6 - Глава

Запрет на дискриминацию

Author: Kelly Grossthal

Ситуация не изменилась.

Ключевые темы:

  • Область равного обращения в рассматриваемый период характеризует стагнация. Несмотря на то, что планы нынешнего правительства включают многообещающие инициативы, конкретные шаги в форме важных законодательных изменений в соответствующих сферах пока сделаны не были.
  • Государство не обращает достаточно внимания на разжигание вражды в отношении меньшинств, и ограничение или лучшее регулирование языка вражды посредством изменения Пенитенциарного кодекса застопорилось.
  • Петиция по равенству браков собрала 35805 подписей и была принята Рийгикогу к производству. Ответственная за рассмотрение петиции комиссия решила не инициировать разработку проекта по изменению Закона о семье, и данное решение подверглось критике в обществе.

Политические и институциональные направления развития

26 января 2021 года вступила в должность новая правительственная коалиция, в которую вошли Партия реформ Эстонии и Центристская партия Эстонии, и которой руководит первая в Эстонии премьер-министр женского пола Кая Каллас. В коалиционном договоре в качестве важного принципа было приведено обещание поддерживать большую вовлеченность людей со сниженной трудоспособностью в рынке труда, а также способствовать гендерному равноправию и уменьшить гендерную разницу в зарплатах, чтобы обеспечить равное обращение и равные возможности для мужчин и женщин. Защиту от дискриминации и применение принципа равного обращения также планируется обеспечивать во всех сферах.[1]

Программа деятельности Правительства Республики 2021–2023 также включает действия, касающиеся области равного обращения, в том числе, предложение о составлении Плана развития благосостояния 2023–2030.[2]

Составляемый в настоящее время документ консолидирует в себе стратегические цели на 2023–2030  годы в таких областях политики, как уменьшение социального неравенства и бедности, гендерное равноправие и большая социальная вовлеченность, улучшение равного обращения в отношении входящих в группы меньшинств людей, трудовая занятость, продолжительная и качественная трудовая жизнь, политика народонаселения, а также увеличение благосостояния пожилых, детей и родителей.[3]

Действующий в настоящее время план развития благосостояния консолидирует стратегические цели трудовой политики, политики по социальной защите и политики по гендерному равноправию и равному обращению на 2016–2023 годы.

Кроме того, при составлении нового плана развития учитывались цели, указанные в государственной долгосрочной стратегии развития «Эстония 2035», общая часть которой была принята Рийгикогу 12 мая 2021 года, и план деятельности по которой обновляется Правительством Республики раз в год. В данной стратегии развития одним из базовых принципов является то, что в Эстонии у всех людей должны быть равные возможности по самореализации и участию в общественной жизни, независимо от индивидуальных особенностей и потребностей, принадлежности к различным социальным группам, социально-экономическим способностям и места жительства.[4]

Законодательные направления развития

19 октября 2020 года находившаяся тогда в оппозиции фракция Партии реформ Эстонии инициировала Закон об изменении Пенитенциарного кодекса и Уголовно-процессуального кодекса, целью которого было исполнение принятого в Совете Европейского союза  в 2008 году решения бороться с проявлениями расизма и ксенофобии посредством уголовно-правовых средств (рамочное решение Совета 2008/913/ ПВД). Соответствующее рамочному решению законодательное изменение означало бы, что в дальнейшем в случае преступления факт совершения преступления на почве ненависти в отношении указанной в законе группы меньшинства рассматривался бы в качестве отягчающего обстоятельства. Кроме того, данным изменением закона в отношении разжигания вражды планировалось отменить требование о наличии непосредственной угрозы. Согласно действующей части 1 статьи 151 Пенитенциарного кодекса, наказывать за разжигание вражды можно только в случае, если это повлекло угрозу жизни, здоровью или имуществу лица.[5]

Неправительственные и международные организации[6] уже давно критикуют действующую в настоящее время регуляцию. Правовед и бывший руководитель Эстонского центра по правам человека Кари Кяспер отмечал, что «очень тяжело обоснованно доказать, что чьи-либо словесные нападки на основании конкретного признака подвергают угрозе жизнь, здоровье или имущество какого-либо другого лица или лиц, и поэтому статистика говорит о нереалистично малом количестве производств».[7] Соответственно, проект Партии реформ Эстонии может считаться шагом в правильном направлении, однако 16 декабря 2020 года он был отклонен Рийгикогу.

В это же время, 30 октября 2020, Европейская комиссия инициировала в отношении Эстонии производство по нарушению, так как Эстония не имплементировала рамочное решение 2008/913/ПВД надлежащим образом.[8]Вступившее 26 января 2021 года в должность правительство Кайи Каллас включило проект Закона об изменении Пенитенциарного кодекса, Уголовно-процессуального кодекса и Деликтно-процессуального кодекса в свою программу деятельности.[9] Тем не менее, конкретных шагов по данному законопроекту, который, согласно планам правительства, должен был быть готов в апреле 2021 года, согласно имеющейся сейчас информации сделано не было. Можно отметить только то, что в настоящее время Министерство юстиции проводит связанный с законопроектом анализ.[10]

Министерство социальных дел приступило к разработке проекта изменения Закона о равном обращении (ЗРО),[11] и соответствующий план включен также и в программу деятельности Правительства Республики.[12] Уже более десяти лет как различные неправительственные организации и институты, так и международные организации[13] неоднократно обращали внимание на содержащуюся в ЗРО иерархию защиты прав, однако до сих пор, несмотря на целый ряд планов, изменения в данный закон внесены не были.

Изменения необходимы в связи с тем, что действующий ЗРО не соответствует приведенному в статье 12 Конституции принципу общего основного права на равенство, так как применение данного закона не является одинаковым в отношении всех меньшинств. Дискриминация на основании вероисповедания или убеждений, возраста, ограниченных возможностей или сексуальной ориентации запрещена только в связанных с трудовой жизнью вопросах и при получении профессиональной подготовки. Запрет на дискриминацию на основании национальности (этнической принадлежности), расы или цвета кожи является более широким, и в его случае неравное обращение запрещено и в области права на получение услуг и пособий по социальному обеспечению, здравоохранению и социальному страхованию, а также права на образование, а также права на получение товаров и услуг, предлагаемых общественности (включая жилье). Такая иерархия в законе возникла прежде всего по той причине, что посредством ЗРО Эстония имплементировала обязанности, указанные в директивах 2000/43/ЕС и 2000/78/ЕС, однако при этом не был учтен предусмотренный Конституцией Эстонской Республики принцип равноправия, который не позволяет делать различия в степени дискриминации на основании приписываемым людям признакам.

Канцлер юстиции обратил внимание на данное противоречие Конституции еще десять лет назад, отметив, что цель Закона о равном обращении не может ограничиваться исключительно имплементацией минимальных требований директив Европейского союза, и что при формировании правовой регуляции необходимо учитывать и Конституцию. Канцлер юстиции также отметил, что явное отличие от степени защиты, предусмотренной для лиц статьей 12 Конституции, требует от законодателя очень весомых обоснований, однако в случае области применения ЗРО таких обоснований он не видит».[14]

Для консолидирующей эстонские неправительственные организации Сети равного обращения изменение ЗРО являлось главной целью в сфере защиты интересов еще с момента создания Сети в 2013 году. В связи с этим вопросом Сеть неоднократно обращалась к государству и представляла ему рекомендации. В мае 2021 года Советом по правам человека ООН был проведен третий Универсальный периодический обзор по Эстонии, в рамках которого Сеть равного обращения представила свой независимый отчет. В отчете вновь обращалось внимание на недостаточно широкую область применения закона и приводилась рекомендация государству изменить данный закон. [15]

Описание случая

В октябре 2020 года Партия зеленых Эстонии составила петицию об изменении Закона о семье. Целью сбора подписей было обращение к Рийгикогу для введения в Закон о семье понятия брака как союза между двумя взрослыми людьми независимо от их пола. Кроме того, по словам инициаторов, такое изменение обеспечило бы для однополых пар конституционное право на равное обращение. Инициатива собрала 35805 подписей.[16]

20 мая 2021 года Рийгикогу принял обращение к производству, и 9 ноября правовая комиссия обсудила петицию по существу. В направленном Партии зеленых ответном письме, в котором приводились результаты обсуждения, правовая комиссия сообщила, что равенство браков в Эстонии уже и так однозначно обеспечено для всех способных вступать в брак лиц как по сути, так и по форме. Кроме того, в ответе отмечалось, что действующий в Эстонии Закон о семье соответствует Конституции и не является дискриминационным в отношении каких-либо лиц. В ответном письме комиссия также отдельно выразила свое мнение относительно содержания народной инициативы в целом, отметив, что «/…/ в качестве рабочего органа законодателя мы не можем поддерживать по сути несбалансированные политические инициативы, которые только увеличивают раскол в обществе и не предлагают удовлетворительных решений». Кроме того, правовая комиссия сообщила, что она не будет инициировать на основании петиции проект по изменению Закона о семье.[17]

Такой подход правовой комиссии подвергся в обществе критике, так как признание существования в настоящее время принципа равенства браков в случае семей с партнерами одного пола не является уместным. Согласно Закону о семье, в Эстонии вступать в брак могут только два лица разного пола. Руководитель по защите интересов Ассоциации ЛГБТ Эстонии Айли Кала отметила, что формулировка правовой комиссии является невежественной и надменной, и что общество в целом ожидает от законодательной власти прекращения политизации прав человека, а также действительного обеспечения равных прав для всех.[18]

Историк и один из ведущих деятелей данной области Таави Коппель выразил мнение, что обсуждение правовой комиссии было бессодержательным. Кроме того, Коппель считает мнение правовой комиссии о том, что Рийгикогу не должен ставить на голосование законопроекты, связанные с вопросами ценностей, поразительным. По его мнению, такой подход сделал бы представление обращений Рийгикогу бессмысленным. Коппель также напомнил, что в обществе уже существует широкая поддержка равноправия браков – так, весной 2021 года 47% жителей Эстонии поддержали возможность заключения однополых браков (против – 46%).[19]

Рекомендации:

  • Изменить область применения Закона о равном обращении таким образом, чтобы она одинаково распространялась на все группы меньшинств.
  • Добиться прогресса в части регулирования разжигания вражды в Пенитенциарном кодексе таким образом, который позволит обеспечить фактическую защиту.
  • Обратить большее внимание на темы равного обращения, и при рассмотрении касающихся групп меньшинств вопросов избегать подходов, унижающих их человеческое достоинство, как это произошло при рассмотрении правовой комиссией петиции об изменении Закона о семье.

 

[1] Vabariigi Valitsus. Eesti Reformierakonna ja Eesti Keskerakonna valitsuse moodustamise kokkulepe ja valitsusliidu koostööleping aastateks 2021-2023.

[2] Vabariigi Valitsus. 2021. Tegevusprogramm aastateks 2021-2023, 23.02.2021.

[3] Sotsiaalministeerium. 2021. Heaolu arengukava 2023–2030 mustandversioon, e-kiri, 04.11.2021.

[4] Vabariigi Valitsus. Strateegia „Eesti 2035“.

[5] Riigikogu. 2020. Karistusseadustiku ja kriminaalmenetluse seadustiku muutmise seadus (vihakuritegude vastu võitlemine) 276 SE.

[6] Euroopa rassismi- ja sallimatuse vastu võitlemise komisjon (ECRI). 2015. ECRI aruanne Eesti kohta (viies seiretsükkel), 13.10.2015.

[7] Käsper, K. Vaenu õhutamine pole sõnavabaduse kasutamine, ERR, 08.05.2019.

[8] Euroopa Komisjon. 2020. October infringements package: key decisions, 20.10.2020. [Oktoobri rikkumisvastaste meetmete pakett: peamised otsused].

[9] Vabariigi Valitsus. 2021. Valitsus kinnitas tegevusprogrammi aastateks 2021-2023, 23.02.2021.

[10] Justiitsministeerium. 2021. Vastus küsimustele Euroopa Põhiõiguste Ameti 2022. aasta põhiõiguste aruande sisendi koostamiseks, e-kiri, 04.10.2021.

[11] Sotsiaalministeerium. 2021. Vastus küsimustele Euroopa Põhiõiguste Ameti 2022. aasta põhiõiguste aruande sisendi koostamiseks, e-kiri, 30.09.2021.

[12] Vabariigi Valitsus. 2021. Valitsus kinnitas tegevusprogrammi aastateks 2021-2023, 23.02.2021.

[13] Euroopa rassismi- ja sallimatuse vastu võitlemise komisjon (ECRI). 2015. ECRI aruanne Eesti kohta (viies seiretsükkel), 13.10.2015.

[14] Õiguskantsler. 2011. Soovitus õiguspärasuse ja hea halduse tava järgimiseks ning märgukiri seaduseelnõu algatamiseks, nr 7-4/101419/1100981, 6-8/110288/1100981, 09.05.2011.

[15] Eesti võrdse kohtlemise võrgustik. 2021. Ühisaruanne Eesti kolmanda üldise korralise ülevaatuse (UPR) jaoks.

[16] Erakond Eestimaa Rohelised. 2020. Petitsioon perekonnaseaduse muutmiseks, 19.10.2020.

[17] Õiguskomisjon. Kollektiivne pöördumine „Petitsioon perekonnaseaduse muutmiseks“, nr 1-6/21-72/2, 12.11.2021.

[18] Kala, A. 2021. Riigikogu, lõpetage oma ignorantne üleolevus samast soost paaride vastu, Eesti Päevaleht, 12.11.2021.

[19] Koppel, T. 2021. Kuidas riigikogu õiguskomisjon petitsioonist farsi kujundas, ERR, 19.11.2021.


Author

  • Kelly Grossthal veab Eesti Inimõiguste Keskuses strateegilise hagelemise valdkonda ning panustab mitmesse keskuse projekti võrdse kohtlemise ning mitmekesisuse ja kaasatuse eksperdina. Vabatahtlikuna lööb Kelly kaasa mitmetes noortevaldkonna ettevõtmistes ning tegutseb ka inimõiguste hariduse koolitajana.

Cart
  • No products in the cart.