Введение

В Эстонии со времени восстановления независимости дела с правами человека обстояли не просто. Когда выяснилось, что права человека ограничивают свободу действий государства, особенно в таких деликатных областях, как межэтнические отношения, можно наблюдать их довольно формальное осуществление на минимальном уровне. Улучшениям не способствовали и периодически раздуваемые Россией атаки по защите прав местных русских. Со своей стороны, ошибку допустили и те, кто рассматривал права человека, как иностранные ценности, с которыми нашему народу нужно смириться, если мы хотим вновь интегрироваться в Европу.

Так и получилось, что сегодня Эстония формально выглядит как эталон соблюдения прав человека. Эстонская Республика присоединилась практически ко всем конвенциям и договорам по правам человека (за исключением конвенций о безгражданстве). Эстония ежегодно отчитывается перед множеством международных механизмов мониторинга, и в стране все не так уж и плохо, если смотреть на законы. По сравнению со странами со схожей судьбой, Эстония, несомненно, была очень успешной в этом отношении.

В то же время возникает вопрос, насколько права человека укоренились, как ценности, есть заглянуть поглубже. Означает ли юридическое и формальное принятие прав человека также содержательную культуру, опирающуюся на права человека? Здесь сложно дать однозначно утвердительный ответ. Жизнь в тоталитарном обществе и трудности роста демократического государства волей-неволей оставили свой след.

За последнее десятилетие точки разногласий по правам человека в Эстонии стали очень похожи на те, с которыми сталкиваются в других странах мира. В местной общественной дискуссии тоже заняли много места темы достижений и противодействия в области прав сексуальных и гендерных меньшинств, равных прав человека для женщин, а также вопросы прав человека, связанные с миграцией. На выборах в Эстонии также преуспела политическая сила, которая ставит под сомнение многие существующие достижения, и считает допустимым нападки на независимость судебной системы или прессы.

Эта несколько шизофреническая ситуация проиллюстрирована и в этом отчете. С одной стороны, в нескольких областях наблюдается медленный прогресс в улучшении защиты прав человека. Например, канцлер права играет важную роль в качестве учреждения по защите прав человека и в качестве механизма контроля за осуществлением Конвенции о правах инвалидов. Возросла осведомленность о защите личных данных, и сейчас отменяется запрет на политическую наружную рекламу, которая неоднократно подвергалась критике в наших отчетах. С другой стороны, вступившее в должность весной правительство исключило любое дальнейшее участие в расселении беженцев, и не предприняло никаких шагов для ограничения распространения риторики ненависти и преступлений на почве ненависти. Однако в большинстве областей не наблюдается значительного ухудшения или улучшения.

Приглашение в правительство EKRE (Консервативная народная партия Эстонии) и распространявшаяся и прежде риторика противопоставления все же не проходит бесследно. Ужасающая риторика и содержание так или иначе затрагивают все эстонское общество и, следовательно, могут быть угрозой защите прав человека. Последние подразделяются на две основных категории: сперва подрывается универсальность прав человека, предпринимаются попытки пересмотреть их, а независимые институты, защищающие права человека, ослабляются.

Права человека универсальны по своей природе: это означает, что они применяются ко всем и в любой точке мира. К сожалению, в Эстонии наблюдались попытки превратить права человека в права большинства (например, в вопросах языка русского меньшинства ссылались на несуществующее право человека говорить на эстонском языке) и лишить, например, сексуальные и гендерные меньшинства защиты прав человека. Точно так же весьма непродуманно ограничиваются права человека мигрантов и преступников. С серьезными проблемами при реализации своих прав также сталкиваются люди с ограниченными возможностями.

Озабоченность также вызывают нападки на независимость судебной власти, свободную прессу и правозащитников. Это ставит их в новое положение, где они должны объяснять, а иногда и оправдываться за свою роль. Угрозы журналистам, судьям, правозащитникам и оппозиционным политикам попросту создают атмосферу страха в маленьком обществе, где трудно оставаться верным ценностям.

Права человека в Эстонии еще не находятся в кризисе. Но знаки опасности, о которых мы говорим и в этом отчете, должны заставить задуматься всех тех, кто считают важными права человека. Неважно, в какой области отстаиваются права человека — в политике, в прессе, в государственных или местных органах власти, в общественных объединениях, в школах, в молодежных центрах, в учреждениях культуры, на предприятиях или где-либо еще — жизненно необходимо уделять больше внимания внедрению культуры прав человека. Это значит, что права человека должны рассматриваться не только как конституционные или международные обязательства или требования, но и как часть фундаментальных ценностей нашего общества. Это означает лучшее осознание наших действий в контексте прав человека. Это означает повышение осведомленности других и самообразование в области прав человека понятным языком и способами. Это значит отстаивание прав человека в том числе тогда, когда это нелегко и неудобно.

Права человека сохранятся до тех пор, пока мы все вместе будем прилагать максимальные усилия для их защиты. Желаю всем нам сил и успехов в этом деле!

Cart
  • No products in the cart.