Дети – группа населения, чье благополучие обладает основной важностью как с точки зрения их общего положения и качества жизни, так и в контексте инвестиции в будущее.[1] Благополучие ребенка выражается в том, насколько ему обеспечены его права человека и гражданина, социальная справедливость и участие в гражданском обществе.[2]

Если не принимать в расчет уездные центры и окружающие их волости, то в оставшихся самоуправлениях Эстонии на сегодняшний день проживает почти на 30 процентов меньше детей, чем десять лет назад.[3] Согласно Отчету о развитии человеческого потенциала Эстонии 2012-2013 гг. за многими хорошими средними показателями Эстонии скрываются неразумно большие различия внутри общество – будь то региональные особенности, гендерные разрывы или вилки между эстонцами и неэстонцами.[4] Страдают прежде всего наиболее уязвимые группы, в том числе дети. По статистике, относительная бедность детей различается в сравнении местных самоуправлений почти в шесть с половиной раз (Харьюский уезд versus приграничные территории в Северо-восточной Эстонии и Южной Эстонии).[5] Экономический кризис вкупе с ростом безработицы и обеднением населения уменьшил возможности детей заниматься деятельностью по интересам.[6] Исследования демонстрируют, что действующий по принципам рынка выбор школы воссоздает феномен т. н. хороших и не настолько хороших школ, объединяя детей на основании характеристик происхождения родителей и их зарегистрированного адреса и дошкольного образования[7], а также, что более слабые учебные результаты учеников с русским языком обучения частично обусловлены более низким социальным статусом учеников русскоязычных школ.[8] Бедность детей, дискриминация и отверженность же являются наиболее серьезными препятствиями при вступлении в силу прав ребенка.[9]

При этом, каждый ребенок имеет право на многостороннее развитие и защиту, вне зависимости от того, в каком регионе Эстонии он проживает и какова материальная обеспеченность его родителей. Государство обязано гарантировать это право в соответствии с ратифицированной в 1991 году конвенцией о правах ребенка[10]. На основании 28 статьи конституции недопустимо, что гарантия базовых социальных прав ребенка в различных регионах страны так сильно варьируется. И Государственный суд подчеркнул в пункте 67 своего решения № 3-4-1-8-09 от 16 марта 2010 года подчеркнул: „Так, например, согласно 28 статье конституции не является акцептируемой ситуация, где гарантирование основных социальных базовых прав в той части, в которой за нее отвечает местное самоуправление, в значительной мере варьируется в различных регионах страны /…/.“

Общество постоянно претерпевает изменения, представляя новые, нуждающиеся в быстром решении вызовы на ландшафте защиты детей.[11] Согласно опубликованному в 2013 году аудиту Государственного контроля, в разрешении при участии государства нуждаются следующие наиболее важные узкие места: низкое число работников по защите детей, организация профилактической работы и требования качества социальных услуг.[12] Защита детей по качеству должна быть такой, чтобы обеспечивать право ребенка на безопасную среду роста, уравновешенной и право на многостороннее развитие и особую защиту. Поэтому в дополнение к обновлению закона о защите детей необходимо и развивать направленные на детей и семьи меры, что, в свою очередь, предполагает пересмотр и дополнение правовых актов в области. Также необходимо согласование текущих реформ – административной реформы (законопроект реформы организации местного самоуправления), реформы защиты детей (законопроект закона о защите детей), реформы, касающейся несовершеннолетних правонарушителей и особых школ (законопроект закона о вмешательстве в случай правонарушения ребенка) и реформы начального образования и присмотра за ребенком (законопроект об изменении закона о дошкольных детских учреждениях) – уже в стадии планирования, чтобы обеспечить исполнение общих целей и избегать в дальнейшем реорганизацию, требующую временных и финансовых ресурсов. Результативность защиты детей зависит же, по большей части, от социальной политики, которая напрямую зависит от экономической политики и обусловленных ею возможностей.[13] Таким образом, помимо сотрудничества в данной области между государством и местными самоуправлениями, необходимо единое понимание целостности прав ребенка, а также рост уровня социальной защиты.

Законодательное развитие

Уже в 2003 году Комитет ООН по правам ребенка в своих сделанных по Эстонии окончательных выводах[14] привел в качестве одного из упреков, что действующий с 1992 года закон о защите детей не достаточно применим. В ходе составления программы развития детей и семей 2012-2020 гг. констатировали, что в дополнение к новому закону о защите детей необходимо обновить социальное обеспечение детей целиком. В 2013 году министерство социальных дел сосредоточилось на составлении законопроекта – ключевыми словами стали анализ (базовый анализ обновления организации защиты детей и анализ влияния законопроекта закона о защите детей), вовлечение партнеров по сотрудничеству и перенятие международного опыта. В конце декабря законопроект закона о защите детей вместе с пояснительной запиской и применительными актами был направлен на согласование правительственным учреждениям и неправительственным организациям, и в 2014 году ожидаются активные дискуссии по законопроекту.

2013 год в целом можно считать активным в части законодательного развития. Статистика демонстрирует, что число преступлений, связанных с работорговлей[15], выросло в сравнении с предыдущим годом на десять случаев (в 2012 году 32, в 2013 году 42 случая). Число работорговых преступлений увеличилось прежде всего за счет использования несовершеннолетних (в 2012 году 6, в 2013 году 18 случаев).[16] Поэтому отрадно констатировать, что в связи с принятием[17] (28 апреля 2013 вступил в силу закон об изменении закона о помощи жертвам и в связи с этим других законов) директивы о работорговле (2011/36/EL)[18] дополнили рамки и порядок оказания услуг, предназначенных как для жертв работорговли, так и для жертв сексуальных преступлений, в т. ч. несовершеннолетним и жертвам с иностранным гражданством, а также значительно изменили организацию приема несовершеннолетних без сопровождающего. Теперь к числу детей, имеющих право услугу детского дома и уход в семье, принадлежат и несовершеннолетние без сопровождающего, жертвы работорговли и несовершеннолетние, ставшие жертвами недостойного сексуального обращения.

Законом об изменении пенитенциарного кодекса и, в связи с этим, других законов[19] согласовали 12 законов с директивой Европейского Парламента и Совета 2011/92/EL, которая рассматривает сексуальное злоупотребление и использование детей, а также борьбу с детской порнографией и которая заменяет рамочное решение совета 2004/68/JSK. В числе прочего поправками ужесточили наказания за сексуальные преступления против детей, в том числе за половое сношение с наследником родителя, человека с правами родителя или родителя родителя; установили запрет на вступление в половое сношение или совершение иного действия полового характера за деньги или иное благо с лицом, не достигшим 18-летия; криминализировали осознанное посещение веб-сайтов, содержащих детское порно и просмотр там картинок, фильмов и т. п.; расширили круг работающих с детьми людей, в случае найма на работу которых необходимо убедиться, что его/ее прежде не наказывали за сексуальные преступления (работники по защите ребенка и иные, в своей работе непосредственно сталкивающиеся с детьми, лица, также добровольцы и работающие с детьми практиканты). Опираясь на принцип, исходящий из вышеназванной директивы, и в законе о защите детей Эстонской Республики установили общий принцип, что если не известен возраст лица и есть причина полагать, что лицо не достигло 18-летнего возраста, то до установления реального возраста лица его рассматривают, как несовершеннолетнего.

В рапорте “Права человека 2012”[20] пришлось отметить, что Эстония является единственной страной-членом Европейского Союза, которая не ратифицировала факультативный протокол конвенции о правах ребенка о вовлечении детей в вооруженные конфликты. Противоречия с национальным правом ликвидировали и в конце года (18 декабря 2013) Рийгикогу принял закон о ратификации факультативного протокола конвенции о правах ребенка о вовлечении детей в вооруженные конфликты

Судебное производство и судебная практика

Необходимость учета прав и интересов ребенка подчеркивают статья 3 конвенции о правах детей, статья 24 хартии основных прав Европейского Союза[21] и статья 3 закона о защите детей, по которым во всех касающихся детей предприятиях со стороны государственных, частных учреждений социального страхования, исполнительных и законодательных органов власти необходимо ставить во главу угла интересы ребенка.

Учет интересов ребенка подчеркивает и концепция дружелюбного по отношению к ребенку правосудия (child-friendly justice), согласно которой необходимо обеспечить защиту прав детей, как более уязвимой группы, при соприкосновении с правовым полем.[22] Опираясь на международные предписания – например, на статью 37 конвенции ООН о правах ребенка 2007 года и на 79 пункт общего замечания конвенции №10 (о правах ребенка в случае связанного с несовершеннолетними правосудия) и рекомендацию комитета министров Совета Европы[23] – лишение ребенка свободы в какой-либо форме следует применять в качестве последней меры и на наикротчайший срок.[24] В качестве позитивного проявления можно упомянуть, что число детей сократилось как в специальных школах, так и в тюрьмах: если в 2005 году в специальных школах училось 143, то в 2012 году лишь 67 детей, то есть на 53% меньше, и за восемь лет число находящихся в тюрьме детей сократилось более чем в два раза.[25] Также отрадно констатировать шаг вперед в части одного приоритета системы криминальной юстиции Эстонии – при обеспечении прав детей в связи с сокращением времени производства. Статистика подтверждает, что, к примеру, средний период досудебного производства по подозрению ребенка в преступлении сократился за шесть лет в два раза – более чем с 5 месяцев до 2,5[26]. Концепцию дружелюбного по отношению к ребенку правосудия поддерживает и создание дружелюбных по отношению к ребенку возможностей допроса (допросные помещения с возможностью видеозаписи) в префектурах Йыгева и Курессааре, а также составление вспомогательных материалов для детей-свидетелей в судебном производстве.[27]

В решениях от 2013 года Государственный суд вновь критиковал права ребенка, оправданного на получение прожития, – право ребенка представлять иск для получения прожития против родителя, с которым вместе он проживает, если последний не выполняет обязанности по содержанию;[28] определяя масштаб содержания учитывать в числе прочего необходимость использования ребенком жилья.[29] Отдельно можно упомянуть решение о неприкосновенности частной жизни ребенка,[30] согласно которому нельзя публиковать наносящие ущерб приватности ребенка данные по согласию одного родителя, если второй родитель однозначно высказывается против. Общее собрание Государственного суда указало,[31] что порядок исполнения особого судебного решения, регулирующего общение родителя и ребенка, в целом недостаточно четко регулируется в кодексе об исполнительном производстве, из-за чего указанная регуляция в совместном воздействии со статьей 563 кодекса о гражданском производстве нуждается в дополнении или изменении, дабы обеспечить четкий порядок регулирующего общение родителя и ребенка исполнения судебного решения, а также эффективное и быстрое исполнение этого судебного решения.

Европейский суд по правам человека принял в 2013 году в разработку заявление гражданина Эстонии, согласно которому судебное производство и исполнительное производство по прожитию его ребенка длятся уже в общей сложности свыше 10 лет. ЕСПЧ подчеркнул, что лучший интерес ребенка зависит от конкретных обстоятельств, особенно, от возраста и степени зрелости ребенка, присутствия или отсутствия его родителей, окружающей его среды и опыта (в деле №14737/09 Шнеерсон и Кампанелла vs. Италия). В 2013 году большая палата ЕСПЧ сделала два решения в части нарушения статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни), (в деле №27853/09 X. vs. Латвия[32] и в деле №19010/07 X. и др. vs. Австрия[33]).

В правовой системе Эстонии положение норм международного права определяет конституция Эстонской Республики,[34] согласно статей 3 и 123 которой конвенция о правах ребенка является неотъемлемой частью правовой системы Эстонии и прямо применима в суде. Несмотря на учащение ссылок на конвенцию о правах ребенка в решениях Государственного суда (в 1996–2013 гг. ссылались 13 раз, в т. ч. в 1996-2006 гг. лишь 3 раза),[35] это по-прежнему довольно низкий показатель. Также, различные исследования (Валма,[36] Наутс[37]) указывают на необходимость обучения судей в части принципов международной защиты прав ребенка и конвенции о правах ребенка. Надеемся, что в дальнейшем применению принципов будет способствовать организованный в 2013 году тренинг для судей “Суть благополучия ребенка”, где рассматривали допрос ребенка в гражданском производстве в тяжбах между родителями о праве патроната.

Статистика и исследования

С ратификацией конвенции о правах ребенка у государства в 1991 году возникла обязанность представлять после каждых пяти лет Комитету прав ребенка (Committee on the rights of the Child) доклады о примененных государством мерах для реализации признанных в конвенции прав, а также при использование прав успешных шагов. Наподобие указанному в рапорте “Права человека 2012” нужно констатировать, что официальны обзор исполнения государственных обязательств по-прежнему отсутствует, поскольку отчет не смогли представить и в 2013 году. Таким образом, несмотря на рекомендации комитета[38] и заверения министерства иностранных дел, что Эстония регулярно представляет отчеты о применении ратифицированных конвенций,[39] Эстония представила отчет по применению конвенции о правах ребенка лишь однажды.[40]

Благополучие ребенка стало центральным понятием правового состояния.[41] Департамент статистики в сотрудничестве с отделом прав ребенка канцелярии Канцлера права издал сборник “Благополучие ребенка”,[42] который рассматривает темы, напрямую влияющие на благополучие детей: среду взросления детей, образование, здоровье, безопасность и возможности поддержки детей. С точки зрения продвижения прав ребенка, необходимо преемственное и регулярное издание таких сборников.

Из проведенного детским омбудсменом исследования “Анализ услуги детского дома”[43] в числе прочего выяснилось, что выплачиваемые ребенку в детском доме подушные деньги недостаточны для удовлетворения всех базовых нужд ребенка (в двух третях детских домов не придерживаются предусмотренного в законе отношения воспитателей и детей; в учреждениях, где требования к персоналу были выполнены, не были многосторонне покрыты иные важные для развития детей возможности как, например, деятельность по интересам, школьные экскурсии и т. д.) и детей не достаточно вовлекают в обсуждение планов случаев.

Тема вовлечения детей актуальна в целом и нуждается в общественном внимании и дискуссии. НКО “Союз защиты детей” в сотрудничестве с Союзом городов Эстонии и Союзом молодежных организаций Эстонии провел в промежутке октябрь 2012 – май 2013 обширный (на вопросы анкеты ответили 688 детей и 115 местных самоуправлений) опрос на тему: “Поддержка участия детей и вовлечение в процессы принятия решений”.[44] Из исследования выяснилось, что у детей есть много различных предложений по организации жизни в местожительства, и что большинство местных самоуправлений считает участие детей и молодежи нужным, однако, на практике это не всегда применяется. Общение местного самоуправления с детьми и молодежью, и наоборот, должно стать естественным видом функционирования общества. При этом из исследования выяснилось, что, несмотря на обстоятельство, что в Эстонии конвенцию ООН о правах ребенка ратифицировали в 1991 году и государственная учебная программа основной школы предусматривает представление конвенции, 61,3% респондентов (свыше 75% из заполнивших опрос русскоговорящих детей и молодежи Ида-Вируского уезда) ничего не слышали о конвенции.

Хороший опыт

Статьи 19 и 34 конвенции ООН о правах ребенка подчеркивают право ребенка на защиту от недостойного обращения – вне зависимости от среды. Дети проводят все больше времени в постоянно развивающейся дигитальной среде, из-за чего во избежание опасностей, связанных с защитой данных и неприкосновенностью частной жизни и обеспечения безопасности детей необходимо обращать больше внимания на развитие дигитальной компетенции детей и производство качественного информационного контента, соответствующего возрасту.[45] Мера 3 программы развития снижения насилия 2010-2014[46] рассматривает защиту детей от совершенного в интернете насилия.

В качестве примера хорошего опыта можно упомянуть проект “В интернете с умом”[47], поддерживающий разрешение вышеупомянутых нужд. Мероприятия проекта до 2015 года направлены на предоставление детям соответствующих знаний, навыков и компетенции, и на производство соответствующего возрасту качественного информационного контента – в 2013 году прошло 443 тематических мероприятия по оповещению в 163 общеобразовательных школах и детских садах по всей Эстонии: для детей (12 660), учителей (514) и родителей (900). Также, прошла конференция “Мой след в интернете”, ученический конкурс “Мои права и обязанности в сети”, был издан справочник “Защитите меня от всего”, который дает работающим с детьми и на благо детей специалистам сведения о части интернета и дигитальных медиа в сексуальном использовании детей. Европейская Комиссия и иностранные эксперты в 2013 году дали оценку “отлично” деятельности и прогрессу в достижении целей проекта “В интернете с умом”. Отдельно упомянули очень хорошее и результативное сотрудничество с различными институтами и группами интересов как на национальном[48], так и на международном уровне.

Наиболее важные общественные дискуссии

Поскольку число детей без гражданства в Эстонии очень велико, канцлер права Индрек Тедер в 2012-2013 гг. неоднократно поднимал тему необходимости изменения закона о гражданстве. Также, посетивший в марте Эстонию уполномоченный по правам человека Совета Европы Нилс Муйжниекс подчеркнул, что в ситуации, где в Эстонии по-прежнему есть ca 1200 детей без гражданства, и отсутствие гражданства препятствует их участию в обществе на правах полноценных членов, необходимо пересмотреть закон о гражданстве для лучшей защиты интересов детей.[49]

Согласно базовым принципам конвенции ООН о правах ребенка, ребенок является автономным и активным носителем прав, вне зависимости от своего возраста. Этот принцип выражен в статье 12 конвенции о правах ребенка, которая устанавливает право ребенка на свою точку зрения во всех касающихся его вопросах, а также право быть услышанным и принятым во внимание исходя из его возраста и зрелости. Вовлечение детей и молодежи на внутригосударственном уровне подчеркивает и одобренная Правительством Республики “Программа развития детей и семей 2012-2020“.[50] Помимо вышеназванного исследования участия и вовлечения детей, в преддверие выборов в местные самоуправления в октябре внимание необходимости участия и вовлечения детей уделил и детский омбудсмен.[51] При участии детей была рассмотрена тематика детей и молодежи на прошедшем в 21-й раз молодежном форуме “101 ребенок на Тоомпеа”[52] и на предшествовавших форуму восьми предварительных форумах по всей Эстонии.

Тренды

Оповещение о правах человека (в том числе о правах ребенка) и их преподавание является обязанностью каждого демократического государства и общества. Для уважения гуманистических ценностей и обеспечения функционирования общества необходимо преподавание прав человека (в том числе прав ребенка) на всех школьных ступенях, начиная с детского сада. Благополучие ребенка в детском саду или школе и право ребенка на образование обеспечены в том случае, если в то же время обеспечены и остальные базовые права ребенка. По мнению школьников Эстонии, большой проблемой являются школьное притеснение и насилие, которые обусловлены иерархичной, расслоенной и различающей школьной средой.[53] Таким образом, очень важно благоприятствование ценностным позициям детей начиная с детского сада: терпимости, уважению, заботливости и смелости. В позитивном качестве можно упомянуть тренд, что в детских садах Эстонии стали уделять больше внимание ценностному воспитанию, в том числе поддержке благополучия и безопасности детей и упреждению притеснения.[54] К концу 2013 года к проекту НКО ”Союз защиты детей” “Свободны от притеснения детский сад”[55] присоединилось 317 детских садов по всей Эстонии и министерство образования и науки считает важным, что в 2014 году методику начнут применять все детские сады Эстонии. Для борьбы с притеснением в школе в 2013 учебном году начали применение методики “Свободной от притеснения школы” в 25 пилотных школах и применение методики “Против притеснения” в 20 пилотных школах по всей Эстонии.

Холистический метод при обучении правам человека поддерживает и проект Института прав человека “Права человека в образовательной системе – образование сетей, обучение учителей, и повышение возможностей молодежи“,[56] в рамках которого в течение учебного года 2013/14 будет создана сеть из двенадцати “школ, дружелюбных к правам человека “.

Комитет ООН по правам ребенка указал на то узкое место, что в Эстонии ни один ВУЗ не предлагает системного обучения по правам ребенка. В то время, как в обществе все больше говорится о необходимости обеспечения обучения правам ребенка, отрадно отметить, что при подвижничестве НКО “Союз защиты детей” в Тартуском университете в сотрудничестве факультетов социологии, социальной политики и права в рамках проекта “Голос ребенка!” составили учебный модуль прав ребенка (21 европейский предметный пункт), который предназначен для обучения работающих с детьми и на благо детей специалистов и будет запущен в 2014 году.

Рекомендации:

  • Больше прежнего оповещать общество о правах ребенка (в том числе на русском языке), а также знакомить как совершеннолетних, так и детей и молодежь с конвенцией о правах ребенка.
  • Больше вовлекать детей в процесс принятия решений, увеличить возможности детей высказывать свое мнение по вопросам, касающимся общества, общины и школьной жизни.
  • Пересмотреть учебные программы работающих с детьми и социальных работников в университетах и высших прикладных учебных заведениях, больше внимания в учебных программах уделять развитию ребенка и обучению в области права.
  • Обеспечить более эффективное, чем прежде, применение конвенции ООН о правах ребенка (в том числе обеспечение базовых социальных прав ребенка). Систематически собирать статистические данные (в том числе регулярно представлять рапорты), опираясь на анализ которых формировать политику, обеспечивающую права ребенка.
  • Принять согласующийся с конвенцией ООН о правах ребенка и ставящий во главу угла интересы ребенка закон о защите детей. Однозначно запретить в законе физическое наказание детей.
  • Создать минимальный стандарт для услуги детского дома, который перечислял бы базовые нужды ребенка, которые в любом случае должны быть удовлетворены.
  • Пересмотреть закон о гражданстве для лучшей защиты интересов детей.


[1]  Euroopa Majandus- ja Sotsiaalkomitee arvamus teemal “Komisjoni teatis Euroopa Parlamendile, nõukogule, Euroopa Majandus- ja Sotsiaalkomiteele ning Regioonide Komiteele “Lapse õigusi käsitlev ELi tegevuskava” 2012/C 43/08. Arvutivõrgus kättesaadav: http://eurlex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:C:2012:043:0034:01:ET:HTML

[2] Reinomägi, A., Sinisaar, H., Toros, K., Kutsar, D. (2013) Sissejuhatus: lapse õigused ja heaolu. Statistikaameti kogumik: Laste heaolu. Tallinn

[3] Riigikontrolli aruanne: Ülevaade riigi vara kasutamisest ja säilimisest 2012.–2013. aastal (2013). Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.riigikontroll.ee/Suhtedavalikkusega/Pressiteated/tabid/168/ItemId/686/amid/557/language/et-EE/Default.aspx

[4] Heidmets, M. (2013) Kokkuvõte. Eesti inimarengu aruanne 2012-2013. Eesti maailmas. Eesti Koostöö Kogu. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.kogu.ee/wp-content/uploads/2013/05/EIA20122013.pdf

[6]  Laes, T.-L. (2012)  Vaeste perede laste ja noorte huvihariduses osalemine. Statistikaameti kogumik. Eesti piirkondlik areng 2012.

[7] Põder, K., Lauri, T. (2013) Kui avalik sektor käitub nagu erasektor: Tallinna koolivaliku kihistav mõju. Riigikogu toimetised 28, 2013. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.riigikogu.ee/rito/index.php?id=16392

[8] Lindemann, K. (2013) Structural integration of young Russian-speakers in post-Soviet contexts: educational attainment and transition to the labour market (Venekeelsete noorte struktuurne integratsioon postsovetlikes kontekstides: hariduse omandamine ja tööturule sisenemine). Doktoritöö. Tallinna Ülikool. Arvutivõrgus kättesaadav: http://e-ait.tlulib.ee/335/1/lindemann_kristina_2.pdf

[9] Vt. viide 1

[10] ÜRO Lapse õiguste konventsioon. Arvutivõrgus kättesaadav: https://www.riigiteataja.ee/akt/24016

[11]  Saar, H. (2013) Lapse heaolu hindamise uuring. Sotsiaaltöö 6/2013

[12]   Riigikontrolli audit „Laste hoolekande korraldus valdades ja linnades“ (2013). Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.riigikontroll.ee/tabid/168/amid/557/ItemId/664/language/et-EE/Default.aspx

[13] Tikerpuu, A. Tulva, T. (1998). Eesti lastekaitsetööst sotsiaaltöö kontekstis. Tallinn: TPÜ.

[14]   Lapse Õiguste Komitee lõppjäreldused: Eesti. CRC/C/15/Add.196, 31.jaanuar 2003. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.sm.ee/fileadmin/meedia/Dokumendid/Sotsiaalvaldkond/lapsed/lastekaitse/Lapse_Oiguste_Komitee_soovitused_Eestile.pdf

[15]  Inimkaubandus (KarS-i § 133), inimkaubanduse toetamine (§ 133¹), kupeldamine (§ 133²), prostitutsioonile kaasaaitamine (§ 133³), inimkaubandus alaealiste kasutamise eesmärgil (§ 175), lisaks ka doonorlusele sundimine (§ 138¹) ja kallutamine (§ 140).

[16]   Vägivalla vähendamise arengukava aruanne 2013.

[18]  Euroopa Parlamendi ja nõukogu direktiiv 2011/36/EL, milles käsitletakse inimkaubanduse tõkestamist ja sellevastast  võitlust ning inimkaubanduse ohvrite kaitset ja millega asendatakse nõukogu raamotsus 2002/629/JSK (ELT L 101, 15.04.2011).

Arvutivõrgus kättesaadav: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:L:2011:101:0001:0011:ET:PDF.

[19] Karistusseadustiku muutmise ja sellega seonduvalt teiste seaduste muutmise seadus. RT I, 13.12.2013, 5. Arvutivõrgus kättesaadav:  https://www.riigiteataja.ee/akt/113122013005

[20]  Saar, H. (2013) Lapse õigused. Inimõigused Eestis 2012. Inimõiguste Keskus. Arvutivõrgus kättesaadav: https://humanrights/inimoiguste-aruanne-2/inimoigused-eestis-2012/lapse-oigused/

[21]   Euroopa Liidu põhiõiguste harta. Arvutivõrgus kättesaadav: http://eurlex.europa.eu/et/treaties/dat/32007X1214/htm/C2007303ET.01000101.htm

[22]   Euroopa Komisjoni teatis Euroopa Parlamendile, Nõukogule, Euroopa  Majandus- ja Sotsiaalkomiteele ning Regioonide komiteele. Lapse õigusi käsitlev Eli tegevuskava. 2011. Arvutivõrgus kättesaadav: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2011:0060:FIN:ET:PDF

[23] Ministrite komitee soovitus (2008)11 alaealisi õigusrikkujaid käsitlevate Euroopa eeskirjade kohta, punkt 59.1; Euroopa Nõukogu ministrite komitee suunised lapsesõbraliku õigusemõistmise kohta, punkt 19.

[24] Roheline raamat „Vastastikuse usalduse tugevdamine Euroopa õigusruumi vastu”, 5. peatükk laste kohta, KOM(2011) 327 lõplik, 14.6.2011.

[25] Salla, J., Surva. L., Ilves, K., Soo. K., Reinomägi, A. (2013) Lapse turvalisus. Statistikaameti kogumik: Laste heaolu. Tallinn

[26] Ahven, A. (2013). Alaealiste kriminaalasjade menetlemise kiirus 2012. aasta II poolaastal. – Kriminaalpoliitika analüüs 1/2013. Tallinn: Justiitsministeerium.

[28] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi kohtuotsus tsiviilasjas nr 3-2-1-160-12, 16.01.2013. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.riigikohus.ee/?id=11&tekst=RK/3-2-1-160-12

[29] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi kohtuotsus tsiviilasjas nr 3-2-1-78-13, 26.06.2013. Arvutivõrgus kättesaadav:  http://www.nc.ee/?id=11&tekst=RK/3-2-1-78-13

[30] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi kohtuotsus tsiviilasjas nr 3-2-1-18-13, 26.06.2013. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.nc.ee/?id=11&tekst=222561999

[31] Riigikohtu üldkogu kohtumäärus tsiviilasjas nr 3-2-1-4-13, 17.12.2013. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.nc.ee/?id=11&tekst=222567733

[34]   Eesti Vabariigi põhiseadus. RT 1992, 26, 349. Arvutivõrgus kättesaadav: https://www.riigiteataja.ee/akt/633949?leiaKehtiv

[35] Autori märkus tuginedes Riigi Teataja Riigikohtu lahendite elektroonilisele andmebaasile.

[36] Valma, K. (2012).  Lapse parima huvi väljaselgitamine tsiviilkohtumenetluses vanematevahelistes hooldusõiguse vaidlustes. Sotsiaaltöö, nr. 3.

[37] Nauts, K. (2012). Lapse ärakuulamine tsiviilkohtumenetluses vanematevahelistes hooldusõiguse vaidlustes. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.just.ee/orb.aw/class=file/action=preview/id=57586/Lapse+%E4rakuulamine+tsiviilkohtumenetluses+vanematevahelistes+hooldus%F5iguse+vaidlustes.pdf

[38]   Vt viide 14

[39]   Vabatahtlikud lubadused ja kohustused ÜRO Peaassamblee resolutsiooni 60/251 alusel. Välisministeeriumi koduleht. Arvutivõrgus kättesaadav http://www.vm.ee/?q=node/13056

[40]   ÜRO Lapse õiguste konventsiooni aruanne. Sotsiaalministeerium, 2001. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.sm.ee/fileadmin/meedia/Dokumendid/Sotsiaalvaldkond/sotsiaalharta/LOK_1__56.pdf

[41] Lüderitz, A. (2005). Perekonnaõigus. Õpik. Günther Beitzke alustatud teose 27., ulatuslikult ümbertöötatud trükk.           Tallinn: Juura.

[42] Statistikaameti kogumik: Laste heaolu. (2013) Tallinn. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.stat.ee/65395

[43] Lasteombudsman  (2013) Asenduskoduteenuse analüüs. Arvutivõrgus kättesaadav: http://lasteombudsman.ee/sites/default/files/asenduskoduteenuse_analuus_0.pdf

[44] MTÜ Lastekaitse Liit (2013) Laste osaluse toetamine ja kaasamine otsustusprotsessides. Kokkuvõte uuringust. http://www.lastekaitseliit.ee/wp-content/uploads/2013/11/Uuring-%E2%80%9CLaste-osaluse-toetamine-ja-kaasamine-otsustusprotsessides%E2%80%9D.pdf

[45]   Euroopa Komisjoni teatis „Lastele parema interneti loomise Euroopa strateegia” COM(2012) 196 final – 9486/12. Arvutivõrgus kättesaadav: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:C:2012:393:0011:0014:ET:PDF

[46]   Vägivalla vähendamise arengukava aastateks 2010 – 2014. Justiitsministeerium. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.just.ee/orb.aw/class=file/action=preview/id=49975/V%E4givalla+v%E4hendamise+arengukava+aastateks+2010-2014.pdf

[47]   Projekti „Targalt internetis“ (www.targaltinternetis.ee), mida viivad ellu MTÜ Lastekaitse Liit, HITSA Innovatsioonikeskus, Lasteabitelefon 116 111 ning Politsei- ja Piirivalveamet. Projekti finantseerib 75% ulatuses Euroopa Komisjoni programm Safer Internet

[48] Projekti tegevuste läbiviimist nõustab projekti nõuandev kogu, kuhu kuuluvad lisaks projekti partnerorganisatsioonide esindajatele Haridus- ja Teadusministeeriumi, Justiitsministeeriumi, Sotsiaalministeeriumi, Riigi Infosüsteemide Ameti, Andmekaitse Inspektsiooni, Eesti Infotehnoloogia ja Telekommunikatsiooni Liidu, Microsoft Eesti, EMT, Tartu Ülikooli, Rate.ee, Delfi.ee, Koolipsühholoogide Ühingu, MTÜ Eesti Lastevanemate Liidu, Informaatika õpetajate Tallinna ainesektsiooni, Tartu Laste Tugikeskuse ja projekti Noortepaneeli esindajad.

[49] REPORT by Nils Muižnieks Commissioner for Human Rights of the Council of Europe Following his visit to Estonia  from 25 to 27 March 2013. Arvutivõrgus kättesaadav: https://wcd.coe.int/com.instranet.InstraServlet?command=com.instranet.CmdBlobGet&InstranetImage=2308567&SecMode=1&DocId=2023896&Usage=2

[50] Laste ja perede arengukava 2012-2020. Sotsiaalministeerium 2011. Arvutivõrgus kättesaadav: https://valitsus.ee/UserFiles/valitsus/et/valitsus/arengukavad/sotsiaalministeerium/Laste%20ja%20perede%20arengukava%202012-2020.pdf

[51] Lasteombudsman (2013) Laste ootused seoes KOV valimistega. Arvutivõrgus kättesaadav:  http://lasteombudsman.ee/sites/default/files/IMCE/laste_ootused_seoses_kov_valimistega_0.pdf

[53] Strömpl, J., Selg, M., Soo, K., Šahverdov-Žarkovski, B. (2007). Eesti teismeliste vägivallatõlgendused. – Sotsiaalministeeriumi Toimetised, nr 3. Tallinn: Sotsiaalministeerium.

[54] Ilves, K. (2013) Laps hariduses ja noorsootöös. Statistikaameti kogumik: Laste heaolu. Tallinn