13 - Глава

Социальные права человека

Author: Iris Pettai

Ситуация ухудшилась.

Ключевые темы

  • Распространение COVID-19 привело к возникновению экономических проблем: люди заболевали, их рабочая нагрузка и/или заработная плата уменьшалась, или они и вовсе становились безработными вследствие экономических сложностей на своем предприятии, и т.д.
  • Доля проживающих в относительной бедности людей в последние годы оставалась на уровне 21–22%, однако доля людей, проживающих в абсолютной бедности, постоянно снижалась.
  • За последние десять лет ожидаемая продолжительность жизни в Эстонии росла быстрее, чем в среднем по ЕС. В то же время, в показателях по здоровью сохраняется большое гендерное, социально-экономическое и региональное неравенство.[1]

Политические и институциональные направления развития

На политическом и институциональном уровне процессы в 2020–2021 годах в отношении трудовой занятости и социальной защиты в основном основывались на одобренном правительством в 2016 году Плане развития благосостояния. В 2021 году Министерство социальных дел приступило к составлению нового Государственного плана развития благосостояния 2023–2030, который будет служить продолжением предыдущего плана развития. План развития должен вступить в силу 01.01.2023.[2] Составляемый в настоящее время документ консолидирует в себе стратегические цели на 2023-2030 годы в областях политики, входящих в предусматривающую достижение определенного результата область «Благосостояние» (уменьшение социального неравенства и бедности, гендерное равноправие и большая социальная вовлеченность, улучшение равного обращения в отношении входящих в группы меньшинств людей, трудовая занятость, продолжительная и качественная трудовая жизнь, политика народонаселения, а также увеличение благосостояния детей и родителей), с учетом стратегических целей, указанных в государственной долгосрочной стратегии развития «Эстония 2035», целей ООН в области глобального устойчивого развития, а также направлений Европейского союза и принятых международных обязательств.

В 2020 году правительство одобрило разработанный Министерством социальных дел «План развития здоровья народонаселения 2020–2030», главными целями которого являются увеличение средней ожидаемой продолжительности жизни и количества здоровых лет жизни, а также уменьшение неравенства (между полами, регионами и уровнями образования) в состоянии здоровья.[3]

Законодательные направления развития

В 2020 году правительство приняло два пакета по изменению законов с целью создания законодательной базы для принятия связанных с распространением вируса COVID-19 мер, финансирование которых должно было обеспечиваться посредством дополнительного госбюджета на 2020 год. Данные пакеты включали, например, Закон о государственном обеспечении поддержки предпринимательства и кредитов, налоговые положения, облегчающие преодоление экономических сложностей и поддерживающие предпринимателей, законы социальной сферы, обеспечивающие при особом положении продолжение определенных видов деятельности, а также законы, обеспечивающие социальную защиту при особом положении. В 2021 году правительство также приняло пакет законов, целью которых было применение мер по препятствованию распространения коронавируса и смягчению его последствий. Финансирование данного пакета должно было обеспечиваться посредством дополнительного госбюджета на 2021 год. Из данных средств 16 миллионов были выделены на чрезвычайную помочь социальной сфере, при поддержке которой местные самоуправления смогут приобретать медицинские и гигиенические принадлежности, а также увеличить необходимые расходы на социальную защиту.[4]

В начале 2020 года Рийгикогу принял решение о переводе второй пенсионной ступени на добровольную основу. Когда в 2021 году решение вступило в силу, присоединение ко второй пенсионной ступени или выход из нее стали добровольными. По оценке политиков, данное изменение должно было увеличить свободу людей и улучшить их осведомленность о пенсионной системе. Предполагалось, что данный шаг приведет к расширению инвестиционных возможностей и увеличению конкуренции между фондами, предлагающими возможности по размещению накопленных денег.[5] Это изменение вызвало немало полемики и противодействия, и связанные с ним вопросы дошли даже до Государственного суда, когда президент Эстонской Республики отказалась провозглашать Закон о переводе второй пенсионной ступени на добровольную основу, отправив проект на рассмотрение в суд высшей инстанции. В итоге, после вынесения Государственным судом решения президент все-таки провозгласила этот закон.[6]

Причиной таких действий президента было желание предотвратить бедность и сложности с проживанием людей в пенсионном возрасте. По словам Керсти Кальюлайд, вывод накопленных в пенсионных фондах средств и их свободное использование обуславливает уменьшение способности пенсионной системы достигать возложенных на нее целей. Так как в будущем количество пенсионеров в Эстонии будет расти, а количество лиц трудоспособного возраста уменьшаться, президент увидела в лице данного закона опасность того, что количество подверженных риску бедности лиц начнет расти.[7] Госконтроль, давший в рамках рассмотренного в Государственном суде дела свою оценку переходу второй пенсионной ступени на добровольную основу, также признал, что изменение пенсионной системы в будущем может привести к увеличению числа людей, получаемая которыми пенсия будет недостаточно большой для прожития, и что данное изменение может повлиять на доходы нынешних пенсионеров.[8]

В Эстонии для человека пенсионного возраста государственной пенсией обеспечивается только базовый доход. Обеспечение превышающего его (т.е. заменяющего) дохода должно осуществляться с помощью добровольной накопительной пенсии за счет инвестиций как работодателя, так и самого работника. При этом сейчас в Эстонии данная часть пенсии у людей пожилого возраста и тех, кто достигнет пенсионного возраста в ближайшем будущем, практически отсутствует. Осенью 2021 года из второй ступени вышли более 150 000 человек (примерно одна пятая инвестировавших во вторую ступень), в результате чего резервы лишились 1,3 миллиарда евро, то есть почти четверти накопленных активов. Среди жителей 32–40-летнего возраста из второй ступени уже вышли или выйдут 30 или более процентов.[9] По оценке специалистов, выходящим из второй ступени людям нужно самостоятельно и прибыльно инвестировать свои пенсионные деньги – в противном случае в будущем их ожидает базовая государственная пенсия, размер которой будет ниже нынешней.[10]

В 2021 году правительство внесло изменения в Закон о пенсионном страховании, в результате чего с 2021 года пенсия стала более гибкой. Теперь люди могут самостоятельно выбирать наиболее подходящее время выхода на пенсию, забирать пенсию частично, или при желании приостановить выплату своей пенсии.

Статистика и исследования

Обусловленный распространением COVID-19 экономический спад привел к ликвидации и банкротству предприятий, а также к заметному росту безработицы. К концу 2020 года на учете в Кассе по безработице находились 50 000 безработных, что было значительно больше, чем в 2019 году (19 250 человек). В октябре 2021 года количество безработных составляло 44 000, что несколько меньше показателя 2020 года, однако все равно превышает уровень 2019 года на 13 250 человек.[11]

По данным Департамента статистики, среди народонаселения Эстонии в 2019 году в относительной бедности проживали 284 300 человек (21,7%), и в абсолютной бедности 31 400 человек (2,4%).[12]  В 2019 году за чертой абсолютной бедности, то есть на средства ниже расчетного прожиточного минимума (221 евро в месяц) жили 31 400 человек, то есть 2,4% жителей Эстонии.

На доходы ниже уровня относительной бедности (611 евро в месяц) приходилось жить 20,7% жителей Эстонии, то есть 275 000 человек. Опасности как абсолютной, так и относительной бедности в Эстонии больше всего подвержены женщины, люди с ограниченными возможностями и безработные. Доля живущих в относительной бедности детей за последние годы уменьшилась, однако доля детей, живущих в абсолютной бедности, осталась на прежнем уровне или даже несколько увеличилась.[13]

В 2020 году 6,5% жителей Эстонии испытывали серьезные материальные лишения, то есть на их условия жизни серьезно влияла нехватка ресурсов, выражавшаяся, например, в том, что они не могли позволить себе оплату своих счетов, поддерживать жилье достаточно теплым, или провести недельный отпуск вдали от дома. Данный показатель по сравнению с 2019 годом (7,6%) уменьшился. В 2019 году в данную группу входили 8,1% женщин и 7,0% мужчин. Самой высокой степень испытывавших лишения людей была среди 50–64-летних (9%), и самой низкой среди 25-49 летних (4,7%).[14]

Бедность в пенсионном возрасте

По достижении пенсионного возраста главным регулярным доходом большей части людей является пенсия. Эстонские пенсии по сравнению с зарплатами являются низкими, в связи с чем многие (в 2019 году 41,4%) 65-летние жители живут в относительной бедности, а среди пожилых людей, которые живут в одиночестве, уровень относительной бедности превышает 75%.[15] Средняя пенсия в Эстонии (в 2021 году 552 евро) составляет в среднем около 40% от зарплаты, и хотя она и удерживает получающих такую пенсию пожилых людей на уровне выше абсолютной бедности, они все равно остаются на уровне относительной бедности, который в 2019 году составлял 611 евро).

Бедность среди безработных

По сравнению со средним показателем по ЕС, в Эстонии риск бедности для безработных является более высоким (в 2019 году, соответственно, 49,1% и 52,5%). Уровень финансирования пассивных мер по трудовой политике за счет доли от ВВП в Эстонии ниже среднего по Европе (соответственно, 0,41% и 0,66% в 2019 году).[16]

Участие в трудовой занятости в значительной степени зависит от качества трудовой жизни. В 2020 году инспекторы труда установили в общей сложности 11 530 нарушений требований по гигиене труда, безопасности труда, трудовым отношениям, с также по режиму времени работы и отдыха моряков и водителей транспортных средств. Нарушения были установлены примерно на 83% проверенных предприятий. Было зарегистрировано 3622 несчастных случая на производстве, включая 915 тяжелых несчастных случаев на производстве и 9 несчастных случаев на производстве со смертельным исходом. Тяжелых несчастных случаев было на пятую часть меньше, чем в 2019 году.[17]

Состояние здоровья

С 2000 года ожидаемая продолжительность жизни в Эстонии увеличилась больше, чем в какой-либо другой стране ЕС. В настоящее время состояние здоровья жителей приближается к среднему по Евросоюзу, что обусловлено главным образом уменьшением количества смертей вследствие ишемической болезни сердца и инсульта. К сожалению, в отношении здоровья в Эстонии по-прежнему сохраняется гендерное, социально-экономическое и региональное неравенство. В настоящее время женщины живут в среднем на девять лет дольше, чем мужчины. В 2020 году в Эстонии ожидаемая продолжительность жизни мужчин составляла 74,4 и у женщин 82,8 года. По сравнению с 2020 годом ожидаемая продолжительность жизни женщин не изменилась, и ожидаемая продолжительность жизни мужчин увеличилась на 0,1 года. Среди малообразованных жителей Эстонии неравенство проявляется еще больше. Ожидаемая продолжительность жизни 30-летних малообразованных женщин на 10 лет превышает ожидаемую продолжительность жизни малообразованных мужчин этого же возраста. В ожидаемой продолжительности жизни жителей Эстонии наблюдается и региональное неравенство, прежде всего, между городами и сельскими регионами. Например, ожидаемая продолжительность жизни городских жителей Тартуского уезда на 4,5 года больше, чем в случае расположенного в северо-восточной части Эстонии Ида-Вируского уезда.[18]
В Эстонии продолжительность здоровых лет жизни у мужчин составляет 55,5 и у женщин 59,5 года. По сравнению с 2019 годом, продолжительность здоровых лет у мужчин увеличилась на один год и пять месяцев, и у женщин на один год и одиннадцать месяцев.[19]

Самые важные общественные дискуссии

В 2020–2021 годах одной из самых обсуждаемых тем была тема пенсий. Несмотря на то, что уровень бедности пенсионеров является высоким, жителям страны не свойственно активно готовиться к пенсионной жизни. В Эстонии, по сравнению со средним показателем по еврозоне, значительно меньше денег вкладывается в акции, добровольные пенсионные фонды и другие инвестиционные инструменты. В еврозоне в добровольные пенсионные фонды инвестируют 23% жителей, тогда как в Эстонии данный показатель составляет лишь 7,8%.[20]

Низкий уровень готовности к будущей пенсии, а также перевод второй пенсионной ступени Эстонии на добровольную основу стали предметом масштабных дискуссий. Острой критике подверглись недостатки действовавшей до сих пор пенсионной системы, которая, по оценке целого ряда экспертов, была слишком односторонней и мало учитывала интересы людей. Еще до реформы на тему пенсии активно высказывался бывший директор Департамента социального страхования Георг Мянник. По его оценке, аналитикам пора признать, что главная цель накопительной пенсии никогда не заключалась в улучшении благосостояния населения пенсионного возраста. Вместо этого, по мнению Георга Мянника, первичной целью создания накопительной пенсии являлось развитие рынков капитала с помощью дешевых денег. Дешевые деньги означают то, что банки освобождаются от затрат на накопление денег и от обязанности обеспечивать для фактических собственников денег, то есть для людей, определенную доходность.[21] Георг Мянник поставил под сомнение всю систему накопительных пенсий в целом.

Ему оппонирует профессор по фискальному управлению Института Рагнара Нурксе Таллиннского технического университета Ринга Раудла, по оценке которой, самым надежным способом обеспечить себя в пенсионном возрасте является инвестирование в специальные пенсионные фонды. Она подвергла критике перевод второй пенсионной ступени на добровольную основу, утверждая, что, хотя пенсионная реформа и предоставила людям определенную свободу, это вовсе не обязательно должно облегчить жизнь людей, так как по сути в результате реформы они были лишены важного способа обеспечивать себя в пенсионном возрасте. Кроме того, Ринга Раудла подвергла сомнению другие варианты накопления денег для пенсионного возраста, такие как, например, инвестирование накопленных денег в недвижимость или акции, с надеждой, что они будут обеспечивать достаточную прибыльность до конца жизни. Возможно, что такие инструменты в итоге действительно окажутся более прибыльными по сравнению с договором страхования, однако любым инвестициям неизбежно сопутствует неопределенность, и далеко не все люди обладают желанием или умением заниматься инвестициями после выхода на пенсию. Кроме того, в случае инвестиций типичной проблемой являются финансовые кризисы, способные значительно уменьшить стоимость активов, а при самом худшем сценарии дополнительный доход может и вовсе улетучиться.[22]

С мнениями Ринги Раудла приходится согласиться. Пенсионные системы как в Эстонии, так и во всем мире двигаются в сторону увеличения ответственности людей, и роль накопительной пенсии становится все более важной. Многие развитые государства создали условия, которые способствуют дополнительному добровольному накоплению среди тех групп общества, которые имеют возможность сберегать больше.

В итоге дебаты относительно пенсии принесли немало пользы. Например, проведенное в 2021 году банком SEB в странах Балтии исследование о готовности к пенсии показало, что коммуникация во время проведения пенсионных реформ в Латвии, Литве и Эстонии заставила людей больше интересоваться своим доходом в будущем. Если в предыдущие годы интерес к своим пенсионным активам испытывали 20% человек, то теперь данный показатель составляет 40%. В то же время, жители Эстонии действуют более пассивно по сравнению с жителями Латвии и Литвы. Одной из главных причин, по которой люди не хотят заниматься планированием пенсии, является сложность данного вопроса. Так как пенсионный возраст наступит лишь спустя десятилетия, достаточно сложно предсказать, какой будет наша жизнь, здоровье, экономическое положение, кем будут наши близкие и т.д. Почти три четверти жителей Эстонии понимают, что у них отсутствуют активы и сбережения, достаточные для способности справляться в повседневной жизни в пенсионном возрасте. Тем не менее, несмотря на это, большинство людей все равно не планируют начинать дополнительно сберегать средства на пенсию.[23]

Этот же вывод подтверждается и научными исследованиями в сфере экономической психологии и поведенческой экономики. Люди не склонны непременно принимать правильные решения даже в том случае, если они обладают достаточной информацией и хорошими финансовыми знаниями. Причина этого заключается в том, что люди предпочитают краткосрочные цели долгосрочным, и благополучие в будущем зачастую кажется слишком неосязаемым, чтобы начинать расходовать на него деньги уже сегодня. Более того, мы можем даже не быть способными представить себя в таком далеком будущем, в результате чего людям свойственно воспринимать накопление денег для будущего как лишение этих денег прямо сейчас. С другой стороны, людям свойственен оптимизм и самоуверенность, что приводит к недооценке возможности уменьшения доходов. Скорее, мы предвидим положительные события, такие как увеличение зарплаты или повышение в должности, значительно меньше думая о рисках для здоровья и других негативных сценариях.[24]

О существующих в Эстонии опасностях в части пенсии будущего упоминает и Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). По ее мнению, жители Эстонии чрезмерно живут лишь сегодняшним днем и слишком много расходуют – будущее для них еще где-то далеко и не вызывает беспокойства. В опубликованном в конце 2020 года обзоре ОЭСР по пенсиям 2020 года подчеркивается долгосрочность накопления пенсии и необходимость делать это и во время кризиса.[25]

Следует отметить и дискуссию на тему «Пустые руки или достойная пенсионная жизнь?» в рамках проведенного в 2021 году по инициативе Министерства социальных дел Фестиваля мнений. Участие в ней приняли Аймар Алтосаар (MTÜ Kuldliiga), Тыну Пекк (Tuleva), Георг Мянник (эксперт по социальному страхованию и здравоохранению) и Кристьян Кангро (Change Invest).

В данной дискуссии нашли отражение уже озвученные ранее противоположные мнения относительно пенсии будущего, однако в части основных выводов участники дискуссии сошлись во мнении, что сегодня мы находимся в качественно новой ситуации, когда обеспечиваемая государством пенсия не является решением, способным обеспечивать нас экономически в пожилом возрасте. Готовиться к старости нужно заблаговременно, и поэтому очень важно информировать и стимулировать людей использовать различные возможности для накопления денег для пенсионной жизни – будь то инвестиции во вторую или третью пенсионную ступень, в акции, недвижимость или криптовалюту, или же в другие инструменты. Кроме того, для многих людей подходящим решением может стать работа в пенсионном возрасте. Данное явление уже является новой нормальностью, однако успешно работать в таком возрасте можно только при условии здорового и спортивного образа жизни, а также постоянного самосовершенствования и учебы – только это позволит оставаться конкурентоспособным на рынке труда и в возрасте 65+ лет. Дети также могут быть самой лучшей пенсионной ступенью, однако в этой части мнения разделились. Критики полагают, что детей все-таки не стоит дополнительно обременять содержанием своих родителей пенсионного возраста. В итоге участники дискуссии согласились с важностью улучшения осведомленности людей о том, что сегодняшние выборы напрямую влияют на способность самостоятельно справляться в повседневной жизни в будущем.

Обнадеживающие и подающие надежду практики

В Эстонии хорошо развиты цифровые медицинские инновации, и государство предлагает многие связанные со здоровьем рабочие средства и услуги в Интернете. Такие средства и услуги включают, например, цифровую медицинскую карту (digilugu), цифровой архив (digiarhiiv), цифровой рецепт (digiretsept), цифровое направление (digisaatekiri), электронную скорую помощь (e-kiirabi) и электронную консультацию (e-konsultatsioon). Недавно Эстония начала использовать централизованную систему регистрации визитов к врачам. Более 96% жителей Эстонии имеют ID-карту, которая позволяет выполнять цифровую аутентификацию и получать доступ к электронным услугам через Интернет. Очень высокий уровень дигиталиции способен улучшить показатели здоровья. Например, посредством Интернета врачи получают доступ к информации обо всех лекарствах, которые были ранее выписаны пациенту, что помогает избежать нежелательного совместного действия лекарств.

Описание случая

Портал Levila опубликовал статью «Зимние вечера бездомных», в которой авторы поговорили в таллиннском приюте с двумя бездомными, расспросив их, о чем они мечтают холодными зимними вечерами.

«Хотелось бы получить собственное место в общежитии. Такое, где можно было бы находиться и днем. Тогда не пришлось бы ездить на автобусе. Настоящую работу и все такое. […] Один из них еще что-то планирует. Однако без особого энтузиазма, потому что он уже не раз пытался что-то изменить, но в итоге все равно возвращался сюда. Так было и в другом приюте, и в подразделении социального размещения, а в последний раз он и вовсе сам снимал квартиру. Сейчас работает в Пищевом банке. На складе требуется помощь, он подает женщинам упаковки. Рубит замороженное мясо. Из магазина приходят десятикилограммовые куски – просто так их не разделишь. Нужно готовить порции и обматывать их пленкой. Все в соответствии с требованиями, все чисто. Раньше он раздавал еду в больнице, так что работа знакома. Особо много не платят – 3,80 евро в день. Однако за месяц накапливается достаточно, чтобы помочь сохранить место в подразделении социального размещения. Хотя деньги требуются и на другое. На работе можно поесть – какое-то разнообразие по сравнению с суповой кухней. Кроме того, еду дают и с собой, на всякий случай. Четыре плитки Anneke в пакете. Рагу в банке.“[26]

Рекомендации

  • Жителей Эстонии необходимо целенаправленно готовить к пенсионному возрасту, чтобы предотвратить риск бедности будущих пенсионеров. Нужно также развивать финансовые знания людей, а также побуждать людей сберегать деньги и вкладывать их в добровольные пенсионные фонды или в другие инвестиционные инструменты.
  • Необходимо улучшить образованность в области здоровья, чтобы уменьшить риски, связанные с поведением в отношении здоровья. В Эстонии более половины лет жизни, потерянных вследствие преждевременных смертей или заболеваний, обуславливаются факторами риска или рискованным поведением.
  • Качеству трудовой жизни также требуется более серьезное внимание, так как количество нарушений гигиены труда, безопасности труда и трудовых отношений, а также возникновения тяжелых несчастных случаев на производстве является слишком большим. Необходимо развивать осведомленность работников и работодателей в части различных аспектов трудовой жизни. Работники и работодатели недостаточно разбираются в трудовых правах и обязанностях, а также в связанных с выполнением работы рисках и возможностях.

 

[1] Tervise Arengu Instituut. Tervena elatud aastaid tuleb tasapisi juurde, Terviseinfo.ee, 11.09.2018.

[2] Sotsiaalministeerium. 2021. Heaolu arengukava 2023–2030 koostamise ettepanek.

[3] Sotsiaalministeerium. 2021. Rahvastiku tervise arengukava 2020-2030.

[4] Kohalik Omavalitsus. 2021. Omavalitsustele kavandatakse lisaeelarvega 46 miljonit eurot, 19.03.2021.

[5] Rahandusministeerium. 2019. Seletuskiri kogumispensionide seaduse ja sellega seonduvalt teiste seaduste muutmise seadus (kohustusliku kogumispensioni reform) eelnõu juurde.

[6] Riigikohtu põhiseaduslikkuse järelevalve kolleegiumi 09.06.2020. a määrus kohtuasjas nr 5-20-3.

[7] Kook, U. 2020. President jättis kogumispensioni reformi seaduse välja kuulutamata, ERR, 07.02.2020.

[8]  Riigikohtu põhiseaduslikkuse järelevalve kolleegiumi 09.06.2020. a määrus kohtuasjas nr 5-20-3.

[9] Pensionikeskus. 2021. Koduleht.

[10] Rahandusministeerium. 2021. II samba küsimused ja vastused.

[11] Eesti Töötukassa. 2021. Peamised statistilised näitajad, 19.06.2020.

[12] Statistikaamet. 2021. Suhteline vaesus.

[13] Ibid.

[14] Statistikaamet. 2021. Vaesuse ja ilmajäetuse määr vanuserühma ja soo järgi.

[15] Statistikaamet. 2020. Suhtelises vaesuses elavate inimeste arv vähenes.

[16] Eurostat. 2019. European Statistical Recovery Dashboard.

[17] Tööinspektsioon. 2021. Töökeskkond 2020.

[18] Tervise Arengu Instituut. 2021. Tervisestatistika ja terviseuuringute andmebaas.

[19] Statistikaamet. 2021. Statistikaamet: oodatava eluea kasv on pidurdunud, ERR, 25.08.2021.

[20] Eesti Pank. 2019. Estonian Household Finance and Consumption Survey: Results from the 2017 wave.

[21] Männik, G. 2019. Georg Männik Eesti Panga hoiatusest: inimene ei pea riskima oma pensioni pärast kõigega, Eesti Päevaleht, 15.10.2019.

[22] Raudla, R. 2020. Ringa Raudla: pensionireformi kahjulik mõju, 03.12.2020.

[23] Luminor. 2020. Värske uuring: pensioniks ei olda valmis, kuid ka koguda ei soovita, Rahageenius, 09.07.2020.

[24] Arenguseire Keskus. 2019. Tuleviku-minu rahaline heaolu.

[25] Arenguseire Keskus. 2021. Pensioniks tuleb koguda ka kriisi ajal, 15.02.2021.

[26] Mets, M. 2021. Kodutute talveõhtud, 01.03.2021.


Author

  • Iris Pettai on Eesti Avatud Ühiskonna Instituudi juhataja, filosoofiadoktor, sotsioloog. Töötanud Tartu ja Tallinna ülikoolides, olnud valitsusnõunik. Soolise võrdõiguslikkuse ja lähisuhtevägivalla ekspert,  juhtis lähisuhtevägivalla hinna arvutamise gruppi, töötas viis aastat lähisuhtevägivalla eksperdina Gruusias. Viimased kaks aastat on tegelenud vanemaealiste huvikaitsega ja juhtinud  vanemaealiste poliitika ekspertgruppi.

Cart
  • No products in the cart.