10 - Глава

Права беженцев и соискателей убежища

Authors: Uljana Ponomarjova, Markus Hallang

Ситуация не изменилась.

Ключевые темы

  • Количество прибывающих в Эстонию соискателей убежища уменьшилось примерно на 50%.
  • Недостаточный доступ на территорию и к производству по ходатайству о предоставлении убежища в связи со связанными с пандемией COVID-19 ограничениями.
  • Недостаточный доступ к правовой помощи.

Политические и институциональные направления развития

В течение последних двух лет количество прибывающих в Европу соискателей убежища заметно уменьшилось. Так, количество поданных в 2020 году ходатайств о международной защите по сравнению с 2019 годом уменьшилось на 32,6%.[1] Уменьшение количества ходатайств было связано с пандемией COVID-19, которая привела к закрытию границ. Достижение соискателями убежища безопасного государства было затруднено в связи с уменьшением авиасообщения и восстановлением пограничного контроля. В Эстонии в 2020 году количество соискателей убежища (примерно 50 ходатайств) уменьшилось на 52% по сравнению с 2019 годом (примерно 100 ходатайств).[2] 2021 год в этом отношении также не особо отличался. По состоянию на 1 сентября 2021 года в Эстонии было подано 54 первичных ходатайства, 14 из которых были представлены на основании распоряжения Правительства Республики эвакуированными гражданами Афганистана. Так как количество ходатайствующих значительно уменьшилось, в начале 2021 года был временно закрыт центр размещения Вягева, и заниматься размещением соискателей убежища продолжил центр Вяо.

В 2020 году в начале пандемии ключевой темой стал доступ соискателей убежища к территории, так как имелись основания полагать, что закрытые границы и приостановка авиасообщения могут ограничить доступ людей к системе ходатайства об убежище. Приказом канцлера Министерства иностранных дел от 03.07.2020 № 146 было установлено ограничение, согласно которому иностранные представительства Эстонии прекратили принимать ходатайства о визах, если у ходатайствующего о визе лица отсутствовало выданное Департаментом полиции и погранохраны (ДППО) специальное разрешение на въезд в Эстонию. Фактически это означало ограничение доступа к системе ходатайства об убежище во время, когда у лиц отсутствовала возможность ходатайствовать о визах для приезда в Эстонию с целью подачи ходатайства о международной защите. 23.11.2020 канцлер юстиции заявил, что такое ограничение является противоправным и должно быть отменено.[3]

По-прежнему остался проблемой доступ к профессиональному консультированию в центрах временного содержания (ЦВС). У находящихся в ЦВС иностранцев отсутствует доступ к обычной интернет-сети, и им не разрешено использовать личные смарт-устройства. Кроме того, согласно правилам внутреннего распорядка, консультанту не разрешено приносить с собой на встречу с клиентом электронные устройства. В результате данного ограничения обеспечивать консультирование практически невозможно, так как зачастую владеющих родным языком иностранца переводчиков (например, курдским языком сорани) в Эстонии просто нет. Для общения с содержащимся в ЦВС и для оказания ему юридических услуг наиболее подходящим решением является оказание юридических услуг по Интернету или по телефону с помощью переводчика, находящегося за границей, однако ЦВС такой возможности не предоставляет, не разрешая при этом консультантам использовать свои электронные устройства. Соответственно, эффективная правовая помощь для находящихся в такой ситуации лиц не обеспечена.

Законодательство

В июне 2020 года Эстония имплементировала статью 18 директивы ЕС о высылке (2008/115/ЕС), в которой были уточнены правила содержания соискателей убежища в ситуации, когда в страну прибывает больше соискателей защиты, чем обычно. Изменения были внесены как в Закон об обязанности выезда из страны и запрете на въезд в страну (ЗОВСЗВС), так и в Закон о предоставлении иностранцам международной защиты (ЗПИМЖ). Помимо изменений в ЗОВСЗВС, был установлен порядок и правила сотрудничества между ДППО и Агентством Европейского союза по безопасности внешних границ.

В 2020 году вступило в силу изменение ЗПИМЖ, на основании которого ДППО рассматривает и при необходимости обновляет список безопасных стан происхождения минимум раз в год.

В этом же году вступило в силу изменение закона, по которому была изменена система оказания услуг несовершеннолетним лицам без сопровождения. Теперь оказание таких услуг обеспечивает Департамент социального страхования. За последние годы в Эстонию не въехал ни один соискатель убежища, являющийся несовершеннолетним без сопровождающего.[4] Кроме того, согласно изменениям закона, исполнение обязанностей центра размещения с 2020 года также обеспечивает Департамент социального страхования.

Добрые обычаи

Под руководством Целевого фонда интеграции была создана веб-среда LINDA, предназначенная для профессионалов, предоставляющих услуги и консультирование проживающим в Эстонии людям, которые хотят адаптироваться и интегрироваться в общество страны. Данный электронный инструмент доступен для всех желающих, и он позволяет познакомиться со всеми предлагаемыми государством опорными услугами, включая учебные и распространяемые материалы.[5]

Судебная практика

В 2020–2021 годах в сфере предоставления убежища был вынесен целый ряд важных судебных решений в отношении определения безопасной третьей страны, первичной правовой защиты и ходатайств о предоставлении убежища в связи с сексуальной ориентацией.

20.10.2020 Таллиннский административный суд в рамках дела 3-20-1431 вынес решение, согласно которому ходатайствующее о международной защите лицо не может быть отправлено в страну, в которой невозможно ходатайствовать о международной защите в соответствии с Женевской конвенцией. В ходе этого же дела окружной суд нашел, что данное условие может не являться однозначно понимаемым, что способно служить основанием для обращения в Европейский суд за предварительным решением.

Кроме того, Таллиннский административный суд в рамках административного дела 3-20-2095 нашел, что безопасной третьей страной не могут считаться страны, из которых соискатель международной защиты не прибыл в Эстонию, и что условием при определении безопасной третьей страны должно быть разрешение на въезд ходатайствующего в эту страну или его прием обратно в эту страну. В сентябре 2021 года данные мнения в рамках этого же дела были подтверждены и Таллиннским окружным судом.

5 ноября 2020 года Государственный суд в рамках административного дела 3-19-990 подчеркнул, что в случае ходатайств об убежище, касающихся сексуальной ориентации, при оценке показаний ходатайствующего нельзя использовать стереотипный подход, необходимо учитывать культурные особенности, и что неспособность ходатайствующего ответить на определенные вопросы нельзя считать достаточной причиной для вывода о том, что он не заслуживает доверия. Суд подчеркнул обязательство административного органа по содействую в данных вопросах и нашел, что окружной суд ошибся, так как он основывался на обстоятельстве, которое не вменялось ходатайствующему ни в решениях ДППО, ни в решениях административного суда.

13 ноября 2020 года Государственный суд в деле 3-20-349 объяснил, что при применении первичной правовой защиты суд должен учитывать то, что выбор должен быть пропорциональным в отношении всех участников процесса. Суд нашел, что первичная правовая защита должна применяться лишь в той мере, в которой она необходима для защиты прав подателя жалобы, и что помимо прав подателя жалобы необходимо учитывать и общественные интересы, а также возможные права третьих лиц. Кроме того, суд должен прогнозировать последствия как применения ходатайства о первичной защите, так и отказа в его удовлетворении.

 Статистика и исследования

В Эстонии в 2020 году было подано 49 ходатайств о международной защите, 3 из которых были повторными и 7 были ходатайствами о проживании вместе с членом семьи. Больше всего ходатайствующих было из России, Сирии и Таджикистана. В 2021 году (по состоянию на 30 сентября) было представлено 56 ходатайств о предоставлении убежища, 2 из которых были повторными ходатайствами и 4 ходатайствами о проживании вместе с членом семьи. Главными странами происхождения в этом году были Россия, Афганистан и Беларусь. Статус беженца в 2020 году получили 22 человека, и дополнительную защиту получили 4 человека. В 2021 году (по состоянию на 30 сентября) международную защиту получили 19 человек, и дополнительную защиту получил 1 человек.[6] Эстония по-прежнему не участвует в программе по переселению.

Весной 2021 года Агентство ООН по делам беженцев (UNHCR) провело исследование Refugee Voices on Integration in Estonia, Latvia and Lithuania. В исследовании приводится обзор опыта интеграции проживающих в странах Балтии беженцев, связанные с этим вызовы, а также возможности, которые, по мнению беженцев, могут улучшить интеграцию. В рамках исследования 70% проживающих в Эстонии беженцев выразили согласие с утверждением, что они довольны жизнью в принявшей стране. При этом данный показатель в Литве составил 45% и в Латвии 21%. Во всех трех странах беженцы в целом положительно отзывались о таких аспектах, как психическое и физическое здоровье, связанные с юридической документацией процессы и образование детей. Тем не менее, такие аспекты, как трудовая занятость, размещение и признание квалификаций были оценены скорее отрицательно.[7]

Тенденции

В 2020 году в решениях ДППО можно было заметить тенденцию к признанию ходатайств о международной защите необоснованными на том основании, что податели ходатайств прибыли в Эстонию из безопасной третьей страны, даже если лица не прибывали из таких стран напрямую, или в последний раз были в этих странах годы назад.

Кроме того, в 2020 году продолжилась непоследовательная практика наказания соискателей убежища за несоответствующее правилам пересечение границы, и в центр поступил целый ряд жалоб в связи с доступом к системе ходатайства об убежище. Один раз было возбуждено уголовное производство в связи с незаконным пересечением границы, и лицо было наказано трехмесячным тюремным заключением, несмотря на то, что оно выразило желание ходатайствовать об убежище немедленно после пересечения границы. Ходатайство о предоставлении убежища было принято и производство возбуждено только в конце отбывания наказания. Лицу пришлось требовать возбуждения производства в общей сложности три раза, как устно, так и письменно. Наказание беженцев и соискателей убежища за несоответствующее правилам пересечение границы противоречит международному праву.[8]

 Самые важные общественные дискуссии

Самые широкие дискуссии в 2021 году были посвящены темам эвакуируемых из Афганистана беженцев, а также мигрантов, направлявшихся из Беларуси в Литву и Польшу. В августе 2021 года правительство решило принять в Эстонии 30 сотрудничавших с Эстонией афганцев и их членов семьи.[9] Данное решение подверглось определенной критике – данное количество некоторым показалось слишком малым, а некоторым слишком большим.[10] По состоянию на настоящий момент (30 сентября 2021 года) из этих 30 афганцев приехали в Эстонию и представили здесь ходатайство о международной защите 14 человек.[11]

В начале лета 2021 года на границе Литвы и Беларуси разгорелся «миграционный кризис», когда ежедневно к границе прибывали сотни нерегулярных мигрантов главным образом из Ирака, Ирана, Афганистана и Сирии. Важным аспектом связанных с этим дискуссий был вопрос о том, должна ли Литва принимать людей, размещать их, а также рассматривать их ходатайства о международной защите.[12] Некоторые политики подчеркивали, что каждое государство обладает суверенным правом решать, кого и на каких условиях оно пускает на свою территорию, однако, с другой стороны, существует и следующее из международного права обязательство предоставлять убежище тем людям, которые в нем нуждаются.[13] Данный кризис не был обусловлен проходящими в тот момент военными действиями – он был создан искусственно. Европейская комиссия нашла, что он представлял собой гибридную атаку, организованную Беларусью.[14]

В центре внимания в данном случае находились взаимоотношения между государствами, и положение попавших в тяжелую ситуацию людей зачастую оставалось на втором плане. Возникали вопросы и о том, действовала ли Литва и другие оказавшиеся в данной ситуации страны правомерно, и были ли рассмотрены ходатайства людей, которые пересекли границу.[15]

Описание случая

Лицо происхождением из Уганды подало ходатайство о международной защите на основании преследований, обусловленных сексуальной ориентацией. ДППО посчитал ходатайство лица необоснованным и отказал ему в предоставлении защиты, так как разъяснения ходатайствующего лица относительно осознания и акцептирования своей гомосексуальности были слишком общими и неясными. Таллиннский административный суд отменил решение ДППО, заявив, что показания ходатайствующего являлись внушающими доверие, и что сомнение относительно его сексуальной ориентации отсутствовало. ДППО подал жалобу в окружной суд, который отменил решение административного суда и согласился с позицией ДППО, найдя, что лицо гомосексуальной ориентации должно быть способно подробно рассказать о том, как оно раскрыло в себе гомосексуальную ориентацию, и что, по мнению суда, лицо гомосексуальной ориентации не должно себя хорошо чувствовать в момент осознания своей сексуальной ориентации в ситуации, когда гомосексуальность в стране наказуема в уголовном порядке. Ходатайствующий подал жалобу в Государственный суд, и Государственный суд отменил решение окружного суда, отметив, что при оценке показаний ходатайствующего нельзя использовать стереотипный подход и необходимо учитывать культурные особенности. Кроме того, Государственный суд отметил, что неспособность ходатайствующего ответить на определенные вопросы нельзя считать достаточной причиной для вывода о том, что он не заслуживает доверия. В отличие от окружного суда, Государственный суд нашел, что в таких случаях административный орган обязан содействовать выяснению обстоятельств. В настоящее время лицо с помощью Эстонского центра по правам человека уже получило статус беженца.

Рекомендации

  • Повысить эффективность оценки уязвимости соискателей убежища в качестве части производства по рассмотрению ходатайств о предоставлении убежища.
  • Улучшить доступность правовой помощи для соискателей убежища и обеспечить в центрах временного содержания возможность оказания переводческих услуг с помощью компьютеров.
  • Прекратить наказание соискателей убежища за несоответствующее правилам пересечение границы.
  • Обеспечить для соискателей убежища немедленный доступ к системе ходатайства о предоставлении убежища.

[1] Euroopa rändevõrgustik. 2021. Annual report on migration and asylum 2020.

[2] Ibid.

[3] Õiguskantsler. 2020. Viisataotluste vastuvõtmine, 23.11.2020.

[4] Euroopa rändevõrgustik. Estonia: EMN country factsheet 2020. [Eesti: EMN riigi teabeleht 2020].

[5] Integratsiooni Sihtasutus. 2021. Kohanemis- ja lõimumisteenuste veebikeskkond LINDA.

[6] PPA igakuine aruanne, EIK valduses.

[7] UNHCR. 2021. Refugee Voices on Integration in Estonia, Latvia and Lithuania. [Pagulaste hääled integratsioonis Eestis, Lätis ja Leedus].

[8] Riigi Teataja. 1997. Pagulasseisundi konventsioon (1951), artikkel 31.

[9] Vabariigi Valitsus. 2021. Valitsus otsustas Eestisse vastu võtta kuni 30 koostööd teinud afgaani, 19.08.2021.

[10] Postimees. 2021. Kallas: “kuni 30 inimese vastuvõtmine ei ole migratsiooni pumba avamine, 19.08.2021.

[11] Ots, M. 2021. Eesti ei kiirusta Talibani eest põgenenud afgaanidele asüüli andma, 10.09.2021.

[12] Kartau, A. 2021. Rändekriis Leedus: migrantide tulv võib peatuda alles siis kui mõistetakse, et seda teed pidi Euroopasse ei pääse, 30.07.2021.

[13] Paris, K. 2021. Pagulasabi juht: pea pooled Valgevene piirile jõudnud põgenikest tuleks vastu võtta, 09.09.2021.

[14] Postimees. 2021. EL võttis seisukoha: Leedu piiril toimub hübriidrünnak, 29.09.2021.

[15] Kelomees, H. 2021. Leedu lükkab kõik Valgevene piirilt saabunute varjupaigataotlused tagasi, 10.07.2021.


Authors

  • Uljana Ponomarjova on omandanud õigusteaduse bakalaureusekraadi TalTechis ja hetkel omandab magistrikraadi Tallinna Ülikoolis. Uljana töötab Eesti Inimõiguste Keskuses pagulasvaldkonna juristina. Lisaks koordineerib Uljana Võrdse Kohtlemise Võrgustikku.

  • Markus Hallang on omandanud õigusteaduse bakalaureusekraadi Glasgow Ülikoolis ja magistrikraadi rahvusvahelises õiguses Maastrichti Ülikoolis. Markus töötab Eesti Inimõiguste Keskuses pagulasvaldkonna juristina ning osaleb Euroopa Liidu Põhiõiguste Ameti uurimisvõrgustiku FRANET-i jaoks uuringute tegemisel.

Cart
  • No products in the cart.