8 - peatükk

Национальные меньшинства и интеграционная политика

Author: Triin Pohla

Ключевые темы

  • В сфере интеграционной политики в 2018–2019 гг. не произошло больших непредвиденных изменений: намеченные и дополнительные мероприятия продолжаются.
  • В Эстонии сохраняется разделение и различия между эстоноязычной и русскоязычной общинами в образовании, на рынке труда, в жизненной среде, потреблении медиа и т.д.
  • Рост объемов миграции и повышение многообразия среди групп иммигрантов и краткосрочных форм миграции становятся одной из самых больших трудностей в сфере миграции и интеграции.

 

Политическое и институциональное развитие

В 2018–2019 гг. на политическом и институциональном уровне по большому счету придерживались рамок одобренной правительством в 2014 г. программы развития сферы интеграции «Сплоченная Эстония 2020»,[1]фокус которой наряду с эстоноязычными и говорящими на отличном от эстонского родном языке жителями был направлен и на поддержку адаптации и интеграции новых иммигрантов. В последние годы в качестве новой целевой аудитории интеграции государство стало уделять больше внимания и оказывать услуги репатриантам в Эстонию,[2] также шла дискуссия о применении потенциала получивших в Эстонии высшее образование иностранных студентов и их возможностях остаться в Эстонии.[3]

В 2018 г. министерство культуры приступило к подготовке составления новой государственной программы интеграции «Сплоченная Эстония 2030», которая служит продолжением одобренной правительством в 2014 г. программы развития «Сплоченная Эстония 2020». В новой программе сформулированы цели государства в интеграционной политике и действия для их достижения в период с 2021 по 2030 гг. В первой половине 2019 г. провели ряд семинаров для сбора контента для программы развития, однако составление окончательного текста отстало от намеченного плана. Согласование законопроекта программы развития и принятие его правительством, а также утверждение программы министром культуры намечены на третий квартал 2020 г.[4]

 

Законодательное развитие

В 2018 г. дважды изменили закон об иностранцах. 2 мая был принят законопроект SE 590, которым в закон об иностранцах переняли директиву Европейского союза об учебной и научной миграции, которая упрощает передвижение внутри Европейского союза ученых и студентов из третьих стран.[5] 13 июня Рийгикогу принял закон об изменении закона об иностранцах и в связи с этим других законов (SE 617). Законом была изменена регуляция предельного числа иммигрантов, которая исключает выдающихся специалистов; введено требование владения эстонским языком на уровне A2 для иностранцев, которые прожили в Эстонии по меньшей мере пять лет на основе предназначенного для работы временного вида на жительство, и которые хотят ходатайствовать о новом или продлить имеющийся вид на жительство. Также продлили максимальное время краткосрочной работы с прежних девяти месяцев до одного года, чтобы снизить нехватку рабочей силы, вызванную цикличным развитием экономики.[6]

12 сентября 2018 г. приняли поправки к закону о гражданстве, цель которых – расширить возможности изучения эстонского языка для желающих получить гражданство Эстонии (SE 629). В дальнейшем государство предложит прожившим в Эстонии по меньшей мере пять лет на законном основании людям возможность заключить языковой договор, который позволит людям один раз пройти бесплатное обучение эстонскому языку от нулевого уровня до уровня самостоятельного пользователя языка B1.[7]

 

Судебное производство и практика

Административная коллегия Государственного суда в своем решении от 2 марта 2018 г. (дело 3-16-1810)[8]постановила, что потомки оптировавших в России гражданство Эстонии после Тартуского мира не являются гражданами Эстонии, если за оптацией не последовало переселения на место жительства в независимую Эстонию. Анализировавшая вопрос гражданства абхазских эстонцев рабочая группа ученых-правоведов Тартуского университета также пришла к выводу, что потомки не переселившихся в Эстонию после заключения Тартуского мирного договора абхазских эстонцев не являются гражданами Эстонии по рождению.[9] Решение Государственного суда и результаты исследований ученых Тартуского университета влияют на приблизительно сто человек, кому, на основании, признанном задним числом ошибочным, выдано гражданство Эстонии по рождению. Одним из тех людей, на кого повлияли изменения производственной практики Департамента полиции и погранохраны в вопросах получения гражданства по оптации, стала Алли Рутто, чье опубликованное 15 октября 2018 г. открытое письмо[10] вновь подняло тему двойных стандартов в вопросе двойного гражданства (см. подробнее в подглаве 6 «Наиболее важные общественные дискуссии» ).

 

Статистика и исследования

Опубликованный в августе 2019 г. аудит Госконтроля[11] дает неудовлетворительную оценку организации изучения эстонского языка: «Госконтроль считает, что организация предназначенного для взрослых финансируемого государством обучения эстонскому языку раздроблена, численность обучения не отвечает нуждам, острая нехватка квалифицированных учителей и финансирование обучения в заметной степени зависит от средств Эстонской кассы по безработице и грантов Европейского союза. Поиск решения проблем замедлен, поскольку у организации изучения языка нет четкого содержательного руководителя, несущего ответственность за развитие данной области, соответствующие государственные учреждения не координируют мероприятия между собой системным образом».[12] Те же проблемы подчеркивают и другие недавно опубликованные исследования.[13]

В рамках проекта RITA-RÄNNE, который помогает в разработке опирающихся на научные исследования инновационных подходов к управлению процессами миграции и интеграции в Эстонии, опубликованы или готовятся к публикации важные резюме данной темы и публикации. Базовые основы сферы интеграции рассматривают тематические доклады, посвященные теоретическим рамкам культурного многообразия,[14]множественной идентичности[15] и концептуальным основаниям общества и интеграции.[16]

В 2018–2019 гг. вышло два исследования о принадлежности, вовлечении и участии в общественной жизни эстонских цыган.[17] Центр по правам человека в сотрудничестве с Центрально-Европейским Университетом в 2019 г. составит еще два исследования о политике вовлечения цыган и применении соответствующих мер в Эстонии.[18] В 2019 г. также были опубликованы сравнительные отчеты Eurydice об интеграции учащихся иностранного происхождения в школьной системе европейских государств,[19] отчет Международной миграционной организации об адаптации иностранцев в местных самоуправлениях Эстонии[20] и промежуточная оценка применения меры адаптации и интеграции Европейского социального фонда.[21]Результаты опубликованного в сентябре 2019 г. исследования InterNations, проведенного среди переехавших в 64 иностранных государства людей, демонстрируют, что прибывшие в Эстонию иностранцы довольны здешним э-государством и услугами, но им сложно здесь адаптироваться к жизни вне работы.[22]

В дополнение к вышеназванным, осенью 2019 г. будет опубликован ряд важных исследований и анализов: например, Эстонский отчет о развитии человеческого потенциала 2018/2019,[23] исследование удовлетворенности и опыта найма иностранных целевых групп Work in Estonia, анализ Балтийского исследовательского института об адаптации новых мигрантов в Эстонии,[24] анализ министерства культуры услуг интеграции и адаптации, предлагаемых людям другой национальности, эстонцам, соплеменникам и репатриантам, и т.д.

 

Перспективные и хорошие практики

В 2018 и 2019 гг. вышел ряд новых и любопытных решений в сфере обучения языку. Создано четыре новых приложения для изучения языка: Speakly,[25] WalkTalk,[26] Multikey[27] и Käänuk.[28]

Также в качестве примера хорошей практики можно привести различные опорные услуги, предназначенные для нанимающих иностранцев предприятий и других целевых групп: например, приложение Балтийского исследовательского института и Work in Estonia, пошагово знакомящее с наймом иностранной рабочей силы,[29] координируемая министерством внутренних дел опорная сеть адаптации новых мигрантов (рассылка и встречи сети), а также управляемая Work in Estonia и Эстонской торгово-промышленной палатой сеть работодателей для поддержки найма иностранных работников.[30]

Начиная с 2018 г. государство предлагает предприятиям пособие на найм иностранного работника,[31] цель которого – снизить нехватку выдающихся специалистов в Эстонии. Начиная с 2019 г. Фонд интеграции предлагает услугу консультирования для репатриантов в Эстонию,[32] и долго находившиеся за границей семьи с детьми могут ходатайствовать о социально-экономическом пособии на возвращение.[33] В качестве перспективной практики бросается в глаза городок Юлемисте и деятельность по его развитию: строительство квартирного дома, предлагающий консультационные услуги Эстонский международный дом[34] и оказывающий с 2019 г. помощь семейного врача на иностранных языках Дом здоровья Юлемисте.[35]

 

Наиболее важные общественные дискуссии

В течение последних десяти лет связанные с гражданством вопросы возникали в общественной дискуссии практически ежегодно. В 2018 г. испытанием для министерства внутренних дел и увлекшим общественность казусом стал вопрос выдачи нового паспорта взамен просроченного и законности гражданства Эстонии по рождению абхазской эстонки Алли Рутто.[36] С одной стороны, общественности объясняли административную практику Департамента полиции и погранохраны, решение Государственного суда от марта 2018 г., а также результаты анализа ученых-правоведов Тартуского университета, согласно которым потомков оптантов, не перебравшихся жить в Эстонию, следует рассматривать в качестве иностранцев (см. подглава 3 «Судебная практика»). С другой стороны, президенту,[37] канцлеру права[38] и ряду политиков[39] казалось несправедливым, что люди должны страдать из-за ошибки государства. Случай Алли Рутто нашел временное решение в декабре, когда Департамент полиции и погранохраны решил выдать ей новый паспорт гражданки Эстонии на двухлетний срок.[40] Правовая неразбериха в вопросах гражданства абхазских эстонцев по-прежнему нуждается в решении: в подготовленном в министерстве внутренних дел в 2019 г. законопроекте рекомендуется в порядке исключения разрешить абхазским эстонцам двойное гражданство, однако министр внутренних дел Март Хельме был не согласен с предложением такой возможности.[41]

В понедельник, ранним утром 7 января 2019 г. в Таллинне на трамвайной остановке Хобуйаама появились плакаты на эстонском и русском с надписями «Здесь только эстонцы» и «Здесь только русские».[42] За организованной партией «Эстония 200» рекламной кампанией последовал ряд осуждающих мнений: кампания описывалась, как случай разжигания межнациональной вражды, который в том числе позволяет России создать неверный образ Эстонии в пропагандистской войне,[43] очередной провокационный и разжигающий рознь политический прием,[44] запрещенная законом о рекламе[45] и пример цели партии сконструировать новую эстонскую идентичность, где нет места для исторических эстонских ценностей и эстонской нации.[46]

 

Тенденции и перспективы

Деятельность в сфере интеграции в последние два года исходит из целей программы интеграции, одобренной правительством в 2014 г.: продолжили реализацию запланированной политики, которую поддерживали и инициативы неправительственных акторов. Новая программа интеграции на 2021–2030 гг. составляется, но на момент написания данного обзора нет ясности, что будут представлять из себя основные направления миграционной и интеграционной политики и намеченные мероприятия на следующее десятилетие. Приведут ли изменившиеся потоки миграции, политический контекст и большая представленность консервативных сил в правительстве к большим изменениям в принципах миграционной и интеграционной политики? Это выяснится в ближайшие годы.

Миграционная статистика прибывших в Эстонию демонстрирует, что произошло заметное изменение в миграционных процессах в Эстонии: выросло число иностранных студентов, прибывших по краткосрочному разрешению на работу и визе иностранных работников, возвращение эстонцев, а также иммиграционная квота была исчерпана еще до конца года (в 2018 г. летом и в 2019 г. 2 января).[47] Исходя из положения рынка труда Эстонии и исчерпанной иммиграционной квоты, в последние годы в Эстонии резко выросло число работников с краткосрочным разрешением на работу, а также с визой или без визы: в 2017 г. около 7600, в 2018 г. порядка 20 000, и в 2019 г. предположительно около 30 000 человек.[48]

Независимо от желания остаться жить в Эстонии на длительный срок, для прибывших на основании визы и краткосрочного разрешения на работу недоступны обучения программы адаптации, которые включают тематические учебные модули и обучение эстонскому языку на уровне A1.[49] По состоянию на осень 2019 г., в адаптационной программе не могут принять участие иностранные студенты до получения вида на жительство, репатрианты в Эстонию, дипломаты и члены их семей, а также прожившие в Эстонии более пяти лет новые иммигранты.[50] Также для находящихся в Эстонии на основании визы лиц (без вида на жительства и прописки) ограничен доступ к помощи (семейных) врачей, у их детей к образованию (в детском саду и школе), и ряду других услуг, которые предлагаются лишь получившим вид на жительство.[51] По оценке экспертов, у находящиеся в Эстонии на основании визы иностранцев высока вероятность стать жертвой эксплуатации, поскольку они не осведомлены о своих правах в Эстонии.[52]

Рост объемов миграции и групп иммигрантов, а также большее многообразие краткосрочных форм миграции в заметной степени воздействуют на способности государств справиться с миграцией, обеспечить социальную сплоченность в обществе и интегрировать иммигрантов.[53] Поэтому и в Эстонии по примеру других развитых государств и городов крайне важно в следующие годы обращать все больше внимания на переосмысление и развитие политики в сфере интеграции таким образом, чтобы поддерживать вовлечение различных иммигрантов, избегать их маргинализации и снижать опасности для общественного правопорядка.[54]

В 2018–2019 гг. одной из проблем в обществе по-прежнему остается нетерпимость к приезжим,[55]оскорбительные высказывания политиков,[56] а также насильственные преступления.[57] За последние пару лет работодатели стали все больше сталкиваться с презрением в отношении приезжих и все больше беспокоятся, что разжигающие нетерпимость заявления политиков оттолкнут ценную рабочую силу от Эстонии.[58] По словам живущего в Эстонии работавшего высококвалифицированным специалистом мужчины родом из Ирана, он лично знает 20–30 человек, которые могли бы сейчас работать в Эстонии, но переехали отсюда, потому что не в состоянии сносить здешнюю враждебность.[59] Согласно опубликованному в 2018 г. исследованию, в качестве прямых налогов Эстония теряет 10 903 евро в год, если работник с высшим образованием год находится вне рынка труда или уезжает из Эстонии.[60] В условиях растущих расходов на наем иностранных специалистов и растущей конкуренции за высококвалифированных специалистов, в Эстонии становится все сложнее смягчать нехватку специалистов.[61]

 

Рекомендации

* В сферах политики в области миграции, интеграции и гражданства для постановки долгосрочных целей и направлений и разрешения ряда проблемных мест необходимо провести обсуждение, которое бы вовлекало все общество, и разработать целостное видение будущего Эстонии в мире с изменившимися формами и потоками миграции.

* Ряд вопросов ждет общественной дискуссии, политических решений, действий и решений: двойное гражданство совершеннолетних граждан Эстонии, единая школьная система, организация изучения эстонского языка, иммиграционная квота, необходимость в рабочей силе и др.

* Из-за роста объемов миграции и роста многообразия (краткосрочных) форм миграции, при формировании политики в сфере интеграции все важнее считаться с различными группами иностранцев и соотечественников (в т.ч. лица с неопределенным гражданством, иностранные студенты, краткосрочные работники, дипломаты, ходатайствующие и получатели международной защиты, члены семей иммигрантов, репатрианты, зарубежные эстонцы и др.).

* При создании различных услуг поддержки адаптации и при адаптировании государственных услуг следует уделять больше внимания целевым группам услуги, чтобы люди со схожими нуждами не остались без услуги из-за неразумных ограничений.

* По-прежнему и даже активнее следует уделять внимание работе над проблемой нетерпимости в отношении приезжих, чтобы избегать парадоксальной ситуации, когда с одной стороны государственные средства направляются на привлечение иностранных талантов в Эстонию и поддержку их найма, а с другой стороны иностранцев и их членов семей-эстонцев из-за негативного отношения отталкивают в Эстонии.

 

Описание кейса

Захед* – 33-летний высококвалифицированный специалист из Ирана, работающий в Эстонии руководителем проекта в сфере машиностроения. Он женат на эстонке и у них двухлетний сын. Из-за более темного цвета кожи на улицах и в магазинах негативных комментариев удостоился как сам мужчина, так и общий ребенок пары. Захед решил, что при первой же возможности уедет вместе с семьей из Эстонии, потому что больше не в состоянии сносить расовые предрассудки и вербальные нападки других людей. Семья не обращалась в полицию в связи с оскорблениями, поскольку считает, что официально нельзя ничего предпринять в отношении тех, кто оскорбляет и дразнит. По словам Захеда, среди его друзей он единственный остался в Эстонии: по его словам, все остальные друзья – зачастую с супругами-эстонками – уехали из страны по тем же причинам. Отъезд семьи означает, что Эстония лишается двух граждан и одного высокообразованного специалиста, чью должность сложно заполнить.

Подробнее с историей Захеда можно ознакомиться в материале газеты Eesti Päevaleht от 15 апреля 2019 г., озаглавленном „„Must! Mine koju!” Iraani tippspetsialist peab rassismi tõttu perega Eestist lahkuma“.[62]

* Имя изменено

[1] Kultuuriministeerium. 2014. Lõimuv Eesti 2020: Lõimumisvaldkonna arengukava.

[2] Kultuuriministeerium. 2019. Alates maist on Eestisse tagasipöördujatele avatud uus nõustamisteenus, 28.05.2019.

[3] Pajumets, M. 2018. Marion Pajumets: mis kasu saab Eesti välistudengitest?, 28.05.2018.

[4] Kultuuriministeerium. 2018. Lõimuv Eesti 2030 arengukava koostamise infoveeb, 29.10.2019.

[5] Riigikogu. 2018. Välismaalaste seaduse muutmise seadus 590 SE, 02.05.2019.

[6] Riigikogu. 2018. Välismaalaste seaduse muutmise ja sellega seonduvalt teiste seaduste muutmise seadus 617SE, 16.04.2019.

[7] Riigikogu. 2018. Kodakondsuse seaduse täiendamise seadus 629SE, 21.09.2018.

[8] Riigikohtu halduskolleegiumi 02.03.2018 otsus nr 3-16-1810/35.

[9] Tartu Ülikool. 2018. Aastatel 1918-1940 opteerimise teel Eesti kodakondsuse omandamise küsimusi käsitlenud õiguse ja halduspraktika analüüs.

[10] Rutto, A. 2018. Abhaasia eestlase Alli Rutto avalik kiri ametnikule: kaitsmise asemel võtate hoopis kodakondsuse ära? Postimees, 15.10.2018.

[11] Riigikontroll. 2019. Täiskasvanute eesti keele õppe korraldus ja riiklik rahastamine, 21.08.2019

[12] Riigikontroll. 2019. Riigikontroll: täiskasvanute eesti keele õppe korraldus vajab selget vastutajat, 28.08.2019

[13] Eesti Rakendusuuringute Keskus Centar ja Tallinna Ülikool. 2018. Eesti keelest erineva emakeelega täiskasvanute eesti keele õpe lõimumis- ja tööhõivepoliitikas: kvaliteet, mõju ja korraldus.

[14] Raud, R. 2019. Mitmekultuurilisus: teoreetiline raamistik. Teema kokkuvõte #6, Tallinna Ülikool.

[15] Ehala, M. 2019. Mitmikidentiteedi ja ühtekuuluvuse võimalused ja väljakutsed Eestis. Teema kokkuvõte #7, Tartu Ülikool.

[16] Tamm, M., Raud. R., Ehala, M. ja Vetik. 2018. Mitmekultuurilise Eesti ühiskonna ja lõimumise kontseptuaalsed alused”. Teema kokkuvõte #2, Tallinna Ülikool.

[17] Karabeškin, L. ja Derman, N. 2018. Eesti romade kuuluvustunne ja osalemine ühiskonnaelus ning Eesti Inimõiguste Keskus. 2019. Kodanikuühiskonna seirearuanne riikliku romasid puudutava integratsioonistrateegia rakendamise kohta Eestis.

[18] Eesti Inimõiguste Keskus. 2018. Uuring romade elust ja õigustest Eestis, 07.07.2019.

[19] Euroopa Komisjon/EACEA/Eurydice. 2019. Integrating Students from Migrant Backgrounds into Schools in Europe: National Policies and Measures, Office of the European Union.

[20] Rahvusvaheline Migratsiooniorganisatsioon (IOM). 2019. Välismaalaste kohanemine Eesti kohalikes omavalitsustes.

[21] CIVITTA. 2019. Siseministeeriumi ja Kultuuriministeeriumi ESFi kohanemis- ja lõimumismeetme rakendamise vahehindamine perioodil 2014–2018.

[22] InterNations. 2019. Expat Insider 2019 Survey Reveals: The Best and Worst Destinations to Live and Work in 2019.

[23] Eesti Koostöö Kogu. 2019. Eesti inimarengu aruanne 2018/2019.

[24] Balti Uuringute Instituut. 2019. Uussisserändajate Eestis kohanemise analüüs.

[25] Speakly

[26] WalkTalk

[27] Multikey.app

[28] Käänuk

[29] Välisspetsialistide värbamise teekond

[30] Roadmap for international recruitment

[31] EAS Enterprise Estonia. Välisvärbamise toetus.

[32] Integratsiooni Sihtasutus. Tagasipöördujale.

[33] Integratsiooni Sihtasutus. Tagasipöördumistoetus.

[34] International house of estonia (IHE)

[35] Ülemiste Tervisemaja

[36] Õhtuleht. 2018. Juhtkiri | Jant Abhaasia eestlase kodakondsuse ümber, 25.11.2018.

[37] ERR, 2018. Kaljulaid nimetas Abhaasia eestlannaga toimuvat riigile piinlikuks, 25.10.2018

[38] ERR, 2018. Madise: inimesed ei tohi õigusküsimuste ajas muutumise tõttu kannatada, 07.12.2018.

[39] Eesti 200 seisukoht, Isamaa seisukoht ja Keskerakonna seisukoht.

[40] Siseministeerium, 2018. Alli Rutto saab Eesti kodaniku passi, 10.12.2018.

[41] ERR. 2019. Helme vaidleb ministeeriumi ideega lubada Abhaasia eestlastele kahte passi, 06.06.2019.

[42] Delfi. 2019. Eestlased ja venelased saatis trammipeatuse eraldi nurkadesse Eesti 200, 07.01.2019.

[43] Eesti Päevaleht. 2019. Urmas Reinsalu Kristina Kallasele: jätke meid oma eestluse vaenulike teooriatega rahule!, 08.01.2019.

[44] Eesti Päevaleht. 2019. Riina Solman: Eesti200 järgmine provokatiivne ja vaenu õhutav poliitvõte, kuhu edasi?, 07.01.2019.

[45] ERR. 2019. Tallinna ettevõtlusameti hinnagul eksis Eesti 200 reklaamiseaduse vastu, 08.01.2019.

[46] Eesti Päevaleht. 2019. Urmas Sutrop: Eesti 200 ja Kristina Kallas tahavad konstrueerida uut eestlust, kus ajaloolisel eestlaskonnal ega rahvusel ei ole mingit kohta, 08.01.2019.

[47] CIVITTA. 2019. Siseministeeriumi ja Kultuuriministeeriumi ESFi kohanemis- ja lõimumismeetme rakendamise vahehindamine perioodil 2014–2018.

[48] Siseministeerium. Kodakondsus ja ränne.

[49] CIVITTA. 2019. Siseministeeriumi ja Kultuuriministeeriumi ESFi kohanemis- ja lõimumismeetme rakendamise vahehindamine perioodil 2014–2018.

[50] Ibid.

[51] Balti Uuringute Instituut. 2019. Uussisserändajate Eestis kohanemise analüüs.

[52] CIVITTA. 2019. Siseministeeriumi ja Kultuuriministeeriumi ESFi kohanemis- ja lõimumismeetme rakendamise vahehindamine perioodil 2014–2018.

[53] Castles,S., Hein de Haas, M., ja J. Miller. 2014. The Age of Migration. International Population Movements in the Modern World, 5th edition. Palgrave Macmillan.

[54] Martiniello, M., ja Rath, J. 2014. An Introduction to Immigrant Incorporation Studies: European Perspective, Amsterdam: Amsterdam University Press.

[55] Postimees. 2019. Margus Parts: vana hea võõraviha, 17.02.2019.

[56] Delfi. 2019. Mart Helme vihakõne koosolekul: Tallinnas on plahvatuslikult kasvanud neegrite hulk. Kui neile vastu pead koputada, siis see on õõnespuit!, 01.06.2019.

[57] Postimees, 2019. Mu rusikad ootavad neid, postitas mees ja peksis immigrandi läbi, 29.03.2019.

[58] Ärileht. 2019. Võõraviha on Eestis sealmaal, et eestlane küsib, kas ta peab ukrainlasega koos töötama, 26.07.2019.

[59] Eesti Päevaleht. 2019. Must! Mine koju! Iraani tippspetsialist peab rassismi tõttu perega Eestist lahkuma, 15.04.2019.

[60] Masso, M., Järve, J., Laurimäe, M,. Piirits, M., Koppe, K., Anspal, S., ja Kivi, L, H. 2018. Tööga seotud sotsiaalkaitse mudelid ja nende sobivus alternatiivsete tööturuarengute korral Eestis.

[61] Äripäev. 2018. Kukesamm lähemale spetsialistipõua leevendamisele,  27.08.2018.

[62] Eesti Päevaleht. 2019. Must! Mine koju! Iraani tippspetsialist peab rassismi tõttu perega Eestist lahkuma, 15.04.2019.


Author

  • Triin Pohla on analüütik Balti Uuringute Instituudis (IBS), kus tema peamisteks töö- ja huvivaldkondadeks on rände, lõimumisega ja rahvusvähemustega seonduv. Triin omandas bakalaureusekraadi Tartu Ülikoolis riigiteaduste erialal ning 2016. aastal kaitses rahvustunnete ja rändehoiakute vahelisi seoseid analüüsinud magistritöö Tartu Ülikoolis võrdleva poliitika erialal

Cart
  • No products in the cart.