11 - Глава

Права ребенка

Author: Helika Saar

Ситуация ухудшилась.

Ключевые темы

  • Ситуация с психическим здоровьем детей является плохой
  • Рийгикогу изменил Закон о психиатрической помощи таким образом, что теперь ребенок может обращаться к психиатру за помощью самостоятельно, без разрешения родителей
  • Начались общественные дискуссии относительного сексуального самоопределения ребенка

Политические и институциональные направления развития

В период 2020–2021 годы в свете пандемии COVID-19 возник вопрос о том, как можно найти баланс между правами ребенка, интересами семьи и интересами государства. Ключевыми словами были тревога, изолированность, дистанционное обучение,[1] а также увеличение неравенства, психическое здоровье и суицид среди детей.

Количество касающихся детей споров увеличилось.[2] К счастью, правительство внесло в бюджетную стратегию государства коррективы,[3] одобрив в сентябре 2021 года создание государственной системы семейного примирения,[4] обеспечив этим предоставление бесплатной общегосударственной услуги по семейному примирению начиная с 2022 года.

Положительные шаги были сделаны и в отношении внедрения восстановительного правосудия – в Йыхви был открытый третий в Эстонии детский дом.[5] В детских домах Департамента социального страхования, в которые попадают дети, пострадавшие от сексуального насилия, или дети, в случае которых существует подозрение, что они стали жертвами сексуального насилия, в 2020 помощью получили 429 детей. Количество происшествий, фиксируемых различными детскими домами, регулярно увеличивается.

К сожалению, решения государства не всегда способствуют поддержке детей – примером этого может служить решение Департамента социального страхования об изменении практики установления инвалидности, в результате которого у части детей с фактической инвалидностью инвалидность установлена не была, и они остались без необходимой помощи.[6] Рийгикогу принял необходимое изменение закона,[7] однако в случае детей с некоторыми диагнозами в настоящее время устанавливается более легкая степень инвалидности чем раньше, или же инвалидность не устанавливается совсем.

О необходимости наличия опорных специалистов говорилось годами. Согласно Госконтролю,[8] оказанию помощи детям с особыми потребностями может препятствовать слишком раздробленная, требующая много времени и бюрократизированная система. Оказание помощи детям с особыми образовательными потребностями оказалось в опасности также во время действия особого положения, объявленного в связи с распространением COVID-19. При этом в качестве положительного момента можно отметить запуск реформы опорной системы для детей с особыми потребностями.[9]

В апреле 2020 года Эстония стала одной из последних стран-членов ЕС, одобривших Декларацию о безопасности школ, целью которой является защита права ребенка на образование и облегчение образовательного пути в конфликтных ситуациях.

Законодательные направления развития

Законодательство является главным средством государства, позволяющим обеспечить реализацию прав ребенка в части касающихся ребенка решений и действий.[10] Условием для реализации прав ребенка является соответствие всех воздействующих на такие права правовых актов, а также их применения, Конвенции о правах ребенка.

В апреле 2021 года, в качестве единственного правильного с позиции прав ребенка решения было устранено серьезное нарушение прав ребенка, когда Рийгикогу изменил Закон о психиатрической помощи таким образом, что обладающий достаточной способностью действовать на свое усмотрение ребенок теперь может самостоятельно и без разрешения родителей обратиться за помощью к психиатру.[11]

Судебное производство и практика

Согласно данным Justice Scoreboard 2020, среди стран ЕС эстонские суды входят в число наиболее дружественных к ребенку судов.[12] Несмотря на увеличивающееся распространение более учитывающего интересы ребенка ведения производства, участвующие в производствах по виновным деяниям молодые люди испытывают дополнительное напряжение, обусловленное специалистами с предубеждениями.[13]

Целый ряд решений Государственного суда касался различных аспектов прав опеки и общения, таких как, например, возбуждение дела по лишению родителя права опеки над ребенком,[14] предоставление исключительного права опеки при очередном определении места пребывания,[15] предоставление права на определение места пребывания ребенка одному родителю.[16] Актуальной темой по-прежнему остается обязанность содержания ребенка.[17] Так, немало разногласий обусловило решение, в котором рассматривались условия требования об алиментах в ситуации, когда ребенок поочередно находился у обоих раздельно проживающих родителей, и в котором были приведены разъяснения относительно присуждения алиментов задним числом.[18] Было разъяснено, кто и на каких условиях может требовать аннулирования усыновления,[19]а также более точно определено приведенное в пункте 2 части 2 статьи 121 Пенитенциарного кодекса понятие близких отношений.[20] В рамках надзора за конституционностью пленум Государственного суда вынес решение, которым второе предложение части 1 статьи 6 Закона о семейных пособиях было признано частично противоречащим Конституции.[21]

В течение отчетного периода обращения к канцлеру юстиции помимо обычных тем (например, вовлекающее образование, общение с детьми и т.д.) включали также и темы, обусловленные особым положением.

Статистика и исследования

Увеличилось количество проживающих в домохозяйстве с одним взрослым детей,[22] которые в наибольшей степени подвержены опасности бедности. Подверженность лишениям по сравнению со всеми детьми Эстонии в целом (6,4%), является наибольшей в случае детей с инвалидностью (17,5%).[23] Среди 12-летних детей свой уровень психического благополучия оценивает как низкий 51% детей, и счастливыми себя считают 15% детей.[24]

Особое положение и обусловленные им ограничения привели к еще большему увеличению неравенства,[25] а также к усугублению образовательного неравенства среди детей. Последнее включает вызванные в период действия особого положения нехваткой цифровых средств или навыков неравные возможности детей в отношении участия в процессах, предлагаемых образовательными учреждениями и другими занимающимися детьми организациями.

Во время пандемии состояние психического здоровья народонаселения, особенно, детей и молодежи, аналогично другим странам[26] ухудшилось – участились случаи агрессивного поведения, нарушения пищевого поведения, депрессии, панических атак, членовредительства, нарушения сна, проблем с зависимостью и суицидального поведения,[27] и количество нуждающихся в помощи детей и молодых людей только увеличивается. Количество попыток самоубийства среди несовершеннолетних с 2015 года почти удвоилось,[28] при этом в 2020 году самоубийство совершили 14 человек возрастом младше 19 лет. Область психического здоровья недофинансировалась десятилетиями, и недостаточная доступность поддерживающих услуг по-прежнему остается проблемой.[29]

Уровень зарегистрированных случаев насилия в семья является высоким (3987 случаев в 2020 году), при этом в 27% таких случав дети были потерпевшими или свидетелями преступления.[30] Жители Эстонии не слишком склонны сообщать о насилии в отношении ребенка.[31] В детстве сексуальное насилие со стороны взрослого испытал на себе каждый шестой человек,[32] а в течение жизни в Эстонии жертвой сексуального домогательства или насилия в Интернете или за пределами Интернета становились 45% молодежи 16-26-летнего возраста.[33]Среди детей, направленных на получение услуг детского учреждения закрытого типа, 32% находились под замещающей опекой, и у многих отсутствовала необходимая поддержка со стороны семьи.[34] Количество обращений за помощью детям растет, и одной из главных проблем детей является одиночество – во многих случаях детям просто не хватает смелости рассказать о своей проблеме родителям.

Для способности реализовывать и при необходимости отстаивать свои права необходима осведомленность. 55% 12-летних детей Эстонии знают, какие права есть у ребенка, и треть из них слышали о Конвенции о правах ребенка. Среди детей более младшего возраста доля тех, кто слышал о своих правах и о данной конвенции, значительно меньше.[35]

Добрые обычаи

Для обеспечения благополучия детей среди прочего необходима осведомленность о правах ребенка и их всесторонняя реализация в обществе. Примеры добрых обычаев:

1) Впервые в рамках Дней правоведов Эстонии одно из обсуждений было посвящено правам ребенка.[36]

2) Свод связанных с правами ребенка статистических данных и исследований можно найти на сайте канцлера юстиции, и были также выпущены сборники «Дети в эстонском обществе» (Lapsed Eesti ühiskonnas) и «Как ты живешь, ребенок Эстонии? Обзор субъективного благополучия детей 8–12-летнего возраста» (Kuidas elad, Eestimaa laps? Ülevaade 8–12-aastaste laste subjektiivsest heaolust).[37]

3) В медиа увеличилось освещение связанных с психическим здоровьем детей тем, включая серии передач канала ETV «Ясная картина» (Selge pilt) «Школа в моем доме» (Kool minu kodus).

4) Министр социальной защиты консультировался со связанными с детьми и молодежью организациями на темы как психического здоровья[38], так и сексуального самоопределения.[39] Дети приняли участие в Фестивале мнений,[40] и во время проведенного в апреле 2020 года антикризисного хакатона Hack the Crisis – Youth молодежь предлагала инновационные решения возникших во время кризиса проблем.

Самые важные общественные дискуссии

Значительное внимание общественности среди прочего было обращено на вопросы, касающиеся права ребенка на самоопределение в более широком смысле, а также на право ребенка на здоровье. Дискуссия в отношении самоопределения детей, темы, которая широко не обсуждалась более десяти лет, в итоге достигла фазы изменения законодательства на фоне широкой общественной поддержки.[41]

«У некоторых несовершеннолетних все очень плохо, и у них может быть депрессия», – написал 12-летний Кейо[42] в ответ на призыв Союза защиты детей[43] высказаться на тему доступности психиатрической помощи для несовершеннолетних. Несмотря на активную поддержку заинтересованных групп,[44] в результате противодействия одной из входивших в состав правительства партий, у Рийгикогу проведение производства по законопроекту, целью которого было обеспечить для детей право независимо обращаться к психиатру за помощью, заняло 15 месяцев.

В свете проблем с психическим здоровьем предложение правительства уменьшить, несмотря на экономический рост Эстонии, начиная с 2022 года объем средств, выделяемых местным самоуправлениям для поддержки занятий по интересам, вызвало серьезную негативную реакцию. Публичное обращение об отказе от сокращений сделали организации сферы молодежной деятельности,[45] Союз городов и волостей Эстонии, и острой критике данное наносящее ущерб интересам детей решение подверг Союз защиты детей.[46]

Тенденции и перспективы

По мнению Комитета по правам ребенка, если внутригосударственные правовые акты по большей части соответствуют Конвенции о правах ребенка, то сказать то же самое в отношении их реализации на практике можно далеко не всегда. Проблемы остаются неизменными,[47] будь то большое количество сторонников физического наказания, неравномерная доступность услуг, региональное неравноправие, недостаточный уровень участия детей, или увеличивающееся количество должников. Сеть по равному обращению в рамках третьего универсального периодического обзора по Эстонии пришла к такому же выводу, приведя, при этом, соответствующие предложения по решению вышеуказанных проблем.[48]

Пандемия COVID-19 усугубила имевшиеся ранее проблемы и неравенство, а также обусловила возникновение новых проблем. Ограничения затронули получение детьми образования, их социальные отношения и психическое здоровье. Кроме того, на практике уменьшилось право ребенка на безопасность, игру и свободное время. Многие дети не могли заниматься спортом, искусством и культурой, а также участвовать в деятельности по интересам, при том, что все это крайне необходимо для развития и благополучия любого ребенка.

Описание случая

«Мне тоже надо бы обратиться к психиатру, но мои родители меня не поддерживают, поэтому я жду, когда мне станет 18 лет и я смогу сама искать для себя помощь. Несовершеннолетним тоже нужна помощь! Если они не получат ее сейчас, то в дальнейшем все станет еще хуже, так как проблемы никуда не исчезнут, а только будут и дальше мешать жизни». 17-летняя Мари.

В результате противодействия одной из входивших в правительство партий, у Рийгикогу проведение производства по законопроекту, целью которого было обеспечить для детей право независимо обращаться к психиатру за помощью, заняло 15 месяцев. Никакие политические игры не могут оправдать такого нарушения прав ребенка, способного нанести вред его психическому здоровью.

Рекомендации

  • Увеличить влияние детей на формирование общества, способствовать участию детей в различных процессах по принятию решений, укрепляя этим связанность всего общества.
  • Больше информировать общество о правах ребенка, в том числе, увеличить объем образования по правам человека на различных школьных уровнях, а также в рамках базового и дополнительного обучения для связанных с детьми должностей.
  • Обеспечить более эффективное применение прав, предусмотренных Конвенцией о правах ребенка, включая обеспечение основных социальных прав детей и уменьшение неравенства. Уделять больше внимания предотвращению, раннему замечанию, поддержке свободной от насилия и травли воспитательной среды, обеспечению доступности услуг и опорных специалистов по психическому здоровью, обеспечению доступности образования по интересам, а также развитию междисциплинарного сотрудничества, включая смягчение различных воздействий COVID-19.

[1] Beilmann, M., Kutsar, D., Soo, K., Nahkur, O. 2020. Laste heaolu eriolukorra ajal: praktikute ja uurijate vaade.

[2] Sotsiaalkindlustusamet. 2021. Valitsus kiitis heaks riikliku perelepitussüsteemi loomise, 23.09.2021.

[3] Uudised.ee. 2021. Lastekaitse liit: laste pealt ei tohi riik eelarves kokku hoida, 30.05.2021.

[4] Sotsiaalkindlustusamet. 2021. Valitsus kiitis heaks riikliku perelepitussüsteemi loomise, 23.09.2021.

[5] Sotsiaalkindlustusamet. 2020. Jõhvis avatakse kolmas lastemaja, 17.08.2020.

[6] Habicht, A. 2019. Ringmäng puudega lapse ümber, ERR, 30.10.2019.

[7] Riigikogu. 2020. Sotsiaalhoolekande seaduse, puuetega inimeste sotsiaaltoetuste seaduse ning tööturuteenuste ja -toetuste seaduse muutmise seadus, 08.04.2020.

[8] Riigikontroll. 2020. Hariduse tugiteenuste kättesaadavus, 25.11.2020.

[9] Sotsiaalministeerium. 2021. Valitsus toetas erivajadusega laste tugisüsteemi reformi, 29.04.2021.

[10] Hakalehto-Wainio, S. 2015. Lapse õigused koolis.

[11] Pulk, M. 2021. Alla 18-aastased saavad edaspidi pöörduda iseseisvalt psühhiaatri juurde, 17.03.2021.

[12] Euroopa Komisjon. 2020. The 2020 EU Justice Scoreboard. [2020. aasta ELi õiguse tulemustabel].

[13] Rakendusliku Antropoloogia Keskus. 2021. Alaealise õigusrikkuja kasutajateekonna ja kogemuse analüüs.

[14] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi 29.04.2020. a määrus kohtuasjas nr 2-18-19295.

[15] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi 19.02.2020. a määrus kohtuasjas nr 2-18-15686.

[16] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi 19.05.2021. a määrus kohtuasjas nr 2-20-1707/82.

[17] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi 19.06.2020. a otsus kohtuasjas nr 2-18-6499.

[18] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi 12.05.2021. a otsus kohtuasjas nr 2-18-6491.

[19] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi 10.02.2021. a määrus kohtuasjas nr 2-18-11489.

[20] Riigikohtu kriminaalkolleegiumi 09.03.2020. a otsus kohtuasjas nr 1-19-3377.

[21] Riigikohtu üldkogu 10.10.2020. a otsus kohtuasjas nr 3-18-1672.

[22] Statistikaamet. 2021. Kuidas elavad Eesti lapsed, 01.06.2021.

[23] Õiguskantsleri Kantselei. 2021. Lapsed Eesti ühiskonnas.

[24] Soo, K., Kutsar, D. 2020. Kuidas elad, Eestimaa laps? Ülevaade 8–12-aastaste laste subjektiivsest heaolust.

[25] Beilmann, M., Kutsar, D., Soo, K., Nahkur, O. 2020. Laste heaolu eriolukorra ajal: praktikute ja uurijate vaade.

[26] OECD. 2021. Tackling the mental health impact of the COVID-19 crisis: An integrated, whole-of-society response, 12.05.2021. [COVID-19 kriisi vaimse tervise mõju ohjamine: integreeritud, ühiskonnaülene vastus].

[27] Tervise Arengu Instituut. 2021. COVID-19 mõju noorte sotsialiseerumisele, 25.05.2021.

[28] Värnik, P., Sisask, M., Värnik, A. 2021. Enesetappude ja enesetapukatsete epidemioloogiline ülevaade Eestis.

[29] Sotsiaalministeerium. 2020. Vaimse tervise roheline raamat.

[30] Justiitsministeerium. 2021. Kuritegevus vähenes eelmisel aastal viis protsenti, 05.02.2021.

[31] Harrik, A. 2021. Eestlased ei poolda lapse kehalist karistamist, aga teavitavad sellest harva, ERR, 06.01.2021.

[32] Sotsiaalkindlustusamet. 2021. Seksuaalse väärkohtlemise kogemine lapsepõlves ja viimase aasta jooksul.

[33] Hillep, P., Pärnamets, R., Eesti Uuringukeskus OÜ, Norstat Eesti AS. 2020. Laste ja noorte seksuaalse väärkohtlemise hoiakute ja kogemuste uuring.

[34] Riigikohus. 2020. Kinnisesse lasteasutusse paigutamine.

[35] Soo, K., Kutsar, D. 2020. Kuidas elad, Eestimaa laps? Ülevaade 8–12-aastaste laste subjektiivsest heaolust.

[36] UTTV. 2020. 36. Eesti õigusteadlaste päevad, 09.10.2020.

[37] Soo, K., Kutsar, D. 2020. Kuidas elad, Eestimaa laps? Ülevaade 8–12-aastaste laste subjektiivsest heaolust.

[38] Sotsiaalministeerium. 2021. Sotsiaalkaitseminister: noorte vaimne tervis vajab eritähelepanu, 31.03.2021.

[39] Sotsiaalministeerium. 2021. Noored tegid sotsiaalkaitseministrile ettepaneku tõsta seksuaalse enesemääramise vanusepiiri 16. eluaastani, 31.03.2021.

[40] Lastekaitse Liit. 2021. Viisime laste ja noorte hääle Arvamusfestivalile, 15.08.2021.

[41] Oja, B. 2021. Ühingud toetavad seksuaalse enesemääramise piiril viieaastast vanusevahet, ERR, 19.04.2021.

[42] Nimi muudetud.

[43] Saar, H. 2020. Lastekaitse Liidu arvamus psühhiaatrilise abi kättesaadavuse kohta alaealistele, 20.10.2020.

[44] Anvelt, K., Adamson, S. 2020. Noorteorganisatsioonid: psühhiaatriline abi peab olema võrdselt kättesaadav kõigile alaealistele, Delfi, 15.06.2020.

[45] EANÜ. 2021. Noortevaldkonna organisatsioonide avalik pöördumine peaminister Kaja Kallase ja minister Liina Kersna poole, 29.04.2021.

[46] Lastekaitse Liit. 2021. Lastekaitseliidu hinnangul eirab praegune valitsus oma otsustes laste ja noorte huvisid, ERR, 01.06.2021.

[47] Saar, H. 2019. Lapse õigused 2018–2019.

[48] Eesti võrdse kohtlemise võrgustik. 2020. Ühisaruanne Eesti kolmanda üldise korralise ülevaatuse (UPR) jaoks.


Author

  • Helika Saar on töötanud Lastekaitse Liidus alates 2009. aastast lapse õiguste programmi koordinaatorina, eelnevalt töötanud juristina, sh nõunikuna Euroopa Parlamendis. Lõpetanud Tartu Ülikooli õigusteaduskonna ja omandanud teise magistrikraadi Tallinna Ülikooli Sotsiaaltöö Instituudis sotsiaalteaduste alal. Lastekaitse Liidus koordineerinud mitmeid huvikaitse ja lapse õigustega seotud siseriiklikke ja rahvusvahelisi projekte, koostanud valdkondlikke analüüse, uuringuid ja arvamusi, sh koostanud ÜRO lapse õiguste konventsiooni täiendava aruande (2015) sisulise analüüsi.

Cart
  • No products in the cart.