5 - peatükk

Свобода собраний и объединений

Author: Alari Rammo

Ключевые темы

  • Финансирование общественных объединений стало более упорядоченным и объективным после упразднения Совета по налогу с азартных игр, однако т.н. «крышевые деньги» сохраняются.
  • Гражданская активность заметнее проявляется в виде многочисленных протестов, и меньше в виде продуманного и осознанного вовлечения.
  • Начались нападки на финансирование общественных объединений, работающих в сфере защиты прав человека.

Политическое и институциональное развитие

В обещаниях и действиях двух правительств Юри Ратаса за отчетный период было мало тематических изменений, или изменения не превратились в действия с заметным влиянием. Как и в последние 15 лет, институциональное развитие гражданского общества преимущественно заключалось в более упорядоченном вовлечении и финансировании, а также в повышении дееспособности общественных объединений. Осенью 2019 г. должен выйти очередной документ о развитии гражданского общества, где в описании проблем или целей не наблюдается заметных изменений.[1]

Законодательное развитие

Большинство обсуждавшихся в правительстве в конце 2017 г. предложений по привлечению частного капитала в третий сектор не нашло поддержки у кабинета правительства.[2] Реализована лишь поправка к закону о подоходном налоге, благодаря которой с 1 июля 2019 г. можно будет попасть в список объединений со льготой по подоходному налогу в течение 30 дней вместо прежних 4–11 месяцев.[3] Также обещали осуществить в 2020 г. возможность сделать налоговый возврат пожертвованием сразу же в электронной системе налогово-таможенного департамента, а также проанализировать возможное тестирование социальных облигаций (англ. SIB). Объем частных пожертвований растет каждый год, однако это объяснимо как экономическим ростом, так и налоговыми льготами.[4]

Предположительно наибольшее влияние окажет измененный в октябре 2018 г. закон о налоге с азартных игр, согласно которому был отменен принимавший решения и состоявший по большей части из политиков совет. Данная поправка позволит министерствам найти себе долгосрочных стратегических партнеров прежде всего в социальной сфере и в образовании. Министерство образования и науки выбрало своих партнеров в ходе непрозрачного принятия решений. Министерство социальных дел провело в 2019 г. два открытых конкурса. Изменения в переходный период вызвали путаницу среди общественных объединений и негативно скажутся на организациях, которые не войдут в круг партнеров. Все же, в социальной сфере сохранилась возможность получения проектных пособий, теперь через Государственный центр опорных услуг.

По заказу Государственной канцелярии и министерства внутренних дел летом 2019 г. была запущена программа развития для укрепления стратегического партнерства, в ходе которой Союз общественных объединений и Центр прикладной антропологии должны по меньшей мере в трех министерствах при помощи различных действий достичь более успешного партнерства и составить справочник на будущее.

С целью упорядочения финансирования Союз общественных объединений представил в декабре 2018 г. парламенту коллективное обращение[5] о прекращении распределения «крышевых» денег. Обращение в последний день перед летним отпуском обсуждала финансовая комиссия следующего созыва Рийгикогу, однако (коалиционные) партии не поддержали предложение.[6]

Всех юридических лиц в сентябре 2018 г. коснулось обусловленное регуляцией по борьбе с отмыванием денег требование определять в коммерческом регистре реальных бенефициаров, которыми в случае НКО и целевых учреждений не должны быть члены руководящих органов. Сопряженная с большой административной нагрузкой, но малой пользой, новая обязанность особенно вызвала недовольство среди НКО и религиозных объединений.[7]

С 2018 г. религиозные объединения официально (на практике этого не требовали и прежде) не должны больше отправлять по почте оригинал подписей участников общего собрания вдобавок к заявлению в коммерческом регистре: министерство юстиции обнаружило, что таким образом государство антиконституционно собирает данные о религиозных убеждениях граждан. Министерство не согласилось с тем, чтобы подобное послабление бюрократии действовало бы для всех общественных объединений.[8] Некоторые изменения в связи с результатами ревизии законодательства в сфере объединений можно ожидать в 2020 г., поскольку рабочая группа поддержала почти все предложения общественных объединений по сокращению или унифицированию регуляций.[9]

Судебное производство и практика

К окончательному решению подошла, как известно, первая в своем роде, поданная в суд в 2016 г. жалоба на НКО Liivimaa Lihaveis (рус. «Говядина Лийвимаа») с целью принудительной ликвидации последнего, поскольку основной деятельностью объединения является экономическая деятельность. Рассмотрение прошло все ступени исключительно в вопросе принятия жалобы в производство, но так и не дошло до содержательной дискуссии, поскольку уездный суд на втором круге обнаружил, что являющееся истцом предприятие не представило годовые отчеты и больше не действует в той же сфере, что и НКО, из-за чего можно оставить заявление без рассмотрения. Уездный суд также не нашел обстоятельств злоупотребления юридической формой, чтобы самостоятельно инициировать принудительную ликвидацию.[10]

В октябре 2018 г. суды пришли к содержательным результатам в другом споре по принудительной ликвидации, который шел, на первый взгляд, по техническому вопросу последствий не представленного годового отчета.[11]Небольшое женское объединение Tallinna Vanalinna Soroptimistide Klubi (рус. «Таллиннский клуб сороптимистов Старого города») удилили из коммерческого регистра, поскольку последний годовой отчет был представлен электронно в 2011 г., а часть по почте. Тяжба дошла до общего собрания Государственного суда, который рассматривает всего лишь три-четыре дела в год, поскольку у коллегии по гражданским правам возникли сомнения в соответствии регуляции Конституции.

Во-первых, обсуждалось, может ли помощник судьи принимать решение об удалении; во-вторых, обоснованно ли требовать от небольших клубов годовой отчет, или их можно удалить из регистра; и в-третьих, соответствует ли Конституции отказ в принятии отчета на бумажном носителе без последующего информирования об этом и назначения нового срока подачи отчета. Ответы на два первых вопроса были утвердительными, а не третий – отрицательным, и соответствующий порядок был признан антиконституционным.

Интереснее судебного решения были особые мнения, в которых 10 из 16 государственных судей обсуждали в пяти особых мнениях роль правосудия в вопросах регистра, найдя также, что однообразная обязанность подавать годовой отчет может ущемлять свободу объединений. В особенности, если мы имеем дело с организациями, в отношении деятельности или финансов которых отсутствует общественный интерес. Мнения судей разделила рабочая группа по ревизии права в области объединений и предложила решения для создания исключений, чтобы избежать в будущем удаления из регистра.[12]

До суда не дошла составленная при помощи патентного бюро и поданная сетью магазинов Prisma угроза[13]против отстаивающего благополучие кур объединения Nähtamatud Loomad (рус. «Невидимые животные»), которую можно счесть периодически встречающимся стратегическим иском против участия общественности.[14] Полгода спустя иностранная материнская фирма Prisma сообщила, что весь концерн отказывается от продажи яиц кур, содержащихся в клетках.[15]

Безуспешной была и другая жалоба с признаками стратегического иска против участия общественности: представленное ЦУ «В защиту семьи и традиции» заявление в Инспекцию данных, согласно которому приложение для оповещения о риторике ненависти UNI-FORM нарушает правила защиты личных данных, потому что данные абьюзеров обрабатываются за глаза. Производство о проступке прекратили, когда инспекция не выявила нарушений обработки личных данных.[16]

Статистика и исследования

В 2019 г. вышло два подготовленных по заказу министерства внутренних дел объемных исследования об участии в волонтерской деятельности[17] и влиянии программы развития гражданского общества.[18] Важных или новых трендов за последние пять лет не было замечено ни в одном из них. В некоторой степени, изменения показателей объясняются лучшей методикой. Сохраняются тенденции к меньшей институционализации свободы объединений, то есть присоединению к НКО или волонтерству на постоянной основе предпочитают временные, одноразовые или неформальные действия.

Среди позитивных фактов можно упомянуть, что почти половина населения принимает участие в волонтерской деятельности, а также в целом есть удовлетворение деятельностью правительства по развитию гражданского общества. Дееспособность общественных объединений осталась без заметных изменений, для ландшафта по-прежнему характерно большое расслоение между почти 23 000 зарегистрированными объединениями.[19]

Многообещающие и хорошие практики

Если выше правительство удостоилось критики за недостаточное способствование привлечению частных средств в общественные инициативы, то предприниматели совместно с Heateo Sihtasutus (рус. Целевое учреждение добрых дел) создали в 2018 г. два основанных на частном капитале фонда (среди прочего, обнаружив, что их вклад может облагаться налогом из-за жестких ограничений). Объем образовательного фонда составил миллион евро,[20] а объем фонда влияния полмиллиона евро.[21] Оба они должны проработать три года.

Летом 2019 г. на пять лет открылись очередные средства Европейской экономической зоны, на этот раз под названием Фонда активных граждан и будут распределятся среди общественных объединений как на мероприятия, так и на повышение дееспособности в объеме 3,3 млн евро.[22] Временно фонд сможет нивелировать постоянно сокращающийся бюджет Целевого капитала гражданского общества.

Наиболее важные общественные дискуссии

Гражданская активность в течение подотчетного периода была по-прежнему заметной и выражалось по большей части в виде протестов. Продолжились дискуссии эмоционального характера о политике в области лесов, Rail Baltica, улицы Рейди, а также активно планируемого целлюлозного завода. Последний даже был назван ключевым событием в истории гражданского активизма в Эстонии,[23] хотя подобные замечания о пробуждении гражданского общества не редкость: например, в 2012 г. в связи с событиями, вызванными скандалом о финансировании Партии реформ[24] или в 2006 г., который сравнивали с новой поющей революцией в связи с избранием Тоомаса Хендрика Ильвеса президентом.[25]

Свобода собраний в Эстонии по-прежнему хорошо защищена и ей активно пользуются. В 2019 г. после парламентских выборов возник ряд новых гражданских движений, таких как Kõigi Eesti (рус. «Эстония для всех»), Jah vabadusele, ei valedele (рус. «Да свободе, нет лжи») или Stenbocki hommikud («Утра возле дома Стенбока»), которые организовывали одноразовые или даже длящиеся неделями протесты против популистического правительства. Большое внимание было приковано к теме климата на волне международных событий: в Эстонии молодежь также активизировалась под эгидой Fridays for Future для проведения климатических забастовок в разных городах.[26] Впервые прошли марши в поддержку женщин и науки.

Среди работающих в сфере прав человека общественных объединений посеяла тревогу попавшая после выборов 2019 г. в коалицию Консервативная народная партия Эстонии (EKRE). Гражданское общество стало серьезнее воспринимать допущенные ранее высказывания этой партии о прекращении финансирования НКО в сфере прав человека.[27] Однако не считая соответствующих попыток в городском собрании Раквере[28] (см. Описание кейса ниже), каких-то шагов не было предпринято, хотя с угрозами вдобавок к председателю партии вступали также и спикер Рийгикогу[29] и вице-председатель фракции EKRE.[30] Осенью 2019 г. дискуссия вспыхнула с новой силой, когда началась — по всей видимости — скоординированная кампания, посыл которой стали поддерживать и министры от партии «Отечества».[31]

Тенденции и перспективы

Конечно, каждый протест вызывал и ответную реакцию или митинги другого лагеря, так что т.н. окопной войне не видно конца и края. Скорее, поле битвы все расширяется и власти вместе с бизнесом должны найти новые и инновационные способы для ведения общественной дискуссии, чтобы можно было вообще что-либо куда-либо строить или проводить более объемные реформы. Наряду с упомянутым целлюлозным заводом местные общины активизировались благодаря всевозможным новым объектам, местоположению пунктов обмена шприцев или особых попечительских домов, стабильное и, видимо, обусловленное неведением и страхами[32]отвержение которых соседями во многих городах Эстонии может привести к новым проблемам в обществе.[33]

Наверняка, впереди нас ждут ожесточенные дискуссии в связи с идеями находящегося в должности правительства расширить возможности прямой демократии: в рабочем плане правительства обещано в будущем больше использовать референдумы через изменение Конституции,[34] самым негативным сценарием чего может стать популистский авторитаризм.[35]

Рекомендации

  1. Для развития вовлечения, участия и прозрачности формирования политики реализовать проект повышения эффективности законотворчества, разработанный в рамках рабочего плана Управления открытого партнерства.[36]
  2. Проанализировать положение демократии в местных самоуправлениях с точки зрения вовлечения и финансирования, и, при необходимости, предложить поддержку.
  3. Открыть доступ к собираемой правительством информации (в т.ч. Центром регистров и инфосистем), чтобы сделать управление более прозрачным и придать данным дополнительную ценность.
  4. Активнее способствовать пожертвованиям и филантропии при помощи налоговой политики.

Описание кейса

Летом 2019 г. вступили в силу два решения административного суда, в одном из которых признавалось противозаконным решение городского собрания Раквере от 2018 г. не удовлетворить ходатайство о выделении средств НКО Sevenbow в установленном культурной комиссией объеме. Другое решение отменило решение 2019 г., которое обязало город удовлетворить ходатайство.[37] Оба спора шли при схожих обстоятельствах: культурная комиссия высоко оценила ходатайства кинофестиваля ЛГБТИ+, однако городское собрание по собственной воле сократило суммы, на что оно не имело права в соответствии с установленным им же порядком. Город Раквере не стал дальше обжаловать решения, но активнее всего высказывавшийся против Festheart член законодательного собрания обещал изменить порядок культурных и спортивных мероприятий таким образом, чтобы у заксобрания в дальнейшем была возможность не принимать во внимание предложение культурной комиссии.[38] Насколько известно, это первый случай, где административное решение было обусловлено враждой в отношении ЛГБТ. Однако суд все же не рассматривал нарушение установленного Конституцией запрета на дискриминацию.

 

[1] Siseministeerium. Kodanikuühiskonna programm 2021-30.

[2] Hea Kodanik. Ettepanekud annetustesõbralikuks maksupoliitikaks.

[3] Maksu- ja tolliamet. 2019. Muutub tulumaksusoodustusega ühingute nimekirja koostamise ja sealt kustutamise kord, 18.06.2019.

[4] Kübar, U. 2018. Urmo Kübar: keskmine annetaja kulutab kuus heategevuseks tassi kohvi maksumuse, Edasi, 13.12.2018.

[5] Rammo, A. 2017. Lõpetada katuseraha jagamine Riigikogus, 23.10.2017.

[6] Hea Kodanik. 2019. Riigikogu arutas katuseraha rahvaalgatust, jätkab sügisel, 10.06.2019.

[7] ERR. 2019. Usuühendused ei saa vabastust tegelike kasusaajate avaldamisest, 20.03.2019.

[8] Hea Kodanik. 2018. Usuühingud pääsesid üldkoosoleku allkirjalehest, 12.01.2018.

[9] Justiitsministeerium. 2019. Ühinguõiguse revisjon.

[10] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi 13. 09 2017. määrus nr 2-16-17452.

[11] Riigikohtu üldkogu 2. 10 2018 otsus nr 2-17-10423.

[12] Justiitsministeerium. 2019. Ühinguõiguse revisjon.

[13] Joost, M. 2019. Prisma ähvardab loomakaitseorganisatsiooni Nähtamatud Loomad kohtusse kaevata, Postimees Tarbija, 30.01.2019.

[14] Vikipeedia. 2019. Vaigistuskaebus.

[15] Prismamarket. 2019. S-Grupp loobub järk-järgult puurikanade munade müümisest, 26.07.2019.

[16] Andmekaitse Inspektsioon. 2018. 2.2.-6/17/2378, 18.04.2018.

[17] Käger, M jt. 2019. Vabatahtlikus tegevuses osalemise uuring 2018, Balti Uuringute Instituut.

[18] Rikmann, E jt. 2019. Kodanikuühiskonna arengukava mõjude vahehindamine, Tallinna Ülikool, Balti Uuringute Instituut, Turu-uuringute AS 2019.

[19] Äriregister ning mittetulundusühingute ja sihtasutuste register tegevusalati seisuga 01.09.2019.

[20] Heateo Haridusfond.

[21] Heateo Mõjufond.

[22] Active Citizens Fund Eestis.

[23] Kruup, K. 2019. Kodanikuühiskond tselluloosisõjas, Müürileht, 11.02.2019.

[24] Rammo, A. Kogunemis- ja ühinemisvabadus, Inimõigused Eestis 2012, Eesti Inimõiguste Keskus.

[25] Delfi. 2006. Laulev revolutsioon Ilvese toetuseks, 12.09.2006.

[26] Parksepp, A. 2019. Kliimastreik jõuab Eestisse. Reedel lähevad noored kooli asemel tänavale, Delfi, 12.03.2019.

[27] Olup, N-M. 2019. Mart Helme: feministeerium ja teised valitsusvälised organisatsioonid tegelegu oma rahaasjadega ise, Postimees, 28.03.2019.

[28] Ojaperv, A. 2019. Volikogu täitis kohtu otsuse ja toetab Festhearti rahaliselt, Virumaa Teataja, 30.08.2019.

[29] Postimees. 2019. Riigikogu esimees Henn Põlluaas ründas Postimeest ja inimõiguslast, juhtkiri, 07.04.2019.

[30] Adamson, S. 2019. Helle-Moonika Helme: LGBT ühingu rahastamine ei ole kindlasti prioriteet, Delfi, 06.09.2019.

[31] Nagel, L. 2019. Rahvastikuminister Riina Solman mõistab Varro Vooglaiu pahameelt LGBT ühingu toetuse osas: riigipoolne rahastus on paigast ära, Delfi, 11.10.2019.

[32] Väli, K. 2018. Kuidas möödus Sitsi süstlapunkti 365 päeva? Kas sealtkandi elanike hirm oli asjatu?, Õhtuleht, 27.09.2018.

[33] Sepper, M-L. 2019. Kui puudevaenulikkusest saab kuritegu, Sirp, 14.06.2019.

[34] Vabariigi Valitsuse tegevusprogramm 2019-23.

[35] Saarts, T. 2019. Esindusdemokraatia 21. sajandil – hääbumine või teisenemine?, Vikerkaar.

[36] Riigikantselei. 2019. Õigusloome tõhustamine, 27.03.2019.

[37] Grossthal, K. 2019. Jõustusid Festheart filmifestivali kohtuotsused, Inimõiguste Keskus, 24.07.2019.

[38] Ojaperv, A. 2019. Volikogu täitis kohtu otsuse ja toetab Festhearti rahaliselt, Virumaa Teataja, 30.08.2019.

 


Author

  • Alari Rammo on lõpetanud Tartu Ülikooli ajakirjanduse ja kommunikatsiooni osakonna ning on omandanud õigusteaduste magistrikraadi Tallinna Tehnikaülikoolist. Ta on töötanud Riigikogu Kantseleis, ärisektoris ja ajakirjanikuna, alates 2004. aastast vastutanud peamiselt vabaühenduste liidus huvikaitse eest. Veel on ta abiks Arvamusfestivali, Kinoteatri ja Terve Eesti Sihtasutuse tegemistes.

Cart
  • No products in the cart.