2 - Глава

Право на справедливое судебное разбирательство

Author: Jaanus Tehver

Ситуация не изменилась.

Ключевые темы

  • Судебная система работала последовательно и эффективно также и в условиях пандемии.
  • Главные законодательные направления развития были связаны с адаптацией процессуальных норм к работе в условиях пандемии, а также с выравниванием рабочей нагрузки судов.
  • Среди общественных дискуссий наибольшее внимание было посвящено вопросам публичности материалов судебных дел и судебных решений, а также использованию данных связи (данных о движении и местоположении).
  • В качестве самой серьезной проблемы вырисовывается недостаточная защита прав и интересов находящихся в уязвимом положении лиц в ходе судебных производств.

Политические и институциональные направления развития

В качестве положительного изменения можно отметить то обстоятельство, что обсуждавшиеся еще в 2019 году на политическом уровне идеи о возможных реформах прокуратуры и судебной системы, которые привели бы к уменьшению независимости прокуратуры и судов, с начала 2020 года уже больше не являлись актуальными.

В начале 2020 года завершился инициированный в 2019 году и изначально вызвавший немало разногласий в Правительстве Республики процесс по назначению на должность нового генерального прокурора. В итоге на эту должность был назначен Андрес Пармас, ранее работавший судьей и преподавателем уголовного права в Тартуском университете.[1]

Значительное влияние на функционирование судебной системы оказала вспыхнувшая весной 2020 года пандемия COVID-19. В марте 2020 года министр иностранных дел Эстонии Урмас Рейнсалу неожиданно сообщил Совету Европы об активации статьи 15 Европейской конвенции по правам человека (ЕКПЧ), однако Государственный суд быстро отреагировал на это собственным заявлением, в котором подчеркивалось, что при применении статьи 15 ЕКПЧ по-прежнему действует Конституция Эстонской Республики и, соответственно, право на справедливое судопроизводство.[2] В качестве положительного обстоятельства стоит отметить, что еще с самого начала пандемии государство в целом исходило из того принципа, что работа судебной системы не должна прерываться[3], и в судах были быстро приняты необходимые для адаптации к условиям пандемии меры, самой важной из которых стало широкое применение видеозаседаний во всех областях судебного производства, и при наличии возможности также применение письменного производства. Благодаря этому влияние действовавшего в стране в период с 12.02.2020 по 17.05.2020 особого положения и последовавшей за этим чрезвычайной ситуации в сфере здравоохранения на судопроизводство было относительно скромным.[4]

В 2020 и 2021 годах министром юстиции на должности на семилетний срок были назначены новые председатели уездных судов, занимающихся гражданским производством и производством по виновным деяниям в первой инстанции. Ими стали: Астрид Аси в Харьюском уездном суде, Тоомас Тальвисте в Пярнуском уездном суде и Лийна-Наабер Кивисоо в Вируском уездном суде. 

Законодательные направления развития и общественные дискуссии

Для периода 2020–2021 годов характерен ряд изменений, затронувших законы о судебном производстве, которые, с одной стороны, были направлены на обеспечение необходимой для ведения судопроизводства в условиях пандемии гибкости, а с другой стороны, представляли собой различные меры по судоустройству, целью которых являлось уменьшение нагрузки на наиболее загруженные суды (прежде всего, на Харьюский уездный суд) посредством направления судебных дел в другие суды. Оценивать практическое влияние изменений еще рано, однако предположительно данные меры должны в некоторой степени улучшить доступность правосудия и сократить сроки ведения производств в судах, которые до сих пор были загружены больше всего.

Законодательная инициатива, которая в наибольшей степени влияет на более широкую общественность, касается публичности судебного производства. После общественных дебатов в настоящее время на стадии согласования находится подготовленный под руководством Министерства юстиции законопроект,[5] который значительно более точно, чем ранее, регулирует доступ не являющихся сторонами процесса лиц к материалам судебных дел, а также увеличивает количество судебных решений, подлежащих публикации в Интернете (например, предусматривается также и публикация в Интернете судебных решений, которые еще не вступили в силу). С целью защиты персональных данных предусматривается удаление персональных данных из не вступивших в силу решений. Предположительно, данный законопроект будет направлен в Рийгикогу еще в течение 2021 года.

В результате решений Суда Европейского союза и Государственного суда началась общественная дискуссия об изменениях (подробнее см. ниже в подразделе «Судебная практика»), необходимых в отношении сбора данных связи, и об условиях их использования в судебном производстве, однако по состоянию на настоящий момент политической договоренности в этом вопросе достичь еще не удалось, и неизвестно, когда и какие изменения в итоге будут внесены в законы. Согласно действующему внутригосударственному законодательству, в Эстонии продолжается практика общего хранения всех данных связи (в т. ч. данных о движении) всех людей предприятиями связи (англ – data retention). Это происходит несмотря на решения как Суда Европейского союза, так и Государственного суда, в которых констатировалось противоречие общего хранения таких данных праву ЕС, а также на отсутствие понимания того, в каких случаях и как правоохранительные органы должны иметь возможность получать такие данные в свое владение и использовать их. С позиции защиты приватности законодательное положение в настоящее время является неудовлетворительным.

Судебная практика

02.03.2021 Суд Европейского союза вынес предварительное решение по судебному делу № C-746/18, в рамках которого были выражены два принципиальных мнения относительно внутригосударственного права и практики Эстонии: (i) доступ правоохранительных органов к данным о движении и местоположении, кроме как в случае, когда такой доступ ограничивается производствами, целью которых является борьба с тяжкой преступностью или предотвращение большой опасности, угрожающей общественной безопасности, противоречит праву ЕС, и (ii) внутригосударственные правовые нормы, предоставляющие прокурору, обязанностью которого является управление досудебным уголовным производством и при необходимости представление в ходе последующего производства государственного обвинения, компетенцию передавать учреждению разрешение на доступ к данным о движении и местоположении для проведения уголовного расследования, являются противоречащими праву ЕС.[6]

18.06.2021 В рамках вышеуказанных дел, связанных с предварительным решением, Государственный суд вынес решение, в котором выразил мнение, что затребованные у сетевых предприятий на основании разрешения прокуратуры данные о движении и местоположении являются недопустимыми в качестве доказательства, и что правоохранительные органы не могут направлять новые запросы для получения таких данных в соответствии с действовавшим до сих пор порядком.[7]

Вышеуказанные судебные решения являются для Эстонии знаковыми с позиции защиты права на приватность, однако, к сожалению, государство до сих пор не смогло разработать и внести в законы изменения, необходимые для прекращения ущемления права на приватность.

22.06.2021 Европейский суд по правам человека вынес решение по судебному делу Р.Б. vs. Эстония, в котором он установил нарушение статей 3 и 8 ЕКПЧ исходя из того, что Эстонское государство не смогло обеспечить в рамках уголовного производства эффективные меры по защите интересов потерпевшего лица детского возраста, ставшего жертвой сексуального преступления.[8] Данное решение является важным с позиции надлежащего учета уязвимого положения потерпевшего лица детского возраста и более эффективной зашиты потребностей и интересов таких потерпевших в будущем.

Статистика и исследования

Согласно результатам исследования World Justice Project “Rule of Law Index 2020“, Эстония получила 0,81 балла, заняв 10 место в рейтинге стран[9] (данный результат является идентичным результатам исследования 2019 года).

В отчете Европейской комиссии 2021 года “Rule of Law Report“ было отмечено хорошее функционирование судебной системы Эстонии в условиях пандемии, а также высокий уровень ее цифровизации.[10]

Согласно исследованию “The 2021 EU Justice Scoreboard“, судебная система Эстонии по-прежнему входит в число самых эффективных и обеспечивающих максимально быстрое производство судебных систем Европы.[11]

В 2020–2021 годы были опубликованы три важных анализа практики Государственного суда: «Помещение в детские учреждения закрытого типа» (Kinnisesse lasteasutusse paigutamine),[12]«Помещение лиц с психическими расстройствами в учреждения закрытого типа» (Psüühikahäirega isiku kinnisesse asutusse paigutamine)[13] и «Дела иностранцев в практике Административной коллегии Государственного суда 2020: более эффективная защита прав» (Välismaalaste asjad Riigikohtu halduskolleegiumi praktikas 2020: õiguste tõhusam kaitse),[14] в которых обращалось внимание на упущения в части практики применения мер в отношении, соответственно, детей, лиц с психическими расстройствами и иностранцев с позиции обеспечения прав соответствующих лиц.

Обнадеживающие и положительные практики

Несомненно, следует отметить эффективное продолжение работы судебной системы Эстонии в условиях пандемии. Хорошие условия для этого были созданы уже ранее благодаря относительно высокому уровню цифровизации судов, и это позволило обеспечить быструю адаптацию посредством как внесения изменений в правовые акты, так и оперативного начала использования практических решений. Доступ людей к судопроизводству, право на рассмотрение своего судебного дела в течение разумного времени и право на эффективную правовую защиту в суде обеспечивались и в то время, когда в стране действовало особое или чрезвычайное положение.

Тенденции и перспективы

Существенных изменений в судебной системе пока не предвидится, и в целом стабильность судебной системы следует считать положительным фактором. В области судебного производства внимание государства по-прежнему сфокусировано на эффективности судебной системы и сокращении сроков производств. В то же время существует серьезное давление в отношении денежных средств, выделяемых судам из госбюджета (до сих пор существенных сокращений удавалось избежать). В долгосрочной перспективе такой подход может оказать отрицательное влияние на качество осуществления правосудия.

Рекомендации

  • Повысить эффективность защиты приватности людей в сфере организации хранения данных связи и местоположения, а также доступа к таким данным посредством как можно более быстрого приведения внутригосударственного права Эстонии в соответствие с применимым правом ЕС.
  • Повысить эффективность защиты прав и интересов находящихся в уязвимом положении лиц в рамках судебного производства посредством как законодательных, так и практических мер.
  • Позаботиться о том, чтобы стремление повысить эффективность судебной системы не привело к ухудшению качества осуществления правосудия.

[1] Justiitsministeerium. 2020. Valitsus nimetas riigi peaprokuröriks Andres Parmase, 09.01.2020.

[2] Riigikohus. 2020. Õiglane kohtupidamine on tagatud ka artikli 15 kohaldamisel, 30.03.2020.

[3] Eesti Kohtud. 2020. Kohtud jätkavad tööd, 15.03.2020.

[4] Justiitsministeerium. 2020. Kohtud kohanesid eriolukorraga kiiresti ja hästi, 15.05.2020.

[5] Justiitsministeerium. 2021. Halduskohtumenetluse seadustiku ja teiste seaduste muutmise seaduse eelnõu (kohtumenetluse avalikkus), 29.09.2021.

[6] Euroopa Liidu Kohtu 02.03.2021. a otsus kohtuasjas nr C‑746/18.

[7] Riigikohtu kriminaalkolleegiumi 18.06.2021. a otsus kohtuasjas nr 1-16-6179.

[8] Euroopa Inimõiguste Kohtu 22.09.2021. a otsus R.B. vs. Eesti, kohtuasjas nr 22597/16.

[9] Maailma Justiitsprojekt. 2020. Rule of Law Index. [Õiguskindluse indeks].

[10] Euroopa Komisjon. 2021. 2021 Rule of Law Report – Country Chapter on the rule of law situation in Estonia. [2021 õiguskindluse aruanne – riiklik peatükk õiguskindlusest Eestis].

[11] Euroopa Komisjon. 2021. The 2021 EU Justice Scoreboard. [2021. aasta ELi õiguse tulemustabel].

[12] Riigikohus. 2020. Kohtupraktika analüüs “Kinnisesse lasteasutusse paigutamine”.

[13] Riigikohus. 2021. Riigikohtu praktika ülevaade “Psüühikahäirega isiku kinnisesse asutusse paigutamine”.

[14] Riigikohus. 2021. Välismaalaste asjad Riigikohtu halduskolleegiumi praktikas 2020: õiguste tõhusam kaitse.


Author

  • Jaanus Tehver on vandeadvokaat ja alates 2018. aastast Eesti Advokatuuri esimees. Ta on tegutsenud Eestis advokaadina üle 20 aasta ning lisaks kutsetööle on ta Euroopa Advokatuuride Nõukogu (CCBE) kriminaalõiguse komitee, Fair Trials õigusekspertide paneeli (LEAP) ja Euroopa Kriminaaladvokatuuri Liidu (ECBA) liige. Eesti Advokatuuri esimehena on ta kohtute seaduse alusel tegutseva kohtute haldamise nõukoja liige.

Cart
  • No products in the cart.