 года объем средств, выделяемых местным самоуправлениям для поддержки занятий по интересам, вызвало серьезную негативную реакцию. Публичное обращение об отказе от сокращений сделали организации сферы молодежной деятельности,[45] Союз городов и волостей Эстонии, и острой критике данное наносящее ущерб интересам детей решение подверг Союз защиты детей.[46]

Тенденции и перспективы

По мнению Комитета по правам ребенка, если внутригосударственные правовые акты по большей части соответствуют Конвенции о правах ребенка, то сказать то же самое в отношении их реализации на практике можно далеко не всегда. Проблемы остаются неизменными,[47] будь то большое количество сторонников физического наказания, неравномерная доступность услуг, региональное неравноправие, недостаточный уровень участия детей, или увеличивающееся количество должников. Сеть по равному обращению в рамках третьего универсального периодического обзора по Эстонии пришла к такому же выводу, приведя, при этом, соответствующие предложения по решению вышеуказанных проблем.[48]

Пандемия COVID-19 усугубила имевшиеся ранее проблемы и неравенство, а также обусловила возникновение новых проблем. Ограничения затронули получение детьми образования, их социальные отношения и психическое здоровье. Кроме того, на практике уменьшилось право ребенка на безопасность, игру и свободное время. Многие дети не могли заниматься спортом, искусством и культурой, а также участвовать в деятельности по интересам, при том, что все это крайне необходимо для развития и благополучия любого ребенка.

Описание случая

«Мне тоже надо бы обратиться к психиатру, но мои родители меня не поддерживают, поэтому я жду, когда мне станет 18 лет и я смогу сама искать для себя помощь. Несовершеннолетним тоже нужна помощь! Если они не получат ее сейчас, то в дальнейшем все станет еще хуже, так как проблемы никуда не исчезнут, а только будут и дальше мешать жизни». 17-летняя Мари.

В результате противодействия одной из входивших в правительство партий, у Рийгикогу проведение производства по законопроекту, целью которого было обеспечить для детей право независимо обращаться к психиатру за помощью, заняло 15 месяцев. Никакие политические игры не могут оправдать такого нарушения прав ребенка, способного нанести вред его психическому здоровью.

Рекомендации

  • Увеличить влияние детей на формирование общества, способствовать участию детей в различных процессах по принятию решений, укрепляя этим связанность всего общества.
  • Больше информировать общество о правах ребенка, в том числе, увеличить объем образования по правам человека на различных школьных уровнях, а также в рамках базового и дополнительного обучения для связанных с детьми должностей.
  • Обеспечить более эффективное применение прав, предусмотренных Конвенцией о правах ребенка, включая обеспечение основных социальных прав детей и уменьшение неравенства. Уделять больше внимания предотвращению, раннему замечанию, поддержке свободной от насилия и травли воспитательной среды, обеспечению доступности услуг и опорных специалистов по психическому здоровью, обеспечению доступности образования по интересам, а также развитию междисциплинарного сотрудничества, включая смягчение различных воздействий COVID-19.

[1] Beilmann, M., Kutsar, D., Soo, K., Nahkur, O. 2020. Laste heaolu eriolukorra ajal: praktikute ja uurijate vaade.

[2] Sotsiaalkindlustusamet. 2021. Valitsus kiitis heaks riikliku perelepitussüsteemi loomise, 23.09.2021.

[3] Uudised.ee. 2021. Lastekaitse liit: laste pealt ei tohi riik eelarves kokku hoida, 30.05.2021.

[4] Sotsiaalkindlustusamet. 2021. Valitsus kiitis heaks riikliku perelepitussüsteemi loomise, 23.09.2021.

[5] Sotsiaalkindlustusamet. 2020. Jõhvis avatakse kolmas lastemaja, 17.08.2020.

[6] Habicht, A. 2019. Ringmäng puudega lapse ümber, ERR, 30.10.2019.

[7] Riigikogu. 2020. Sotsiaalhoolekande seaduse, puuetega inimeste sotsiaaltoetuste seaduse ning tööturuteenuste ja -toetuste seaduse muutmise seadus, 08.04.2020.

[8] Riigikontroll. 2020. Hariduse tugiteenuste kättesaadavus, 25.11.2020.

[9] Sotsiaalministeerium. 2021. Valitsus toetas erivajadusega laste tugisüsteemi reformi, 29.04.2021.

[10] Hakalehto-Wainio, S. 2015. Lapse õigused koolis.

[11] Pulk, M. 2021. Alla 18-aastased saavad edaspidi pöörduda iseseisvalt psühhiaatri juurde, 17.03.2021.

[12] Euroopa Komisjon. 2020. The 2020 EU Justice Scoreboard. [2020. aasta ELi õiguse tulemustabel].

[13] Rakendusliku Antropoloogia Keskus. 2021. Alaealise õigusrikkuja kasutajateekonna ja kogemuse analüüs.

[14] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi 29.04.2020. a määrus kohtuasjas nr 2-18-19295.

[15] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi 19.02.2020. a määrus kohtuasjas nr 2-18-15686.

[16] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi 19.05.2021. a määrus kohtuasjas nr 2-20-1707/82.

[17] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi 19.06.2020. a otsus kohtuasjas nr 2-18-6499.

[18] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi 12.05.2021. a otsus kohtuasjas nr 2-18-6491.

[19] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi 10.02.2021. a määrus kohtuasjas nr 2-18-11489.

[20] Riigikohtu kriminaalkolleegiumi 09.03.2020. a otsus kohtuasjas nr 1-19-3377.

[21] Riigikohtu üldkogu 10.10.2020. a otsus kohtuasjas nr 3-18-1672.

[22] Statistikaamet. 2021. Kuidas elavad Eesti lapsed, 01.06.2021.

[23] Õiguskantsleri Kantselei. 2021. Lapsed Eesti ühiskonnas.

[24] Soo, K., Kutsar, D. 2020. Kuidas elad, Eestimaa laps? Ülevaade 8–12-aastaste laste subjektiivsest heaolust.

[25] Beilmann, M., Kutsar, D., Soo, K., Nahkur, O. 2020. Laste heaolu eriolukorra ajal: praktikute ja uurijate vaade.

[26] OECD. 2021. Tackling the mental health impact of the COVID-19 crisis: An integrated, whole-of-society response, 12.05.2021. [COVID-19 kriisi vaimse tervise mõju ohjamine: integreeritud, ühiskonnaülene vastus].

[27] Tervise Arengu Instituut. 2021. COVID-19 mõju noorte sotsialiseerumisele, 25.05.2021.

[28] Värnik, P., Sisask, M., Värnik, A. 2021. Enesetappude ja enesetapukatsete epidemioloogiline ülevaade Eestis.

[29] Sotsiaalministeerium. 2020. Vaimse tervise roheline raamat.

[30] Justiitsministeerium. 2021. Kuritegevus vähenes eelmisel aastal viis protsenti, 05.02.2021.

[31] Harrik, A. 2021. Eestlased ei poolda lapse kehalist karistamist, aga teavitavad sellest harva, ERR, 06.01.2021.

[32] Sotsiaalkindlustusamet. 2021. Seksuaalse väärkohtlemise kogemine lapsepõlves ja viimase aasta jooksul.

[33] Hillep, P., Pärnamets, R., Eesti Uuringukeskus OÜ, Norstat Eesti AS. 2020. Laste ja noorte seksuaalse väärkohtlemise hoiakute ja kogemuste uuring.

[34] Riigikohus. 2020. Kinnisesse lasteasutusse paigutamine.

[35] Soo, K., Kutsar, D. 2020. Kuidas elad, Eestimaa laps? Ülevaade 8–12-aastaste laste subjektiivsest heaolust.

[36] UTTV. 2020. 36. Eesti õigusteadlaste päevad, 09.10.2020.

[37] Soo, K., Kutsar, D. 2020. Kuidas elad, Eestimaa laps? Ülevaade 8–12-aastaste laste subjektiivsest heaolust.

[38] Sotsiaalministeerium. 2021. Sotsiaalkaitseminister: noorte vaimne tervis vajab eritähelepanu, 31.03.2021.

[39] Sotsiaalministeerium. 2021. Noored tegid sotsiaalkaitseministrile ettepaneku tõsta seksuaalse enesemääramise vanusepiiri 16. eluaastani, 31.03.2021.

[40] Lastekaitse Liit. 2021. Viisime laste ja noorte hääle Arvamusfestivalile, 15.08.2021.

[41] Oja, B. 2021. Ühingud toetavad seksuaalse enesemääramise piiril viieaastast vanusevahet, ERR, 19.04.2021.

[42] Nimi muudetud.

[43] Saar, H. 2020. Lastekaitse Liidu arvamus psühhiaatrilise abi kättesaadavuse kohta alaealistele, 20.10.2020.

[44] Anvelt, K., Adamson, S. 2020. Noorteorganisatsioonid: psühhiaatriline abi peab olema võrdselt kättesaadav kõigile alaealistele, Delfi, 15.06.2020.

[45] EANÜ. 2021. Noortevaldkonna organisatsioonide avalik pöördumine peaminister Kaja Kallase ja minister Liina Kersna poole, 29.04.2021.

[46] Lastekaitse Liit. 2021. Lastekaitseliidu hinnangul eirab praegune valitsus oma otsustes laste ja noorte huvisid, ERR, 01.06.2021.

[47] Saar, H. 2019. Lapse õigused 2018–2019.

[48] Eesti võrdse kohtlemise võrgustik. 2020. Ühisaruanne Eesti kolmanda üldise korralise ülevaatuse (UPR) jaoks.

Ситуация не изменилась.

Ключевые темы

  • Количество прибывающих в Эстонию соискателей убежища уменьшилось примерно на 50%.
  • Недостаточный доступ на территорию и к производству по ходатайству о предоставлении убежища в связи со связанными с пандемией COVID-19 ограничениями.
  • Недостаточный доступ к правовой помощи.

Политические и институциональные направления развития

В течение последних двух лет количество прибывающих в Европу соискателей убежища заметно уменьшилось. Так, количество поданных в 2020 году ходатайств о международной защите по сравнению с 2019 годом уменьшилось на 32,6%.[1] Уменьшение количества ходатайств было связано с пандемией COVID-19, которая привела к закрытию границ. Достижение соискателями убежища безопасного государства было затруднено в связи с уменьшением авиасообщения и восстановлением пограничного контроля. В Эстонии в 2020 году количество соискателей убежища (примерно 50 ходатайств) уменьшилось на 52% по сравнению с 2019 годом (примерно 100 ходатайств).[2] 2021 год в этом отношении также не особо отличался. По состоянию на 1 сентября 2021 года в Эстонии было подано 54 первичных ходатайства, 14 из которых были представлены на основании распоряжения Правительства Республики эвакуированными гражданами Афганистана. Так как количество ходатайствующих значительно уменьшилось, в начале 2021 года был временно закрыт центр размещения Вягева, и заниматься размещением соискателей убежища продолжил центр Вяо.

В 2020 году в начале пандемии ключевой темой стал доступ соискателей убежища к территории, так как имелись основания полагать, что закрытые границы и приостановка авиасообщения могут ограничить доступ людей к системе ходатайства об убежище. Приказом канцлера Министерства иностранных дел от 03.07.2020 № 146 было установлено ограничение, согласно которому иностранные представительства Эстонии прекратили принимать ходатайства о визах, если у ходатайствующего о визе лица отсутствовало выданное Департаментом полиции и погранохраны (ДППО) специальное разрешение на въезд в Эстонию. Фактически это означало ограничение доступа к системе ходатайства об убежище во время, когда у лиц отсутствовала возможность ходатайствовать о визах для приезда в Эстонию с целью подачи ходатайства о международной защите. 23.11.2020 канцлер юстиции заявил, что такое ограничение является противоправным и должно быть отменено.[3]

По-прежнему остался проблемой доступ к профессиональному консультированию в центрах временного содержания (ЦВС). У находящихся в ЦВС иностранцев отсутствует доступ к обычной интернет-сети, и им не разрешено использовать личные смарт-устройства. Кроме того, согласно правилам внутреннего распорядка, консультанту не разрешено приносить с собой на встречу с клиентом электронные устройства. В результате данного ограничения обеспечивать консультирование практически невозможно, так как зачастую владеющих родным языком иностранца переводчиков (например, курдским языком сорани) в Эстонии просто нет. Для общения с содержащимся в ЦВС и для оказания ему юридических услуг наиболее подходящим решением является оказание юридических услуг по Интернету или по телефону с помощью переводчика, находящегося за границей, однако ЦВС такой возможности не предоставляет, не разрешая при этом консультантам использовать свои электронные устройства. Соответственно, эффективная правовая помощь для находящихся в такой ситуации лиц не обеспечена.

Законодательство

В июне 2020 года Эстония имплементировала статью 18 директивы ЕС о высылке (2008/115/ЕС), в которой были уточнены правила содержания соискателей убежища в ситуации, когда в страну прибывает больше соискателей защиты, чем обычно. Изменения были внесены как в Закон об обязанности выезда из страны и запрете на въезд в страну (ЗОВСЗВС), так и в Закон о предоставлении иностранцам международной защиты (ЗПИМЖ). Помимо изменений в ЗОВСЗВС, был установлен порядок и правила сотрудничества между ДППО и Агентством Европейского союза по безопасности внешних границ.

В 2020 году вступило в силу изменение ЗПИМЖ, на основании которого ДППО рассматривает и при необходимости обновляет список безопасных стан происхождения минимум раз в год.

В этом же году вступило в силу изменение закона, по которому была изменена система оказания услуг несовершеннолетним лицам без сопровождения. Теперь оказание таких услуг обеспечивает Департамент социального страхования. За последние годы в Эстонию не въехал ни один соискатель убежища, являющийся несовершеннолетним без сопровождающего.[4] Кроме того, согласно изменениям закона, исполнение обязанностей центра размещения с 2020 года также обеспечивает Департамент социального страхования.

Добрые обычаи

Под руководством Целевого фонда интеграции была создана веб-среда LINDA, предназначенная для профессионалов, предоставляющих услуги и консультирование проживающим в Эстонии людям, которые хотят адаптироваться и интегрироваться в общество страны. Данный электронный инструмент доступен для всех желающих, и он позволяет познакомиться со всеми предлагаемыми государством опорными услугами, включая учебные и распространяемые материалы.[5]

Судебная практика

В 2020–2021 годах в сфере предоставления убежища был вынесен целый ряд важных судебных решений в отношении определения безопасной третьей страны, первичной правовой защиты и ходатайств о предоставлении убежища в связи с сексуальной ориентацией.

20.10.2020 Таллиннский административный суд в рамках дела 3-20-1431 вынес решение, согласно которому ходатайствующее о международной защите лицо не может быть отправлено в страну, в которой невозможно ходатайствовать о международной защите в соответствии с Женевской конвенцией. В ходе этого же дела окружной суд нашел, что данное условие может не являться однозначно понимаемым, что способно служить основанием для обращения в Европейский суд за предварительным решением.

Кроме того, Таллиннский административный суд в рамках административного дела 3-20-2095 нашел, что безопасной третьей страной не могут считаться страны, из которых соискатель международной защиты не прибыл в Эстонию, и что условием при определении безопасной третьей страны должно быть разрешение на въезд ходатайствующего в эту страну или его прием обратно в эту страну. В сентябре 2021 года данные мнения в рамках этого же дела были подтверждены и Таллиннским окружным судом.

5 ноября 2020 года Государственный суд в рамках административного дела 3-19-990 подчеркнул, что в случае ходатайств об убежище, касающихся сексуальной ориентации, при оценке показаний ходатайствующего нельзя использовать стереотипный подход, необходимо учитывать культурные особенности, и что неспособность ходатайствующего ответить на определенные вопросы нельзя считать достаточной причиной для вывода о том, что он не заслуживает доверия. Суд подчеркнул обязательство административного органа по содействую в данных вопросах и нашел, что окружной суд ошибся, так как он основывался на обстоятельстве, которое не вменялось ходатайствующему ни в решениях ДППО, ни в решениях административного суда.

13 ноября 2020 года Государственный суд в деле 3-20-349 объяснил, что при применении первичной правовой защиты суд должен учитывать то, что выбор должен быть пропорциональным в отношении всех участников процесса. Суд нашел, что первичная правовая защита должна применяться лишь в той мере, в которой она необходима для защиты прав подателя жалобы, и что помимо прав подателя жалобы необходимо учитывать и общественные интересы, а также возможные права третьих лиц. Кроме того, суд должен прогнозировать последствия как применения ходатайства о первичной защите, так и отказа в его удовлетворении.

 Статистика и исследования

В Эстонии в 2020 году было подано 49 ходатайств о международной защите, 3 из которых были повторными и 7 были ходатайствами о проживании вместе с членом семьи. Больше всего ходатайствующих было из России, Сирии и Таджикистана. В 2021 году (по состоянию на 30 сентября) было представлено 56 ходатайств о предоставлении убежища, 2 из которых были повторными ходатайствами и 4 ходатайствами о проживании вместе с членом семьи. Главными странами происхождения в этом году были Россия, Афганистан и Беларусь. Статус беженца в 2020 году получили 22 человека, и дополнительную защиту получили 4 человека. В 2021 году (по состоянию на 30 сентября) международную защиту получили 19 человек, и дополнительную защиту получил 1 человек.[6] Эстония по-прежнему не участвует в программе по переселению.

Весной 2021 года Агентство ООН по делам беженцев (UNHCR) провело исследование Refugee Voices on Integration in Estonia, Latvia and Lithuania. В исследовании приводится обзор опыта интеграции проживающих в странах Балтии беженцев, связанные с этим вызовы, а также возможности, которые, по мнению беженцев, могут улучшить интеграцию. В рамках исследования 70% проживающих в Эстонии беженцев выразили согласие с утверждением, что они довольны жизнью в принявшей стране. При этом данный показатель в Литве составил 45% и в Латвии 21%. Во всех трех странах беженцы в целом положительно отзывались о таких аспектах, как психическое и физическое здоровье, связанные с юридической документацией процессы и образование детей. Тем не менее, такие аспекты, как трудовая занятость, размещение и признание квалификаций были оценены скорее отрицательно.[7]

Тенденции

В 2020 году в решениях ДППО можно было заметить тенденцию к признанию ходатайств о международной защите необоснованными на том основании, что податели ходатайств прибыли в Эстонию из безопасной третьей страны, даже если лица не прибывали из таких стран напрямую, или в последний раз были в этих странах годы назад.

Кроме того, в 2020 году продолжилась непоследовательная практика наказания соискателей убежища за несоответствующее правилам пересечение границы, и в центр поступил целый ряд жалоб в связи с доступом к системе ходатайства об убежище. Один раз было возбуждено уголовное производство в связи с незаконным пересечением границы, и лицо было наказано трехмесячным тюремным заключением, несмотря на то, что оно выразило желание ходатайствовать об убежище немедленно после пересечения границы. Ходатайство о предоставлении убежища было принято и производство возбуждено только в конце отбывания наказания. Лицу пришлось требовать возбуждения производства в общей сложности три раза, как устно, так и письменно. Наказание беженцев и соискателей убежища за несоответствующее правилам пересечение границы противоречит международному праву.[8]

 Самые важные общественные дискуссии

Самые широкие дискуссии в 2021 году были посвящены темам эвакуируемых из Афганистана беженцев, а также мигрантов, направлявшихся из Беларуси в Литву и Польшу. В августе 2021 года правительство решило принять в Эстонии 30 сотрудничавших с Эстонией афганцев и их членов семьи.[9] Данное решение подверглось определенной критике – данное количество некоторым показалось слишком малым, а некоторым слишком большим.[10] По состоянию на настоящий момент (30 сентября 2021 года) из этих 30 афганцев приехали в Эстонию и представили здесь ходатайство о международной защите 14 человек.[11]

В начале лета 2021 года на границе Литвы и Беларуси разгорелся «миграционный кризис», когда ежедневно к границе прибывали сотни нерегулярных мигрантов главным образом из Ирака, Ирана, Афганистана и Сирии. Важным аспектом связанных с этим дискуссий был вопрос о том, должна ли Литва принимать людей, размещать их, а также рассматривать их ходатайства о международной защите.[12] Некоторые политики подчеркивали, что каждое государство обладает суверенным правом решать, кого и на каких условиях оно пускает на свою территорию, однако, с другой стороны, существует и следующее из международного права обязательство предоставлять убежище тем людям, которые в нем нуждаются.[13] Данный кризис не был обусловлен проходящими в тот момент военными действиями – он был создан искусственно. Европейская комиссия нашла, что он представлял собой гибридную атаку, организованную Беларусью.[14]

В центре внимания в данном случае находились взаимоотношения между государствами, и положение попавших в тяжелую ситуацию людей зачастую оставалось на втором плане. Возникали вопросы и о том, действовала ли Литва и другие оказавшиеся в данной ситуации страны правомерно, и были ли рассмотрены ходатайства людей, которые пересекли границу.[15]

Описание случая

Лицо происхождением из Уганды подало ходатайство о международной защите на основании преследований, обусловленных сексуальной ориентацией. ДППО посчитал ходатайство лица необоснованным и отказал ему в предоставлении защиты, так как разъяснения ходатайствующего лица относительно осознания и акцептирования своей гомосексуальности были слишком общими и неясными. Таллиннский административный суд отменил решение ДППО, заявив, что показания ходатайствующего являлись внушающими доверие, и что сомнение относительно его сексуальной ориентации отсутствовало. ДППО подал жалобу в окружной суд, который отменил решение административного суда и согласился с позицией ДППО, найдя, что лицо гомосексуальной ориентации должно быть способно подробно рассказать о том, как оно раскрыло в себе гомосексуальную ориентацию, и что, по мнению суда, лицо гомосексуальной ориентации не должно себя хорошо чувствовать в момент осознания своей сексуальной ориентации в ситуации, когда гомосексуальность в стране наказуема в уголовном порядке. Ходатайствующий подал жалобу в Государственный суд, и Государственный суд отменил решение окружного суда, отметив, что при оценке показаний ходатайствующего нельзя использовать стереотипный подход и необходимо учитывать культурные особенности. Кроме того, Государственный суд отметил, что неспособность ходатайствующего ответить на определенные вопросы нельзя считать достаточной причиной для вывода о том, что он не заслуживает доверия. В отличие от окружного суда, Государственный суд нашел, что в таких случаях административный орган обязан содействовать выяснению обстоятельств. В настоящее время лицо с помощью Эстонского центра по правам человека уже получило статус беженца.

Рекомендации

  • Повысить эффективность оценки уязвимости соискателей убежища в качестве части производства по рассмотрению ходатайств о предоставлении убежища.
  • Улучшить доступность правовой помощи для соискателей убежища и обеспечить в центрах временного содержания возможность оказания переводческих услуг с помощью компьютеров.
  • Прекратить наказание соискателей убежища за несоответствующее правилам пересечение границы.
  • Обеспечить для соискателей убежища немедленный доступ к системе ходатайства о предоставлении убежища.

[1] Euroopa rändevõrgustik. 2021. Annual report on migration and asylum 2020.

[2] Ibid.

[3] Õiguskantsler. 2020. Viisataotluste vastuvõtmine, 23.11.2020.

[4] Euroopa rändevõrgustik. Estonia: EMN country factsheet 2020. [Eesti: EMN riigi teabeleht 2020].

[5] Integratsiooni Sihtasutus. 2021. Kohanemis- ja lõimumisteenuste veebikeskkond LINDA.

[6] PPA igakuine aruanne, EIK valduses.

[7] UNHCR. 2021. Refugee Voices on Integration in Estonia, Latvia and Lithuania. [Pagulaste hääled integratsioonis Eestis, Lätis ja Leedus].

[8] Riigi Teataja. 1997. Pagulasseisundi konventsioon (1951), artikkel 31.

[9] Vabariigi Valitsus. 2021. Valitsus otsustas Eestisse vastu võtta kuni 30 koostööd teinud afgaani, 19.08.2021.

[10] Postimees. 2021. Kallas: “kuni 30 inimese vastuvõtmine ei ole migratsiooni pumba avamine, 19.08.2021.

[11] Ots, M. 2021. Eesti ei kiirusta Talibani eest põgenenud afgaanidele asüüli andma, 10.09.2021.

[12] Kartau, A. 2021. Rändekriis Leedus: migrantide tulv võib peatuda alles siis kui mõistetakse, et seda teed pidi Euroopasse ei pääse, 30.07.2021.

[13] Paris, K. 2021. Pagulasabi juht: pea pooled Valgevene piirile jõudnud põgenikest tuleks vastu võtta, 09.09.2021.

[14] Postimees. 2021. EL võttis seisukoha: Leedu piiril toimub hübriidrünnak, 29.09.2021.

[15] Kelomees, H. 2021. Leedu lükkab kõik Valgevene piirilt saabunute varjupaigataotlused tagasi, 10.07.2021.

Ситуация не изменилась.

Ключевые темы

  • Затянувшийся масштабный застой в отношении прав людей ЛГБТ+ должен смениться активными действиями. Уже много лет определенное развитие наблюдается только за счет судебных решений.
  • Развитие защиты прав людей на законодательном уровне сильно политизировано и в недостаточной мере основывается на исследованиях и рекомендациях экспертов области.
  • Государство не обращает внимания на все более распространяющееся выражение неприязни, и именно этим может быть обусловлено желание людей ЛГБТ+ скрывать свою идентичность.

Политические и институциональные направления развития

Серьезное влияние на темы равного обращения продолжала оказывать деятельность коалиции Центристской партии, ЭКРЕ и партии «Отечество». Под удар попало финансирование неправительственных организаций, занимающихся правами людей. Ранее Министерство финансов выделяло средства на проекты неправительственных организаций, занимающихся равным обращением, за счет налога на азартные игры, однако в июле 2020 года в связи с различными возможностями трактовки применения соответствующего закона министр внешней торговли и информационных технологий, исполняющий обязанности министра финансов, прекратил осуществление таких выплат.[1] В число затронутых этим неправительственных организаций входила Ассоциация ЛГБТ Эстонии, Эстонский центр по правам человека и НКО «Собственная комната» (MTÜ Oma Tuba). Через неделю Министерство социальных дел взяло финансирование данных проектов на себя, произведя также задним числом и недостающие выплаты.[2] Несмотря на то, что Госконтроль также обратил внимание[3] на проблемы с применением Закона о налоге на азартные игры, до сих пор никаких изменений для устранения противоречия сделано не было, и возможности по финансированию проектов неправительственных организаций, занимающихся равным обращением, в настоящее время являются неясными.

В конце 2020 года среди политических и общественных дискуссий доминировала тема плана коалиционного правительства провести референдум по Конституции Эстонии. Непоколебимое желание ЭКРЕ и «Отечества» внести определение брака между мужчиной и женщиной в Конституцию, слабая поддержка изменения Конституции в Рийгикогу и среди жителей Эстонии[4], а также сильный резонанс в обществе стали одной из главных причин целого ряда кризисов в коалиции.[5] Члены коалиции искали возможности сформулировать вопрос подходящим образом,[6]  пытались явно незаконно преодолеть противодействие со стороны оппозиции,[7] однако непосредственно перед заключительным чтением коалиция развалилась, и данный проект больше не нашел поддержки в Рийгикогу.[8] Раскалывающий общество и провоцирующий неприязнь референдум был отменен, но на политическом уровне тема равных прав людей ЛГБТ+ по-прежнему используется в качестве повода для разжигания конфликтов.

Принципы новой коалиции между Центристской партией и Партией реформ[9] предусматривали защиту прав меньшинств. В сфере внешней политики данный курс был заметен – в отличие от периода нахождения у власти предыдущей коалиции, когда была прекращена поддержка заявлений на темы прав людей ЛГБТ+,[10]при новом правительстве было подписано заявление против курса в сторону грубой дискриминации в отношении прав людей ЛГБТ+, взятого в Венгрии на законодательном уровне.[11] Однако внутри государства политическое развитие в данной сфере отсутствует и по сей день – до сих пор не было принято ни одного закона или политики, направленных на обеспечение равного обращения для людей ЛГБТ+.

Отсутствие развития в некоторой степени компенсируется внешнеполитическими процессами. 12 ноября 2020 года Европейская комиссия представила первую стратегию[12] по равноправию сообщества ЛГБТК(лесбиянки, геи, трансгендерные люди и квиры) в Европейском союзе. Данная стратегия является важным шагом в отношении обеспечения равных прав в странах-членах ЕС – среди прочего она предусматривает меры и возможности финансирования для борьбы против дискриминации, обеспечения безопасности, формирования вовлекающего общества и обеспечения равных прав для людей ЛГБТ+.

Европейский парламент принял основанную на важном решении Европейского суда[13] резолюцию,[14]которая должна обеспечить для людей ЛГБТ+ свободу передвижения и воссоединения семьи во всем Европейском союзе – заключенный в одной из стран-членов брак или зарегистрированное в одной из стран-членов сожительство должны одинаково признаваться в каждой стране-члене ЕС.

4 мая 2021 года Советом по правам человека ООН был проведен третий Универсальный периодический обзор по Эстонии, в рамках которого Сеть по равному обращению представила свой независимый отчет[15]относительно ситуации с правами человека в Эстонии. В результате обзора различные страны представили Эстонии 24 рекомендации на тему обеспечения прав людей ЛГБТ+[16] (в предыдущий период Эстония получила 10 рекомендаций), из которых Эстония к сентябрю нынешнего года выполнила 19.[17] Среди прочего правительство пообещало заняться расширением значения предусмотренного Законом о равном обращении понятия дискриминации, принятием актов о введении в действие, а также изменением процесса по трансгендерному переходу.

Законодательные направления развития

Ожидавшие уже много лет принятия акты о введении в действие Закона о сожительствах по-прежнему не приняты. Значение понятия дискриминации в Законе о равном обращении расширено не было, и положения Пенитенциарного кодекса о разжигании вражды и преступлениях на почве ненависти изменены не были.

Судебная практика

28.09.2021 г. Государственный суд признал противоречащим Конституции закон, который ограничивал проживание пар одного пола в Эстонии.[18] А именно, Закон об иностранцах не давал возможности предоставить вид на жительство иностранцу, чтобы он мог поселиться в Эстонии вместе со своим зарегистрированным сожителем того же пола, пребывающим здесь на основании вида на жительство. Коллегия по надзору за конституционностью Государственного суда своим решением признала Закон об иностранцах противоречащим Конституции в той части, в которой он не позволял предоставить подателю жалобы вид на жительство.

14.01.2020 Европейский суд по правам человека вынес важное решение,[19] согласно которому Литва нарушила статью 14 Европейской конвенции по правам человека (запрет дискриминации) с совместным действием статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни) и статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты). В данном случае податель жалобы разместил в социальных сетях фотографию, на которой он целовал своего партнера мужского пола, что привело к сотням враждебных комментариев. Должностные власти отказались инициировать в связи с этим расследование, что оставило подателя жалобы без средств правовой защиты.

 

Комитет по правам ребенка ООН решением от 17.02.2021[20] признал Финляндию стороной, которая нарушила права ребенка матерей одного пола, являвшегося гражданином России, отказав в удовлетворении его ходатайства об убежище. Это было первое знаковое решение, вынесенное в рамках связанного с ходатайствами об убежище механизма индивидуальных жалоб ООН, которое касалось ребенка, подвергнутого непосредственной опасности в связи с сексуальной ориентацией его родителей. Этим решением был установлен стандарт по защите детей из семей ЛГБТ+, которые подвергаются повышенной опасности и могут быть объектом дискриминации.

Статистика и исследования

Начавшаяся в 2020 году вспышка коронавируса и меры по ее сдерживанию оказали значительное влияние на людей ЛГБТ+ как во всем мире,[21] так и в Эстонии. В первичном отчете относительно данной области[22]было отмечено, что в Эстонии пандемия коронавируса прежде всего повлияла на трансгендерных людей в связи с переносом процессов по трансгендерному переходу, что фактически могло ограничить возможности трансгендерных людей жить повседневной жизнью. Кроме того, были отменены направленные на поддержку и консультирование людей ЛГБТ+ мероприятия Ассоциации ЛГБТ Эстонии, а также парад Baltic Pride.

В 2020 году Агентство ЕС по основным правам (FRA) провело второе и самое крупное на сегодняшний момент исследование положения людей ЛГБТ+,[23] позволившее получить обзор дискриминации, неприязни и безопасности в странах-участниках Европейского союза. По сравнению с предыдущим исследованием FRA, которое было проведено в 2012 году, результаты в Эстонии несколько улучшились. Тем не менее люди ЛГБТ+ по-прежнему предпочитают скрывать свою идентичность – это может быть обусловлено тем обстоятельством, что почти половина респондентов испытывали на себе притеснение и каждый десятый в течение последних пяти лет становился жертвой физического или сексуального нападения. Больше всего дискриминацию испытывали трансгендерные люди, чаще всего сталкиваясь с ее проявлениями в местах, где им требовалось идентифицировать личность.

Согласно ежегодному исследованию Rainbow Europe Map,[24] серьезнейшая стагнация в развитии защиты прав людей ЛГБТ+ в 2021 году наблюдалась по всей Европе. Обещанные шаги в Эстонии сделаны не были, при этом одновременно наблюдается рост неприязни[25] и нападений[26] на людей ЛГБТ+, что можно считать реакцией на активную политическую или организованную деятельность, направленную против людей ЛГБТ+.

Тем не менее исследование 2021 года «Мнения жителей Эстонии относительно темы ЛГБТ»[27] показало, что положительное отношение к правам людей ЛГБТ+ растет. Закон о сожительствах поддерживают 64 процента жителей Эстонии, что на 15 процентов больше, чем два года назад. Заметный и стабильный рост поддержки наблюдается уже много лет, и он служит индикатором важности прав человека в эстонском обществе. Несмотря на то, что акты о введении в действие Закона о сожительствах за семь лет так и не были приняты, результаты исследования подтверждают наличие поддержки принятия данных актов со стороны общества.

Тенденции и перспективы

Серьезная стагнация в развитии защиты прав людей ЛГБТ+ обусловлена чрезмерной политизацией сферы прав человека. Недостаточное учитывание рекомендаций экспертов и выводов исследований, а также продолжительная неспособность обеспечивать права людей ЛГБТ+ могут привести к недостаточному развитию и в будущем.

Описание случая

02.07.2021 г. в Таллинне в поддержку сообщества ЛГБТ+ был проведен общий велосипедный заезд Vikervelo. Когда организатор проезжал по маршруту заезда непосредственно перед мероприятием, на него напали двое мужчин и сорвали с его шеи флаг с радугой.[28] Один из нападавших пришел на место встречи участников по случаю завершения заезда, где пострадавший организатор мероприятия его узнал. Полиция отвезла подозреваемого в полицейский участок. Ставший объектом нападения мужчина дал полиции показания, однако заявления он не написал.

Рекомендации

  • Принять акты о введении в действие Закона о сожительствах, которые позволят обеспечить применение Закона о сожительствах в полном объеме.
  • При признании пола трансгендерного человека отделить друг от друга медицинские и юридические процессы. Лицо должно иметь возможность в течение разумного времени изменить личные данные независимо от медицинских действий. В случае медицинских действий человек должен иметь право решать, какие именно действия он желает совершить и какие действия ему требуются (если такие действия вообще существуют), чтобы человек мог ощущать себя в соответствии с собственным восприятием своего пола.
  • Обеспечить посредством законодательства защиту людей ЛГБТ+ от разжигания вражды, преступлений на почве ненависти и дискриминации, включая защиту от дискриминации за пределами рабочей области (в образовании, в здравоохранении и при использовании социальных услуг, а также в отношении доступности изделий и услуг).
  • Провести исследования для лучшего картирования и понимания ситуации людей ЛГБТ+ в различных областях (включая травлю в школах, неравное обращение в системе здравоохранения, обращение с людьми ЛГБТ+ в учреждениях, обеспечивающих изоляцию от общества).
  • Обеспечить дополнительные курсы на тему ЛГБТ+ для специалистов (учителей, специалистов по работе с молодежью и работников здравоохранения, полицейских, судей и других), а также добавить связанные с людьми ЛГБТ+ вопросы в учебные программы для учителей, специалистов по работе с молодежью, полицейских, судей, медицинских работников и других специалистов.
  • Более эффективно включать темы, связанные с ЛГБТ+ и организациями по защите интересов, в принятие стратегических решений и формирование политики.

[1] Sotsiaalministeeriumi avalik dokumendiregister. 2020. Hasartmängumaksust laekuvate vahendite kasutamine, 10.07.2020.

[2] Sotsiaalministeeriumi avalik dokumendiregister. 2020. Tugiteenuste osutamise kokkuleppe muutmine, 17.07.2020.

 

[3] Koppel, K. 2020. Riigikontroll: hasartmängumaksust ei tohiks võrdsust edendavaid projekte toetada,  07.02.2020.

[4] Poom, R. 2020. Enamik valijaid peab abielureferendumi korraldamist ebaoluliseks, Delfi, 16.22.2020.

 

[5] Krjukov, A. 2020. Valitsus jätkab üksmeele otsimist neljapäeval, ERR, 21.10.2020.

[6] Kuusk, P. 2020. Ülle Madise: riigikogul tuleks küsimus sõnastada põhiseaduspäraseks, ERR, 21.09.2020.

[7] Treufeldt, I. 2021. Komisjon koondas tuhanded ettepanekud viieks ja saatis riigikokku, ERR, 10.01.2021.

 

[8] Riigikogu. 2021. Riigikogu istungi 13.01.2021 täiskogu istungi stenogramm.

[9] Keskerakond. 2021. Uue valitsuse prioriteedid: Reformierakonna ja Keskerakonna koalitsioonilepe, ERR, 24.01.2021.

[10] Pihlak, A. 2019. Eesti ei toeta enam paraadidel seksuaalvähemusi, Delfi, 18.06.2019.

 

[11] Hollandi Valitsus. 2021. Declaration of Belgium, the Netherlands, Luxembourg, Estonia, Finland, France, Germany, Ireland, Lithuania, Denmark, Spain, Sweden, Latvia, Italy, Greece, Austria and Cyprus, 22.06.2021.

[12] Euroopa Komisjon. 2020. LGBTIQ Equality Strategy – 2020–2025, 12.11.2020.

 

[13] Euroopa Liidu Kohtu 05.06.2018. a otsus kohtuasjas nr C-673/16.

[14] Euroopa Parlament. 2021. European Parliament resolution of 14 September 2021 on LGBTIQ rights in EU (2021/2679(RSP)). [Euroopa Parlamendi 2021. aasta 14. septembri resolutsioon LGBTIQ õigustest ELis].

[15] Eesti võrdse kohtlemise võrgustik. 2021. Ühisaruanne Eesti kolmanda üldise korralise ülevaatuse (UPR) jaoks.

[16] ÜRO Peaassamblee. 2021. Report of the Working Group on the Universal Periodic Review – Estonia (A/HRC/48/7).

[17] ÜRO Peaassamblee. 2021. Report of the Working Group on the Universal Periodic Review – Estonia, Addendum (A/HRC/48/7/Add.1).

[18] Riigikohtu põhiseaduslikkuse järelevalve kolleegiumi 28.09.2021. a otsus kohtuasjas nr 5-21-4.

[19] Euroopa Inimõiguste Kohtu 14.01.2020. a otsus kohtuasjas Beizaras ja Levickas vs. Leedu nr 41288/15.

[20] ÜRO. 2021. Committee on the Rights of the Child (CRC/C/86/D/51/2018), 04.02.2021. [Lapse õiguste komitee]

[21] IE SOGI. 2020. Report to the UN General Assembly: The impact of the COVID-19 pandemic on the human rights of LGBT persons. [Aruanne ÜRO Peaassambleele: COVID-19 pandeemia mõju LGBT inimeste inimõigustele].

[22] ILGA Europe. 2020. COVID-19 impacts on the LGBTI communities in Europe and Central Asia: A rapid assessment report, 19.06.2020. [COVID-19 mõjutused Euroopa ja Kesk-Aasia LGBTI kogukondadele: kiirhinnangu aruanne].

[23] FRA. 2020. EU-LGBTI II: A long way to go for LGBTI equality, 14.05.2020.

[24] ILGA Europe. 2021. Rainbow Europe kaardilugu 2021.

[25] Euroopa Nõukogu. 2021. Combating rising hate against LGBTI people in Europe, 27.09.2021.

[26]Reimand, K. 2021. Lesbipaar peksti Mustamäel läbi: “ta võttis mu kaelast väga tugevalt kinni…“, Postimees, 19.08.2021.

[27] Eesti Inimõiguste Keskus. 2021. Eesti elanike hoiakud LGBT teemadel 2021.

[28] Laan, T. 2021. Pride-rattatuuril läks kakluseks: mehed kiskusid meeleavaldajal vikerkaarelipu kaelast, Õhtuleht, 02.07.2021.

Ситуация улучшилась.

Ключевые темы

  • В интеграционной политике наблюдаются изменения в лучшую сторону, хотя в качестве вызывающих беспокойство аспектов называются уже давно знакомые проблемы (например, иммиграция, раскол между русскоязычными жителями и эстонцами и т.д.).
  • В Эстонии темы интеграции характеризует их политизированность, а также отсутствие содержательного и последовательного обсуждения. На уровне общины реализовывать проекты и программы удается, однако более широкая общественная дискуссия по-прежнему является реактивной, то есть провоцируемой событиями, высказываниями мнений или другими случаями.
  • Предложение публичных услуг и распространение информации в условиях пандемии иностранцы оценивали положительно. Тем не менее, необходимо увеличить степень ясности и понятности услуг среди людей с другим родным языком и уровнем интегрированности.

Политические и институциональные направления развития

2020 год как последний год десятилетия обозначил завершение сроков целого ряда планов развития и стратегий, что выражается и в разработке некоторых новых стратегий. Так, в 2020 году был утвержден разработанный Министерством внутренних дел, Министерством иностранных дел и Министерством культуры «План развития связанной Эстонии 2030».[1] Он представляет собой консолидированную стратегию, основанную на ряде более ранних документов по развитию.[2] В плане указаны направления развития в сфере интеграции на ближайшее десятилетие, а также видение будущего, цели и важные проблемы, стоящие перед государством.

Для реализации плана развития в настоящее время разрабатывается четыре программы. Главной из них является программа «Эстония, поддерживаются адаптацию и интеграцию»[3] – она направлена на возвращающихся в Эстонию людей, живущих по всему миру соотечественников и новых иммигрантов. Важнейшая цель программы заключается в улучшении информированности людей об имеющихся услугах, а также в способствовании сотрудничеству между общинами, государством и местными самоуправлениями. Кроме того, ведется работа над разработкой программ «Общинная Эстония»,[4] «Глобальное эстонское национальное самосознание»[5] и «Умный учет народонаселения».[6]

Законодательные направления развития

За период с 1 января 2020 года по 30 сентября 2021 года Закон об иностранцах был изменен семь раз.[7] Среди самых важных изменений можно отметить появившуюся в июня 2020 года возможность для всех иностранцев, желающих работать в Эстонии,  ходатайствовать о визе цифрового кочевника. Данное решение позволяет иностранцу приехать в Эстонию, находиться здесь в качестве туриста, и одновременно продолжать работать на иностранного работодателя независимо от места нахождения. В ЕС аналогичные инициативы были запущены также в Германии, Чехии, Хорватии, Исландии, Норвегии, Греции, Португалии и Италии.[8]

Изменения были внесены и в Закон о гражданстве. В начале 2020 года вступил в силу проект Закона о гражданстве, целью которого было обеспечить для родившихся в Эстонии несовершеннолетних, родители (или прародители) которых проживали в Эстонии до восстановления независимости Эстонской Республики, возможность получить эстонское гражданство в упрощенном порядке.[9] В этом же году было добавлено и новое основание для лишения гражданства – совершение тяжких преступлений против государства. Теперь Правительство Республики имеет право лишить эстонского гражданства также и лицо, относительно которого вступил в силу обвинительный приговор в связи с государственной изменой, разведывательной деятельностью или террористическим преступлением.[10]

Судебная практика

В 2021 году на основании решений Государственного суда в Закон об иностранцах были внесены два важных изменения. Первое решение касалось права на досрочное выдворение и права на судебную защиту иностранных граждан, приехавших в Эстонию для сезонных работ. А именно, Департамент полиции и погранохраны досрочно прекратил безвизовое пребывания двух граждан Украины в Эстонии в связи с предполагаемым несоблюдением ими требований об изоляции. Административный суд вернул поданную в связи с этим жалобу, так как Закон об иностранцах, по оценке суда, не давал иностранцам в данной ситуации права обратиться в суд. Тем не менее, Государственный суд признал противоречащим Конституции и недействительным как выдворение иностранцев, так и положения Закона об иностранцах, которые не позволяли оспорить досрочное прекращение пребывания в Эстонии сезонных рабочих, которые прибыли в страну в безвизовом порядке.

Суд посчитал, что иностранцы (украинцы) имеют право пребывать в странах ЕС в безвизовом порядке до 90 дней в течение 180-дневного периода. Кроме того, по словам Государственного суда, должна существовать возможность проверить правомерность выдворения из страны, и полное исключение такого права представляет собой действительно серьезное ущемление основных прав.[11]

Второе важное решение касалось прав однополых пар.[12] А именно, в 2019 году Государственный суд признал противоречащими Конституции пункты Закона об иностранцах, которые исключали возможность предоставления срочного вида на жительство иностранцу, желающему переехать к зарегистрированному сожителю того же пола, являющемуся гражданином Эстонии.

В сентябре 2021 года решением Государственного суда это право стало распространяться и на зарегистрированного сожителя лица, проживающего в Эстонии на основании вида на жительство.[13] По оценке Государственного суда, делать различия между человеком, являющимся гражданином Эстонии, и иностранцем, проживающим в Эстонии на основании вида на жительство, нельзя, так как Закон об иностранцах в отношении предоставления срочного вида на жительство не предусматривает различия между тем, является ли проживающий в Эстонии супруг гражданином Эстонии, или эстонцем по национальности, или иностранцем.

Статистика и исследования

В 2021 году был выпущен восьмой «Мониторинг интеграции в Эстонии 2020»,[14] дающий подробный обзор развития сферы интеграции по состоянию на 2020 год. В течение последних двух десятилетий интеграция в Эстонии была последовательной, и в ней наблюдались положительные тенденции. Проблемным местом во-прежнему является малое количество контактов между эстоноземельцами различных национальностей, а также различие в участии эстонцев и жителей других национальностей в трудовой жизни и в способности справляться с социально-экономическими аспектами повседневной жизни.

В ноябре 2020 года были обнародованы результаты индекса политик по интеграции иммигрантов (MIPEX) за 2019 год.[15] Результаты Эстонии в миграционной политике неизменно улучшались с 2007 года, и в настоящее время у иммигрантов есть более лучшие возможности  на рынке труда, а также в части доступности медицинских услуг и ходатайства о виде на жительство. Ситуация по-прежнему хуже в части здравоохранения, участия в политической жизни и политики по гражданству.

Рейтинг 2020 года MDI World Talent Ranking[16] оценивал конкурентоспособность приезжающих из-за границы квалифицированных специалистов при найме в 2020 году. Эстония значительно улучшила свою конкурентоспособность, поднявшись в рейтинге с 27 места (2019 год) на 19 место (при этом Литва заняла 27 место и Латвия 33 место).[17]

Согласно исследованию программы Фонда содействия развитию предпринимательства (EAS) Work in Estonia, по состоянию на осень 2020 года все больше эстонских предпринимателей предпочитали нанимать удаленно работающих иностранцев.[18] Главная причина этого заключалась в обусловленных пандемией ограничениях и в нехватке местных квалифицированных специалистов. В 2020 году также был опубликован объемный обзор миграционной статистики, охватывающий миграцию в 2016–2020 годах и объясняющий произошедшие в ней изменения.[19]

В 2020 году было проведено исследование осведомленности об особом положении среди проживающих в Эстонии иностранцев.[20] Из результатов выяснилось, что нахождение в Эстонии иностранцы считали более безопасным, чем возвращение в родную страну. Наибольшие опасения у них вызывала миграционная политика, прежде всего, опасность выдворения из страны. Кроме того, иностранцам казалось, что местные жители относились к ограничениям более вольно (например, ношение масок в общественных пространствах лишь немногими людьми, несоблюдение двухметровой дистанции и т.д.). В качестве возможного решения проблемы отмечалась более эффективная коммуникация со стороны государства и расширение единого информационного поля жителей Эстонии.

Обнадеживающие и добрые обычаи

Из добрых обычаев следует отметить идеи Целевого фонда интеграции (INSA), позволяющие сделать интеграцию более интерактивной, а изучение языка более вовлекающим. В 2020 году в Домах эстонского языка Таллинна и Нарвы стартовал курс эстонской традиционной культуры, знакомящий участников с обычаями, праздниками, культурными пространствами, традициями, народными песнями и танцами эстонцев.[21] В 2021 году фонд INSA инициировал новую практическую программу, которая знакомит студентов, родным языком которых не является эстонский язык, с возможностями по трудоустройству в государственных учреждениях.[22] Программу прошли 13 молодых людей, по словам которых программа показала, что, например, русский язык в качестве родного языка может являться сильным преимуществом и в государственном секторе.

В 2020 году Институт балтийских исследований начал проводить курсы обучения и организовывать мероприятия для студентов из третьих стран, учащихся в эстонских высших учебных заведениях.[23] Целью финансируемого фондом Европейского союза AMIF и Министерством внутренних дел проекта является ознакомление иностранных студентов с рынком труда Эстонии и его особенностями, чтобы стимулировать и помочь им войти на рынок труда Эстонии и остаться в стране.

Целый ряд касающихся беженцев проектов проводится и в Центре помощи беженцам. Например, в апреле 2021 года был запущен проект по поддержке адаптации детей мигрантов и созданию мультикультурной учебной среды.[24] В свою очередь проект, стартовавший в сентябре 2021 года, фокусируется уже на улучшении осведомленности молодежи о живущих в Эстонии беженцах.[25]

Самые важные общественные дискуссии

Кроме риторики предыдущего правительства, рассматриваемый период характеризует также и вызванный COVID-19 кризис, который спровоцировал дискуссии, напрямую касающиеся интеграции. Например, в 2020 году были ужесточены условия для въезда иностранцев в страну, что среди прочего привело к нехватке рабочей силы в лице сборщиков клубники. Мрачные прогнозы относительно роста цен на клубнику и гибель урожая[26] обусловили дискуссии относительно использования иностранной рабочей силы, зарплат сборщиков клубники и использования местных работников. На фоне этих и других аспектов данная ситуация наглядно продемонстрировала то, какое влияние привлечение рабочей силы в Эстонию способно оказать как на страну, так и на местную экономику.

Острые дискуссии разгорелись и во второй половине 2021 года, когда общественное внимание было временно приковано к смене власти в Афганистане и предложению убежища сотрудничавшим с Эстонией афганцам. По решению правительства Эстония примет до 30 афганцев (в том числе их членов семьи).[27] Кроме того, активно обсуждался и кризис с беженцами, спровоцированный на литовской границе Беларусью исходя из политических мотивов, а также то, как сама Эстония могла бы реагировать на такую ситуацию и уменьшить собственные риски. В свете данной ситуации на помощь Литве было отправлено полицейское подразделение ДППО ESTPOL5,[28] укреплена граница между Латвией и Эстонией, усилен контроль в портах, а также повышена готовность на восточной границе.[29]

Тенденции и перспективы

Целью приезда большинства людей в Эстонию по-прежнему является краткосрочная работа. Таким образом, увеличивается количество иностранных работников, пребывающих в страну в том числе и на основании краткосрочного разрешения на работу и визы, что помогает облегчить нехватку рабочей силы, однако является проблемой в связи с установленным предельным количеством иммигрантов. В 2020 году количество поданных ходатайств превысило данный годовой предел уже 6 января.[30]

В будущем ожидается развитие касающихся интеграции программ и их большая разносторонность. Тем не менее, дискуссия об интеграции и миграции по-прежнему является реактивной и недостаточно конструктивной. Это в свою очередь говорит о том, что в обществе отсутствует ясное понимание и план относительно того, как следует подходить к этим темам и какие решения могли бы быть реализованы на государственном уровне.

Прошедшие в 2021 году выборы в местные самоуправления подтверждают, что попытки разыграть так называемую «русскую карту» продолжаются, при этом в целом ряде сфер, таких как административная реформа (или вопросы языка, гражданства и т.д.), больших изменений не произошло. Можно ожидать периодического возвращения к данным темам и в следующие годы, однако это совершенно не обязательно приведет к конкретным решениям.

Описание случая

По-прежнему остается актуальной проблема с сохранением абхазскими эстонцами эстонского гражданства, а также с ходатайством о его предоставлении. Курьезный случай произошел в 2020 году, когда новостной портал ERR рассказал о живущей в Абхазии Алли Рутто, у которой возникли проблемы с продлением эстонского гражданства.[31] А именно, дедушка Алли Рутто был оптантом, то есть эстонцем, проживавшим до подписания в 1920 году Тартуского мирного договора на территории бывшей империи. На основании Тартуского мирного договора проживавшие на тот момент за границей оптанты получили право взять гражданство Эстонии, чем дедушка Алли и воспользовался.

В итоге Эстония выдала дедушке Алли свидетельство о гражданстве, и в 2012 году сама Алли стала гражданкой Эстонии по рождению. Однако в 2018 году Государственный суд вынес ставшее прецедентом решение, согласно которому потомки оптантов не могут считаться гражданами Эстонии (по рождению), если за оптацией не последовало переселение в Эстонию.[32] Так как Алли этого не сделала, то, согласно такой трактовке, она стала гражданкой Эстонии ошибочно.

В итоге в 2018 году продление ее эстонского паспорта было поставлено под вопрос. Для выяснения обстоятельств ДППО выдал временный паспорт на два года, признав, что предоставление гражданства в 2012 году было ошибочным, несмотря на то обстоятельство, что сын и дочь Алли сейчас живут в Эстонии, и что они получили эстонское гражданство также по рождению.

В 2020 году для решения проблемы взял слово уже канцлер юстиции, который отметил, что лицо, которое однажды уже было объявлено гражданином по рождению, не может быть лишено гражданства вследствие неправильных решений государства. Другими словами, люди не должны отвечать за допущенные государством ошибки, если это угрожает их юридическому статусу. В результате временный паспорт Алли был продлен на десять лет, и ее ситуация была успешно разрешена. Тем не менее, в подвешенном состоянии остается проблема нескольких сотен других абхазских эстонцев, которым для сохранения[33] или получения[34] эстонского гражданства предстоит столкнуться с законодательными и бюрократическими трудностями.

Рекомендации

  • В Эстонии следует применять более эффективную политику равных возможностей. Несмотря на определенные успехи в сфере интеграции, неразрешенными по-прежнему остаются некоторые уже давно знакомые проблемы, связанные, например, со школьной системой и языком обучения, с иммиграцией иностранной рабочей силы и соответствующими квотами, а также с интеграцией и возможностями по изучению языка в различных частях Эстонии.
  • При создании публичных и поддерживающих адаптацию услуг следует обращать внимание на различные целевые группы, чтобы люди с аналогичными потребностями, но с разными уровнями владения языком и интегрированности не оказывались в замкнутом информационном пространстве и не лишались предлагаемых услуг.
  • Вместо эмоциональных дискуссий Эстонии требуется основанная на фактах и конструктивная политическая дискуссия. По-прежнему наблюдаются попытки противопоставить русских и эстонцев. Большая политизированность наблюдается и в дебатах относительно иностранных сезонных рабочих и новых иммигрантов.
  • В вопросах национальных меньшинств и интеграции следует стремиться к политическому и общественному консенсусу, способному помочь сформировать одинаково разделяемый всеми нарратив об Эстонии как стране, в которой хорошо жить, учиться и работать как местным жителям, так и иностранцам. Мы рекомендуем проводить систематические дискуссии на темы гражданства и миграции, а также обращать больше внимания на людей, которым удалось успешно адаптироваться к жизни в Эстонии.

[1] Siseministeerium. 2021. Sidusa Eesti arengukava 2030. Eelnõu.

[2] Nendeks on „Lõimuv Eesti 200“, „Siseturvalisuse arengukava 2015-2020“, „Kodanikuühiskonna arengukava 2015-2020“ ja „Rahvuskaaslaste programm aastateks 2014-2020“.

[3] Siseministeerium. 2021. Sidusa Eesti arengukava 2030. Eelnõu.

[4] Siseministeerium. 2021. Kodanikuühiskonna programm “Tugev kodanikuühiskond” 2021-2024.

[5] Välisministeerium. 2021. Välisministreerium tutvustas ülemaailmse eestluse tulevikuplaane, 10.06.2021.

[6] Siseministeerium. 2021. Programm “Nutikas rahvastikuarvestus 2021-2024”. Eelnõu.

[7] Riigi Teataja. 2021. Välismaalaste seadus, 01.10.2010.

[8] ETIAS. 2021. Digital Nomad Visas in EU Countries. [Digiränduri viisad ELi riikides].

[9] Riigikogu. 2020. Kodakondsuse seaduse muutmise seadus 58 SE.

[10] Riigikogu. 2020. Kodakondsuse seaduse §28 täiendamise seadus 217 SE.

[11] Riigikohus. 2021. Välismaalasel on õigus viisavabalt Eestis viibimise lõpetamist kohtus vaidlustada, 20.04.2021.

[12] Riigikohus. 2019. Eesti kodaniku samast soost registreeritud elukaaslasele elamisloa mitteandmine on põhiseadusvastane, 21.06.2019.

[13] Riigikohus. 2021. Riigikohus tunnistas põhiseadusevastaseks samast soost paari Eestis elamist piiranud seaduse, 28.09.2021.

[14] Praxis, Balti Uuringute Instituut, Tallinna Ülikool, Tartu Ülikool, Turu-uuringute AS. 2020. Eesti ühiskonna lõimumismonitooring 2020.

[15] MIPEX. 2020. Migrant Integration Policy Index – Estonia. [Migrantide integratsioonipoliitika indeks – Eesti]

[16] IMD. 2021. World Talent Ranking. [Maailma kvalifitseeritud tööjõu pingerida].

[17] EAS. 2021. Eesti tegi välistalentide aruandes võimsa tõusu, 27.04.2021.

[18] RAKE. 2020. Rahvusvahelise kaugtöö uuring.

[19] Siseministeerium. 2020. Rändestatistika ülevaade 2016-2020.

[20] Akkadian. 2020. Eestis elavate välismaalaste eriolukorra teadlikkuse uuring 2020.

[21] INSA. 2020. Eesti pärimuskultuuri kursus eesti keele majades, 03.10.2020.

[22] INSA. 2021. Uus praktikaprogramm tõi riigiasutustesse eesti keelest erineva emakeelega tudengid, 07.05.2021.

[23] IBS. 2020. Kraadiõppuritest kolmandatest riikidest välistudengitele Eesti tööturu võimaluste tutvustamise koolitused ja ühisüritused.

[24] Pagulaskeskus. 2021. Lastega töötavate spetsialistide toetamine lõimiva keskkonna loomisel.

[25] Pagulaskeskus. 2021. Pagulasnoorte võimestamine ja teadlikkuse tõstmine pagulastest Eestis.

[26] Raudvere, R. jt. 2020. Võõrtööjõu keelamise tagajärg: maasikate hind tõuseb ja enamik saagist jääb põllule, Maaleht, 20.05.2020.

[27] Vabariigi Valitsus. 2021. Valitsus otsustas Eestisse vastu võtta kuni 30 meie ja liitlastega koostööd teinud afgaani, 19.08.2021.

[28] PPA. 2021. PPA lähetab Leetu politseiüksuse ESTPOL5, 05.07.2021.

[29] Pott, T. 2021. Eesti on tõstnud Leedu kriisi tõttu piiril ning sadamates valmisolekut, ERR, 10.07.2021.

[30] PPA. 2020. Välismaalased esitasid elamisloa taotlusi Eestis ettevõtluseks ja töötamiseks sisserände piirarvust rohkem, 07.01.2020.

[31] Eilat, T. 2020. Abhaasia eestlane Alli Rutto sai lõpuks passi, 11.11.2020.

[32] Riigikohus. 2018. Eesti kodakondsusse opteerumise viis lõpule ümberasumine Eesti Vabariiki, 02.03.2018.

[33] Eilat, T. 2019. „Pealtnägija”: ausus maksab teenekale õpetajale Eesti kodakondsuse, ERR, 06.02.2019.

[34] Piirsalu, J. 2021. Abhaasia eestlane paneb proovile põhiseaduse. Postimees, 27.09.2021.

Ситуация не изменилась.

Ключевые темы

  • Прошли первые с 2005 года выборы, на которых необоснованно ограничивавший свободу выражения запрет на наружную рекламу был отменен.
  • Для отмены действующего в отношении всех заключенных ограничения права на выборы по-прежнему ничего не было сделано.
  • Вновь стали вестись дискуссии относительно безопасности и доступа к э-выборам.

Политические и институциональные направления развития

В отчетный период в Эстонии прошли выборы в местные самоуправления. Впервые список избирателей был электронным, в связи с чем голосующие больше не были привязаны к определенному избирательному участку, получив большую гибкость при участии в выборах.[1] Для голосования люди могли выбрать любой подходящий им избирательный участок в пределах своего избирательного округа, и для проголосовавших электронно была предоставлена возможность изменить свой голос в день выборов.[2]

В ряде различных отчетов по правам человека было отмечено, что право на выборы всех находящихся в тюрьме людей не должно ограничиваться автоматически. На внутригосударственном уровне дискуссий относительного этого не проводилось, однако данный вопрос обсуждался на международном уровне. Например, в независимом отчете, представленном Сетью по равному обращению Эстонии Совету по правам человека ООН, занимающиеся правами человека некоммерческие организации отметили, что полный запрет права на выборы в отношении заключенных должен быть отменен.[3] В ходе выполненного Советом по правам человека ООН планового обзора Эстонии предложение отменить общий запрет на выборы представили как Канада, так и Швеция.[4] Ответ Эстонии на данное предложение не был многообещающим – Эстония лишь заявила, что Министерство юстиции проанализирует то, могут ли и как могут быть изменены нынешние ограничения,[5] в связи с чем прогнозировать улучшение данной ситуации в ближайшее время нельзя.

Осенью 2021 года к канцлеру юстиции обратился член Рийгикогу Эдуард Одинец, подняв вопрос о политической беспристрастности административных учреждений во время местных выборов. Поводом для этого стало то, что директор Нарвского языкового лицея отправил родителям призыв поддержать на выборах его кандидатуру, использовав для доставки соответствующего письма домой школьников и дав детям за это шоколад. Канцлер юстиции нашел, что кандидатам не запрещено знакомить в административном учреждении людей со своими политическими целями и предвыборными обещаниями. В то же время канцлер юстиции отметил, что в целом реклама в школьном здании запрещена и что оценку данному деянию может дать Департамент защиты прав потребителей и технического надзора.[6]

В конце 2021 года, после целого ряда безуспешных попыток, Министерство экономики и коммуникаций нашло оферента, который проанализирует реализацию предложений по обеспечению безопасности и повышению осведомленности общественности относительно системы, предложенной рабочей группой по электронной системе выборов и электронному голосованию, созванной в 2019 году министром внешней торговли и информационных технологий.[7]

Законодательные направления развития

Прошедшие в 2021 году выборы в местные самоуправления стали первыми с 2005 года выборами, на которых былотменен необоснованно ограничивавший свободу выражения запрет на наружную рекламу.[8] В день выборов кандидаты могли проводить кампанию в любом месте, кроме помещения для голосования. Еще со времени установления запрета Эстонский центр по правам человека в различных изданиях[9] подчеркивал, что данный запрет является непропорциональным. Критиковал его и канцлер юстиции, который в 2017 году попросил Рийгикогу отменить запрет.[10]

Судебная практика

Большинство обращений в избирательную комиссию и в суд были связаны с проблемами с э-голосованием. Например, коллегия по надзору за конституционностью Государственного суда отказала в удовлетворении жалобы ЭКРЕ и Сильвера Куузика, в которой требовалось отменить э-голоса в определенных избирательных округах, так как приложение-переводчик изменяет имена кандидатов на сайте. По оценке суда, проблема с переводом не могла оказать существенного влияния на результат голосования.[11]

Кроме того, Государственный суд отказал в удовлетворении жалобы, в которой податель жалобы требовал отмены начала электронного голосования. Избирательной комиссии была подана жалоба, в которой податель жалобы просил не начинать 11 октября электронное голосование.[12] В качестве причины податель жалобы среди прочего отметил, что электронное голосование не является достаточно безопасным и надежным, так как программное обеспечение и приложения для избирателя не прошли аудит. Избирательная комиссия не согласилась с этой жалобой, и Государственный суд также посчитал, что обстоятельства, которые могли бы служить причиной для отмены электронного голосования, отсутствовали.[13] В то же время Государственный суд порекомендовал организаторам выборов действовать более прозрачно, а также рассмотреть возможность обнародования проведенных до начала электронного голосования аудитов и анализов системы в той части, в которой обнародование такой информации не будет вредить интересам безопасности.[14]

Статистика и исследования

В 2020 году по заказу государства было проведено исследование возможности э-голосования посредством мобильного телефона. Результатом анализа стал вывод о том, что э-голосование с помощью телефона является технически возможным, однако до его применения необходимо уменьшить различные риски. Например, для м-голосования можно было бы использовать устройства с операционной системой iOS и Android, и на устройствах должна была бы быть установлена последняя версия программного обеспечения. Кроме того, необходимо учесть опасности, связанные с общей кибергигиеной (хакеры, а также возможность более просто проголосовать посредством м-голосования от имени какого-либо другого лица).[15]

Согласно заказанному Департаментом государственной информационной системы (Riigi Infosüsteemi Amet, RIA) и проведенному предприятием AS Cybernetica анализу относительно технологии распознавания лиц, решение по распознаванию лиц является технически сложным и требующим очень больших технических изменений. Его внедрение способно привести к опасности сбоев системы е-голосования, а также к значительному увеличению требованиям к мощности системы, при это свести процент ошибок к нулю будет невозможно. В результате исследования было установлено, что услуга по э-голосованию была бы для пользователя неудобной, так как условием для ее использования было бы наличие устройства с качественной камерой и умения им пользоваться, и такое решение также привело бы к ущемлению приватности. В итоге был сделан вывод, согласно которому вместо распознавания лица существует ряд более легко реализуемых мер, позволяющих бороться с атаками против э-голосования. Такими мерами являются уведомление человека по электронной почте или SMS о том, что от его имени был отдан голос, а также формирование рекомендуемой нормы по передаче ID-карт попечительским домам на хранение.[16]

Обнадеживающие и положительные практики

Для привлечения различных групп людей и распространения информации Государственная избирательная комиссия совместно с Центром тревожной связи открыла круглосуточную информационную телефонную линию по выборам 631 6633. По телефону давались ответы на общие вопросы, связанные с выборами. В период с 7 по 18 октября консультанты информационной линии ответили на 3395 звонков. Большинство вопросов касались проведения э-голосования, содержания информационных листов по выборам, месторасположения подходящего избирательного участка в избирательном округе, а также права голоса.[17] Звонить на информационный телефон можно было с 7 октября по 18 октября 2021 года, и ответы на вопросы предоставлялись на эстонском, русском и английском языках.[18]

Самые важные общественные дискуссии

Уже с самых первых э-выборов представители общественности обращали внимание на различные технические проблемы, мешавшие э-голосованию. Без оплошностей не обошлись и эти выборы. Сразу же после начала выборов проблемы возникли у людей, которые голосовали посредством последней версии операционной системы MacOS: они получали сообщения об ошибке и не могли проголосовать. Проблема была устранена в тот же день, когда была обнаружена ошибка.[19] Кроме того, приложение для э-голосования отображало первым участникам голосования ложную информацию, согласно которой голос проголосовавшего не был учтен, и данное голосование являлось тестовым.[20] Причиной отображения неправильной информации в приложении для избирателя оказался сервер, где было неверно установлено время, в течение которого должен был показываться данный текст. В итоге все голоса были учтены.[21]

Кроме того, проблемы и узкие места наблюдались в части доступности э-голосования. Еще в 2019 году во время выборов в Рийгикогу и Европейский парламент избирательной комиссии указали на проблему, возникающую при использовании операционной системы MacOS: программа для чтения экрана не могла считать текст в приложении для выборов. Представитель избирательной комиссии сообщил, что данной проблемой занимаются, однако за два года исправить приложение так и не получилось.[22]

На местных выборах в 2021 году обнаружился и другой момент, ограничивающий удобство использования и доступность приложения для выборов. А именно, приложение для выборов доступно только на эстонском языке, при том что участвовать в выборах в местные самоуправления имеют право все постоянно проживающие в Эстонии жители, которые могут и не владеть эстонским языком.[23] По словам службы по проведению выборов, в настоящее время добавление возможности использовать приложение также на английском и русском языках не планируется.[24]

Описание случая

13 октября в газете Postimees появилась новость о том, что[25] приложение-переводчик изменяет на сайте выборов имена кандидатов. Имена изменялись только при использовании браузера Google Chrome при включенной в нем функции автоматического перевода. Например, вместо имени «Silver Kuusik» отображалось имя «Hõbe Kuusik».[26] В тот же день программное обеспечение на сайте valimised.ee было исправлено и данная неполадка исчезла.[27]

14 октября Консервативная народная партия Эстонии и представивший кандидатуру в ее списке Сильвер Куузик подали в Государственную избирательную комиссию жалобу, в которой они просили отменить результаты электронного голосования в избирательных округах, затронутых программой-переводчиком.[28] Избирательная комиссия жалобу не удовлетворила, ответив, что проблемы с автоматическим переводом возникали только на сайте valimised.ee.[29] Эти же лица обжаловали решение в Государственном суде. Коллегия по надзору за конституционностью Государственного суда отказала в удовлетворении жалобы ЭКРЕ и Сильвера Куузика,[30]так как программа-переводчик не могла существенно повлиять на результат голосования. По мнению суда, спор в отношении того, отвечает ли за отображение переведенных имен избиратель, установивший в своем браузере настройку автоматического перевода, или же государственная служба по проведению выборов, не исключившая возможность перевода на сайте, в принципе возможен.

По оценке Государственного суда, служба по проведению выборов нарушила право подателя жалобы на представление кандидатуры, так как она не воспрепятствовала отображению на своем сайте списка кандидатов в искаженном виде. Данный вывод не опровергается и тем обстоятельством, что в приложении для избирателя было отображено правильное имя. В то же время Государственный суд не отменил результаты электронного голосования, так как вероятность того, что в результате упущения со стороны службы по проведению выборов кто-либо не проголосовал за желаемого кандидата, является насколько малой, что она не могла существенно повлиять на результаты.[31]

Рекомендации

  • Изменить соответствующие законы таким образом, чтобы запрет на выборы применялся только к тем заключенным, которым он был назначен в качестве дополнительного наказания.
  • Принять меры по улучшению доступности избирательных участков и э-выборов.

[1] Vabariigi Valimiskomisjon, Valijate nimekiri.

[2] Postimees. 2021. Kohalikud valimised tulevad mitmete muudatustega. 14.06.2021.

[3] Eesti võrdse kohtlemise võrgustik. 2020. Ühisaruanne Eesti kolmanda üldise korralise ülevaatuse (UPR) jaoks.

[4] United Nations General Assembly. 2021. Report of the Working Group on the Universal Periodic Review – Estonia.

[5] United Nations General Assembly. 2021. Report of the Working Group on the Universal Periodic Review – Estonia (Views on conclusions and/or recommendations, voluntary commitments and replies presented by the State under review).

[6] Õiguskantsler. Valimisreklaam koolis, 06.10.2021

[7] Digigeenius. Riik tellis auditi, mis selgitab välja, kuidas on Kert Kingo e-valimiste töörühma ettepanekuid rakendatud. 28.10.2021.

[8] Riigi Teataja, Euroopa Parlamendi valimise seaduse, kohaliku omavalitsuse volikogu valimise seaduse, Riigikogu valimise seaduse, rahvahääletuse seaduse ja karistusseadustiku muutmise seadus (valimispäeval valimisagitatsiooni piirangu ja välireklaami keelu kaotamine), 13.01.2021.

[9] E. Rünne. 2015. Inimõigused Eestis 2014 – 2015, õigus vabadale valimistele.

[10] Madise, Ü. 2019. Euroopa Parlamendi valimise seaduse, kohaliku omavalitsuse volikogu valimise seaduse, Riigikogu valimise seaduse ja karistusseadustiku muutmise eelnõu, 17.06.2019.

[11] Riigikohus. 5-21-16. https://www.riigikohus.ee/et/lahendid?asjaNr=5-21-16/3

[12] https://www.riigikohus.ee/et/lahendid?asjaNr=5-21-15/3

[13] https://www.riigikohus.ee/et/lahendid?asjaNr=5-21-15/3

[14] https://www.riigikohus.ee/et/lahendid?asjaNr=5-21-15/3

[15] Cybernetica. 2020. Mobile voting feasibility study and risk analysis.

[16] ERR. 2021. Uuring näotuvastust e-hääletamisel veel ei soovita, 15.07.2021.

[17] Riigi valimisteenistus. E-kiri. 01.10.2021

[18] Postimees. Sügisel nõustab valijaid infotelefon, 21.05.2021.

[19] Postimees. E-valimisi häirisid esimesed tehnilised rikked, 11.10.2021.

[20] Delfi. E-hääletamine algas tehnilise praagiga: 900 kasutajale anti teada, et nende hääl ei lähe arvesse, 11.10.2021

[21] Vabariigi Valimiskomisjon. Kõigi kell 09 e-hääletanute hääled läksid arvesse.

[22] Vikerraadio. Arne Koitmäe ja Margus Arm. Kas tulevikus saab valimistel hääletada ka mobiiltelefonis?,

[23] Postimees. Kes on Hõbe Meikar või Sipelga Hilving? Tõlkerakendus muudab valimiste veebilehel kandidaatide nimesid, 13.10.2021

[24] Riigi valimisteenistus. E-kiri. 01.10.2021

[25] Postimees. Kes on Hõbe Meikar või Sipelga Hilving? Tõlkerakendus muudab valimiste veebilehel kandidaatide nimesid, 13.10.2021

[26] Delfi. Taas probleem: kandidaadid Silver Meikar ja Silver Kuusik moonduvad valimiste veebilehel Hõbe Meikariks ja Hõbe Kuusikuks, 13.10.2021.

[27] Vabariigi Valimiskomisjon. Automaattõlge ei mõjutanud kandidaatide nimede kuvamist valijarakenduses.

[28] Delfi. EKRE nõuab e-hääletuse tühistamist: kandidaadid, kelle nime väänas tõlkeprogramm, on ebavõrdses seisus, 15.10.2021.

[29] Vabariigi Valimoskomisjon. Vabariigi Valimiskomisjon jättis rahuldamata kaks e-hääletamisega seotud kaebust.

[30] Riigikohus. 5-21-16. https://www.riigikohus.ee/et/lahendid?asjaNr=5-21-16/3

[31] Riigikohus. Riigikohus jättis rahuldamata kaks e-hääletamist puudutanud kaebust, 28.10.2021.

Ситуация не изменилась.

Ключевые темы:

  • Область равного обращения в рассматриваемый период характеризует стагнация. Несмотря на то, что планы нынешнего правительства включают многообещающие инициативы, конкретные шаги в форме важных законодательных изменений в соответствующих сферах пока сделаны не были.
  • Государство не обращает достаточно внимания на разжигание вражды в отношении меньшинств, и ограничение или лучшее регулирование языка вражды посредством изменения Пенитенциарного кодекса застопорилось.
  • Петиция по равенству браков собрала 35805 подписей и была принята Рийгикогу к производству. Ответственная за рассмотрение петиции комиссия решила не инициировать разработку проекта по изменению Закона о семье, и данное решение подверглось критике в обществе.

Политические и институциональные направления развития

26 января 2021 года вступила в должность новая правительственная коалиция, в которую вошли Партия реформ Эстонии и Центристская партия Эстонии, и которой руководит первая в Эстонии премьер-министр женского пола Кая Каллас. В коалиционном договоре в качестве важного принципа было приведено обещание поддерживать большую вовлеченность людей со сниженной трудоспособностью в рынке труда, а также способствовать гендерному равноправию и уменьшить гендерную разницу в зарплатах, чтобы обеспечить равное обращение и равные возможности для мужчин и женщин. Защиту от дискриминации и применение принципа равного обращения также планируется обеспечивать во всех сферах.[1]

Программа деятельности Правительства Республики 2021–2023 также включает действия, касающиеся области равного обращения, в том числе, предложение о составлении Плана развития благосостояния 2023–2030.[2]

Составляемый в настоящее время документ консолидирует в себе стратегические цели на 2023–2030  годы в таких областях политики, как уменьшение социального неравенства и бедности, гендерное равноправие и большая социальная вовлеченность, улучшение равного обращения в отношении входящих в группы меньшинств людей, трудовая занятость, продолжительная и качественная трудовая жизнь, политика народонаселения, а также увеличение благосостояния пожилых, детей и родителей.[3]

Действующий в настоящее время план развития благосостояния консолидирует стратегические цели трудовой политики, политики по социальной защите и политики по гендерному равноправию и равному обращению на 2016–2023 годы.

Кроме того, при составлении нового плана развития учитывались цели, указанные в государственной долгосрочной стратегии развития «Эстония 2035», общая часть которой была принята Рийгикогу 12 мая 2021 года, и план деятельности по которой обновляется Правительством Республики раз в год. В данной стратегии развития одним из базовых принципов является то, что в Эстонии у всех людей должны быть равные возможности по самореализации и участию в общественной жизни, независимо от индивидуальных особенностей и потребностей, принадлежности к различным социальным группам, социально-экономическим способностям и места жительства.[4]

Законодательные направления развития

19 октября 2020 года находившаяся тогда в оппозиции фракция Партии реформ Эстонии инициировала Закон об изменении Пенитенциарного кодекса и Уголовно-процессуального кодекса, целью которого было исполнение принятого в Совете Европейского союза  в 2008 году решения бороться с проявлениями расизма и ксенофобии посредством уголовно-правовых средств (рамочное решение Совета 2008/913/ ПВД). Соответствующее рамочному решению законодательное изменение означало бы, что в дальнейшем в случае преступления факт совершения преступления на почве ненависти в отношении указанной в законе группы меньшинства рассматривался бы в качестве отягчающего обстоятельства. Кроме того, данным изменением закона в отношении разжигания вражды планировалось отменить требование о наличии непосредственной угрозы. Согласно действующей части 1 статьи 151 Пенитенциарного кодекса, наказывать за разжигание вражды можно только в случае, если это повлекло угрозу жизни, здоровью или имуществу лица.[5]

Неправительственные и международные организации[6] уже давно критикуют действующую в настоящее время регуляцию. Правовед и бывший руководитель Эстонского центра по правам человека Кари Кяспер отмечал, что «очень тяжело обоснованно доказать, что чьи-либо словесные нападки на основании конкретного признака подвергают угрозе жизнь, здоровье или имущество какого-либо другого лица или лиц, и поэтому статистика говорит о нереалистично малом количестве производств».[7] Соответственно, проект Партии реформ Эстонии может считаться шагом в правильном направлении, однако 16 декабря 2020 года он был отклонен Рийгикогу.

В это же время, 30 октября 2020, Европейская комиссия инициировала в отношении Эстонии производство по нарушению, так как Эстония не имплементировала рамочное решение 2008/913/ПВД надлежащим образом.[8]Вступившее 26 января 2021 года в должность правительство Кайи Каллас включило проект Закона об изменении Пенитенциарного кодекса, Уголовно-процессуального кодекса и Деликтно-процессуального кодекса в свою программу деятельности.[9] Тем не менее, конкретных шагов по данному законопроекту, который, согласно планам правительства, должен был быть готов в апреле 2021 года, согласно имеющейся сейчас информации сделано не было. Можно отметить только то, что в настоящее время Министерство юстиции проводит связанный с законопроектом анализ.[10]

Министерство социальных дел приступило к разработке проекта изменения Закона о равном обращении (ЗРО),[11] и соответствующий план включен также и в программу деятельности Правительства Республики.[12] Уже более десяти лет как различные неправительственные организации и институты, так и международные организации[13] неоднократно обращали внимание на содержащуюся в ЗРО иерархию защиты прав, однако до сих пор, несмотря на целый ряд планов, изменения в данный закон внесены не были.

Изменения необходимы в связи с тем, что действующий ЗРО не соответствует приведенному в статье 12 Конституции принципу общего основного права на равенство, так как применение данного закона не является одинаковым в отношении всех меньшинств. Дискриминация на основании вероисповедания или убеждений, возраста, ограниченных возможностей или сексуальной ориентации запрещена только в связанных с трудовой жизнью вопросах и при получении профессиональной подготовки. Запрет на дискриминацию на основании национальности (этнической принадлежности), расы или цвета кожи является более широким, и в его случае неравное обращение запрещено и в области права на получение услуг и пособий по социальному обеспечению, здравоохранению и социальному страхованию, а также права на образование, а также права на получение товаров и услуг, предлагаемых общественности (включая жилье). Такая иерархия в законе возникла прежде всего по той причине, что посредством ЗРО Эстония имплементировала обязанности, указанные в директивах 2000/43/ЕС и 2000/78/ЕС, однако при этом не был учтен предусмотренный Конституцией Эстонской Республики принцип равноправия, который не позволяет делать различия в степени дискриминации на основании приписываемым людям признакам.

Канцлер юстиции обратил внимание на данное противоречие Конституции еще десять лет назад, отметив, что цель Закона о равном обращении не может ограничиваться исключительно имплементацией минимальных требований директив Европейского союза, и что при формировании правовой регуляции необходимо учитывать и Конституцию. Канцлер юстиции также отметил, что явное отличие от степени защиты, предусмотренной для лиц статьей 12 Конституции, требует от законодателя очень весомых обоснований, однако в случае области применения ЗРО таких обоснований он не видит».[14]

Для консолидирующей эстонские неправительственные организации Сети равного обращения изменение ЗРО являлось главной целью в сфере защиты интересов еще с момента создания Сети в 2013 году. В связи с этим вопросом Сеть неоднократно обращалась к государству и представляла ему рекомендации. В мае 2021 года Советом по правам человека ООН был проведен третий Универсальный периодический обзор по Эстонии, в рамках которого Сеть равного обращения представила свой независимый отчет. В отчете вновь обращалось внимание на недостаточно широкую область применения закона и приводилась рекомендация государству изменить данный закон. [15]

Описание случая

В октябре 2020 года Партия зеленых Эстонии составила петицию об изменении Закона о семье. Целью сбора подписей было обращение к Рийгикогу для введения в Закон о семье понятия брака как союза между двумя взрослыми людьми независимо от их пола. Кроме того, по словам инициаторов, такое изменение обеспечило бы для однополых пар конституционное право на равное обращение. Инициатива собрала 35805 подписей.[16]

20 мая 2021 года Рийгикогу принял обращение к производству, и 9 ноября правовая комиссия обсудила петицию по существу. В направленном Партии зеленых ответном письме, в котором приводились результаты обсуждения, правовая комиссия сообщила, что равенство браков в Эстонии уже и так однозначно обеспечено для всех способных вступать в брак лиц как по сути, так и по форме. Кроме того, в ответе отмечалось, что действующий в Эстонии Закон о семье соответствует Конституции и не является дискриминационным в отношении каких-либо лиц. В ответном письме комиссия также отдельно выразила свое мнение относительно содержания народной инициативы в целом, отметив, что «/…/ в качестве рабочего органа законодателя мы не можем поддерживать по сути несбалансированные политические инициативы, которые только увеличивают раскол в обществе и не предлагают удовлетворительных решений». Кроме того, правовая комиссия сообщила, что она не будет инициировать на основании петиции проект по изменению Закона о семье.[17]

Такой подход правовой комиссии подвергся в обществе критике, так как признание существования в настоящее время принципа равенства браков в случае семей с партнерами одного пола не является уместным. Согласно Закону о семье, в Эстонии вступать в брак могут только два лица разного пола. Руководитель по защите интересов Ассоциации ЛГБТ Эстонии Айли Кала отметила, что формулировка правовой комиссии является невежественной и надменной, и что общество в целом ожидает от законодательной власти прекращения политизации прав человека, а также действительного обеспечения равных прав для всех.[18]

Историк и один из ведущих деятелей данной области Таави Коппель выразил мнение, что обсуждение правовой комиссии было бессодержательным. Кроме того, Коппель считает мнение правовой комиссии о том, что Рийгикогу не должен ставить на голосование законопроекты, связанные с вопросами ценностей, поразительным. По его мнению, такой подход сделал бы представление обращений Рийгикогу бессмысленным. Коппель также напомнил, что в обществе уже существует широкая поддержка равноправия браков – так, весной 2021 года 47% жителей Эстонии поддержали возможность заключения однополых браков (против – 46%).[19]

Рекомендации:

  • Изменить область применения Закона о равном обращении таким образом, чтобы она одинаково распространялась на все группы меньшинств.
  • Добиться прогресса в части регулирования разжигания вражды в Пенитенциарном кодексе таким образом, который позволит обеспечить фактическую защиту.
  • Обратить большее внимание на темы равного обращения, и при рассмотрении касающихся групп меньшинств вопросов избегать подходов, унижающих их человеческое достоинство, как это произошло при рассмотрении правовой комиссией петиции об изменении Закона о семье.

 

[1] Vabariigi Valitsus. Eesti Reformierakonna ja Eesti Keskerakonna valitsuse moodustamise kokkulepe ja valitsusliidu koostööleping aastateks 2021-2023.

[2] Vabariigi Valitsus. 2021. Tegevusprogramm aastateks 2021-2023, 23.02.2021.

[3] Sotsiaalministeerium. 2021. Heaolu arengukava 2023–2030 mustandversioon, e-kiri, 04.11.2021.

[4] Vabariigi Valitsus. Strateegia „Eesti 2035“.

[5] Riigikogu. 2020. Karistusseadustiku ja kriminaalmenetluse seadustiku muutmise seadus (vihakuritegude vastu võitlemine) 276 SE.

[6] Euroopa rassismi- ja sallimatuse vastu võitlemise komisjon (ECRI). 2015. ECRI aruanne Eesti kohta (viies seiretsükkel), 13.10.2015.

[7] Käsper, K. Vaenu õhutamine pole sõnavabaduse kasutamine, ERR, 08.05.2019.

[8] Euroopa Komisjon. 2020. October infringements package: key decisions, 20.10.2020. [Oktoobri rikkumisvastaste meetmete pakett: peamised otsused].

[9] Vabariigi Valitsus. 2021. Valitsus kinnitas tegevusprogrammi aastateks 2021-2023, 23.02.2021.

[10] Justiitsministeerium. 2021. Vastus küsimustele Euroopa Põhiõiguste Ameti 2022. aasta põhiõiguste aruande sisendi koostamiseks, e-kiri, 04.10.2021.

[11] Sotsiaalministeerium. 2021. Vastus küsimustele Euroopa Põhiõiguste Ameti 2022. aasta põhiõiguste aruande sisendi koostamiseks, e-kiri, 30.09.2021.

[12] Vabariigi Valitsus. 2021. Valitsus kinnitas tegevusprogrammi aastateks 2021-2023, 23.02.2021.

[13] Euroopa rassismi- ja sallimatuse vastu võitlemise komisjon (ECRI). 2015. ECRI aruanne Eesti kohta (viies seiretsükkel), 13.10.2015.

[14] Õiguskantsler. 2011. Soovitus õiguspärasuse ja hea halduse tava järgimiseks ning märgukiri seaduseelnõu algatamiseks, nr 7-4/101419/1100981, 6-8/110288/1100981, 09.05.2011.

[15] Eesti võrdse kohtlemise võrgustik. 2021. Ühisaruanne Eesti kolmanda üldise korralise ülevaatuse (UPR) jaoks.

[16] Erakond Eestimaa Rohelised. 2020. Petitsioon perekonnaseaduse muutmiseks, 19.10.2020.

[17] Õiguskomisjon. Kollektiivne pöördumine „Petitsioon perekonnaseaduse muutmiseks“, nr 1-6/21-72/2, 12.11.2021.

[18] Kala, A. 2021. Riigikogu, lõpetage oma ignorantne üleolevus samast soost paaride vastu, Eesti Päevaleht, 12.11.2021.

[19] Koppel, T. 2021. Kuidas riigikogu õiguskomisjon petitsioonist farsi kujundas, ERR, 19.11.2021.