12 - Глава

Положение людей с ограниченными возможностями

Author: Anneli Habicht

Ситуация не изменилась.

Ключевые темы

  • Комитет ООН по правам инвалидов представил Эстонии ряд рекомендаций.
  • Вызванный COVID-19 кризис обозначил проблемные места в части защиты прав людей с ограниченными возможностями.
  • Все больше внимания обращается на возможность доступа к созданной среде и услугам.
  • Система ограничения дееспособности нуждается в обновлении.
  • Закон о равном обращении по-прежнему допускает дискриминацию в отношении людей с ограниченными возможностями.

Политические и институциональные направления развития

В марте 2021 года Эстония защищала в Комитете ООН по правам инвалидов первоначальный доклад государства об исполнении Конвенции ООН о правах инвалидов (КПИ).[1] 5 мая 2021 года комитет представил Эстонии ряд предложений.[2] По оценке ООН, главное внимание необходимо уделить статье 12 КПИ «Равенство перед законом». В Эстонии отсутствует механизм суппортивного принятия решений по ограничению дееспособности, и в большинстве случаев для людей, которым вследствие интеллектуальных или психических расстройств для принятия решений или ведения дел необходима поддержка, назначается попечительство в отношении всех действий. Например, в результате этого тысячи совершеннолетних людей теряют право на выборы при отсутствии более углубленного анализа их фактической дееспособности со стороны суда. В связи со статьей 19 «Самостоятельный образ жизни и вовлеченность в местное сообщество» ООН отметила, что в Эстонии слишком сильно распространено строительство более мелких специальных попечительских учреждений. При этом они все-таки представляют собой институт, даже если условия в них являются значительно более лучшими по сравнению со старыми крупными попечительскими домами. Комитет отметил, что единственным подходящим решением для нуждающихся в специальном попечительстве людей является только самостоятельная жизнь в свободно выбранном месте с обеспечением всех необходимых опорных услуг. В предложении ООН ясно прослеживается влияние независимого отчета, представленного Эстонской палатой людей с ограниченными возможностями (EPIKoda).[3] [4]

21 мая 2021 года Рийгикогу принял долгосрочную стратегию «Эстония 2035».[5] В данной стратегии тема вовлечения людей с ограниченными возможностями впервые охватывала целые сферы, тогда как ранее она была представлена в качестве узкой социальной темы. Например, в контексте пространства и подвижности был озвучен принцип универсального дизайна и подчеркнута важность общественного транспорта, являющегося доступным для всех.

В 2019–2021 годы при Госканцелярии действовала рабочая группа по доступности.[6] 2 сентября 2021 года приведенные в итоговом отчете группы предложения были одобрены правительством. Реализация необходимых мер является задачей различных министерств, а координирующую роль выполняет Министерство социальных дел. Главное влияние рабочей группы заключается в поднятии темы доступности в работе правительственных учреждений на значительно более высокий уровень, чем раньше, чтобы данная тема выходила за рамки отдельных сфер.

Законодательные направления развития

Начиная с 1 мая 2021 года в случае детей с неизменным или прогрессирующим состоянием инвалидность может устанавливаться до достижения 16-летнего возраста. Ранее таким детям приходилось подавать повторное ходатайство об установлении инвалидности через каждые три года, что обуславливало большую административную нагрузку для их семей. Этим же изменением закона была создана возможность в некоторых случаях выплачивать пособие по ограниченным возможностям ребенку, инвалидность у которого не была установлена, однако редкое заболевание которого связано с существенными дополнительными расходами.[7] Для облегчения положения семей с детьми с ограниченными возможностями в 2020 году во время особого положения было предусмотрено чрезвычайное пособие для родителя ребенка с особыми потребностями.[8] Начиная с 1 декабря 2020 года ходатайствовать о карте на вспомогательное средство и носить ее с собой больше не требуется, так как вся информация относительно сделок лица по вспомогательным средствам передается посредством электронной среды.[9] Данный шаг является важным с позиции упрощения получения лицами с ограниченными возможностями необходимой помощи. Начиная с 1 декабря 2021 года был расширен круг получателей услуги по дистанционному сурдопереводу – теперь помимо людей трудоспособного возраста он также включает детей и пожилых. Тем не менее, доступность обычного сурдоперевода в Эстонии по-прежнему остается неравномерной и зачастую недостаточной.

В 2021 году Рийгикогу инициировал изменение Закона о медиауслугах, и на согласование был направлен также проект Закона о доступности изделий и услуг, основанный на директиве ЕС о доступности. Вступление обоих законов в силу должно способствовать защите права людей с ограниченными возможностями на доступ к информации, услугам и изделиям.

В связи с ограничением ввоза на рынок одноразовых соломинок для питья, в ЕС возникла обоснованная обеспокоенность относительно доступности позволяющих самостоятельно есть и пить соломинок в будущем. Соответствующий проект[10] уже составлен, и внутригосударственные решения при поддержке советника канцлера юстиции готовы, однако необходимо дождаться общего решения данного вопроса на уровне ЕС.

К сожалению, по-прежнему не были внесены изменения в Закон о равном обращении, на что обращала внимание и ООН. Данный закон предусматривает более обширную защиту от дискриминации в связи с национальностью, расой или цветом кожи, а также более узкую защиту от дискриминации в связи с вероисповеданием или убеждениями, возрастом, ограниченными возможностями или сексуальной ориентацией. Людям с ограниченными возможностями защита от дискриминации требуется также и в сфере образования, социального обеспечения, здравоохранения и социального страхования, и в отношении доступности предлагаемых общественности товаров и услуг, включая жилье. Столь же необоснованно ограниченная возможность не включена в качестве признака в рассматривающую дискриминацию статью Пенитенциарного кодекса (статьи 152).

Судебная практика

Потенциально очень важным с позиции социальной защиты на уровне местного самоуправления является оглашенное 9 декабря 2019 года решение Государственного суда, в котором рассматривалось ходатайство канцлера юстиции в отношении социальных услуг города Нарвы. В итоге в своем решении суд отметил, что местное самоуправление должно учитывать основные права людей и исполнять наложенное на него законом обязательство по обеспечению оказания социальных услуг.[11]

В 2021 году Государственный суд неоднократно рассматривал вопрос заслушивания лица в рамках производства по помещению в учреждение закрытого типа в условиях вируса COVID-19 посредством видеомоста. В своих решениях суд отметил, что заслушиванием лица в значении статьи 536 Гражданского процессуального кодекса нельзя считать происходящее посредством видеомоста. В условиях пандемии для заслушивания также необходима непосредственная встреча с судьями, в ходе которой может быть получена дополнительная информация относительно психических отклонений лица, необходимая для формирования внутреннего убеждения в оправданности помещения лица в учреждение закрытого типа на лечение.[12] [13] [14]

В деле относительно освобожденного от должности тюремного работника с нарушением слуха Государственный суд обратился к Европейскому суду для получения разъяснений относительно того, соответствует ли внутригосударственный правовой акт, устанавливающий требования к здоровью чиновника тюремной службы, праву ЕС. В оглашенном 15 июля 2021 года решении Европейский суд посчитал, что внутригосударственные правовые нормы, которые полностью исключают из тюремной службы чиновника, слух которого не соответствует установленным в отношении минимального уровня слуха требованиям, не предоставляя возможность проверить, способен ли чиновник исполнять в случае необходимости свои служебные обязанности после принятия разумных вспомогательных мер, противоречат Директиве ЕС № 2000/78.[15] Коллегия по надзору за конституционностью Государственного суда 29 сентября 2021 года решила передать данное судебное дело для разрешения пленуму Государственного суда.[16]

Статистика и исследования

В 2020 году палата EPIKoda провела исследование о способности людей с ограниченными возможностями справляться в повседневной жизни во время первой волны COVID-19. Выяснилось, что приостановка контактного обучения в школах, включая специальные школы, а также приостановка оказания социальных услуг во время особого положения вызвала резкий рост попечительской нагрузки как на родителей детей с ограниченными возможностями, так и на близких совершеннолетних с ограниченными возможностями. К этому добавились еще и сложности с сохранением своего положения на рынке труда. Большие затруднения возникли и в части доступности планового лечения.[17] Под влиянием приведенных в исследовании EPIKoda рекомендаций, при вводе ограничений во время второй волны COVID-19 правительство предусмотрело для людей с ограниченными возможностями ряд исключений. Например, открытыми остались учреждения по социальному обеспечению, и дети с особыми образовательными потребностями смогли продолжить контактное обучение. На пресс-конференциях правительства обеспечивался сурдоперевод на эстонский язык, а осенью 2020 года трансляции пресс-конференций Департамента здоровья начали сопровождаться субтитрами.

В опубликованном в 2021 году исследовании были представлены результаты картирования ограничений деятельности и необходимости попечительства среди совершеннолетних жителей страны. Выяснилось, что для улучшения доступности услуг необходимо увеличить долгосрочное финансирование сферы попечительства, и что больше всего необходимо развивать и увеличивать объем услуг, поддерживающих проживание дома. Для сравнения возможностей по получению помощи во всей Эстонии необходимо разработать единые стандарты пособий и услуг.[18]

Центр политических исследований Praxis провел исследование оценки потребности в помощи и предложения поддерживающих услуг для взрослых людей с особыми потребностями.[19] Госконтроль провел аудит доступности опорных образовательных услуг,[20] согласно которому почти треть посещающих детский сад и четверть посещающих основную школу нуждающихся в поддержке детей и молодых людей, общее количество которых превышает 8400 человек, вынуждены справляться с повседневной жизнью, получая значительно меньше помощи, чем им требуется, или им приходится искать помощь в других местах, или же они и вовсе остаются без какой-либо помощи.

Обнадеживающие и добрые обычаи

Департамент защиты прав потребителей и технического надзора успешно запустил надзор за возможностью доступа в здания, позволяющий улучшать осведомленность как проектировщиков и строителей, так и управляющих зданиями о доступности.[21]

Государственное предприятие Riigi Kinnisvara AS (RKAS) смогло усовершенствовать свою компетентность в области доступности настолько, что оно уже становится лидером по созданию доступного пространства в публичном секторе. Отличным примером доступности является Тартуский государственный дом, администрируемый RKAS.[22] В 2020 году после реновации вновь был открыт музей «Толстая Маргарита», здание и экспозиция которого в сотрудничестве с EPIKoda стали доступными для гостей с нарушениями опорно-двигательного аппарата, зрения и слуха.[23] Благодаря новому умному приложению MovieReading люди с нарушениями зрения могут наслаждаться в кино новыми эстонскими фильмами.[24]

3 декабря 2020 года, в международный день людей с ограниченными возможностями, палата EPIKoda запустила вдохновленную вызванным COVID-19 кризисом кампанию короткометражных фильмов «Здоровая жизнь при особом положении», в рамках которой она предлагала взглянуть на обусловленные эпидемией изменения в жизни глазами людей с ограниченными возможностями и хроническими заболеваниями.[25]

По инициативе Пярнумааского центра общественного транспорта в 2018–2021 годах в Пярнумаа была объединена услуга по общественному и социальному транспорту. Организация услуги по социальному транспорту на уездном уровне позволила значительно улучшить доступность услуги для людей с ограниченными возможностями.[26]

Перед выборами в местные самоуправления 2021 года Государственная избирательная комиссия сделала ряд заслушивающих похвалы шагов для обеспечения доступности выборов. Например, размещенные на сайте valimised.ee требования, инструкции и контрольные листы для комиссий избирательных участков, а также важная для избирателя информация были доступны и на эстонском жестовом языке.[27]

Самые важные общественные дискуссии

В части общественных дискуссий 2020 и 2021 годы прошли под знаком COVID-19. Главными предметами обсуждений стали качество услуг попечительских учреждений, правомерность связанных с COVID-19 ограничений и равное обращение, а также доступ людей с ограниченными возможностями и обеспечивающих попечительство близких к вакцинации. Например, выяснилось, что дигирегистратура, через которую обеспечивается доступ к вакцинации, не может использоваться людьми с нарушениями зрения.[28] Предметом общественной дискуссии также стало злоупотребление парковочными картами для лиц с ограниченными возможностями, что особенно актуально в Таллинне.[29] [30]

Тенденции и перспективы

Нехватка обладающих необходимой подготовкой работников в учреждениях по общему и специальному попечительству усугубилась еще больше. Хроническая нехватка рабочей силы по попечительству над лицами с позиции защиты прав людей с ограниченными возможностями является самым опасным трендом. Кроме недостаточного количества попечительских домов, наблюдается нехватка опорных лиц для оказания помощи детям с ограниченными возможностями, а также личных помощников для совершеннолетних с ограниченными возможностями. Проблемой для людей с ограниченными возможностями остается и сохраняющаяся неясность относительно того, как ответственность за обеспечение социальной защиты будет распределяться между государством и местными самоуправлениями в будущем. Закон обязывает местные самоуправления оценивать потребность в помощи и оказывать необходимую помощь, однако на практике получение помощи зависит как от места жительства нуждавшегося в помощи и кошелька волости или города, так и от политических приоритетов.[31]

Описание случая

В 2020 году в EPIKoda обратился родитель, ребенок которого, страдавший нарушением опорно-двигательного аппарата, не получил возможности учиться в ближайшей к дому государственной гимназии, хотя его учебные результаты и хорошие результаты на вступительном экзамене могли это позволить. Отрицательное решение было обосновано тем обстоятельством, что ученик во время вступительного собеседования не смог описать другие выборы на случай, если он не будет выбран для учебы в единственной гимназии, до которой он сможет добираться самостоятельно. В итоге решение было найдено по инициативе EPIKoda, совместно с чиновниками Министерства образования и науки, и с участием уполномоченного по равноправию и советника канцлера юстиции. Уполномоченный составил относительно данного случая мнение, в котором он отметил, что поведение школы в отношении ребенка с нарушением опорно-двигательного аппарата являлось дискриминирующим. Ребенок получил возможность учиться в гимназии только после публикации репортажа об этом случае в прессе, за которым последовало вмешательство министра образования.[32]

Рекомендации

  • Изменить Закон о равном обращении таким образом, чтобы люди с ограниченными возможностями были защищены от дискриминации во всех сферах общественной жизни.
  • Обеспечить для людей с ограниченными возможностями соответствующую потребностям социальную защиту во всей Эстонии, применяя единую методику оценки потребности в помощи, а также соответствующий Закону о социальном обеспечении государственный надзор в отношении местных самоуправлений.
  • Взвесить возможность отказа от заявления по толкованию статьи 12 Конвенции ООН о правах инвалидов, а также перехода к суппортивному принятию решений.
  • Обеспечить реализацию рекомендаций итогового отчета рабочей группы по доступности.
  • Обеспечить наличие квалифицированного персонала в сфере попечительства над лицами.

 

[1] ÜRO. 2012. Puuetega inimeste õiguste konventsioon ja fakultatiivprotokoll, Riigi Teataja, 04.04.2012.

[2] ÜRO. 2021. Rahvusvahelise monitooringumehhanismi ettepanekud riigile: ÜRO puuetega inimeste õiguste komitee soovitused.

[3] EPIKoda. 2019. ÜRO puuetega inimeste õiguste konventsiooni täitmise variraport.

[4]  EPIKoda. 2020. ÜRO puuetega inimeste õiguste konventsiooni täitmise variraporti täiendused.

[5] Vabariigi Valitsus. 2021. Strateegia “Eesti 2035“.

[6] Riigikantselei. 2021. Ligipääsetavuse rakkerühm.

[7] Vabariigi Valitsus. 2020. Sotsiaalhoolekande seaduse, puuetega inimeste sotsiaaltoetuste seaduse ning tööturuteenuste ja -toetuste seaduse muutmise seadus 146 SE.

[8] Sotsiaalkindlustusamet. 2021. Erivajadusega lapse vanema erakorraline toetus.

[9] Sotsiaalkindlustusamet. 2020.  Alates 1. detsembrist kaob täielikult paberil abivahendi kaart, 27.11.2020.

[10] Keskkonnaministeerium. 2021. Jäätmeseaduse, pakendiseaduse tubakaseaduse muutmise seaduse eelnõu.

[11] Riigikohtu põhiseaduslikkuse järelevalve kolleegiumi 09.12.2019. a otsus kohtuasjas nr 5-18-7.

[12] Riigikohtu põhiseaduslikkuse järelevalve kolleegiumi 21.04.2021. a määrus kohtuasjas nr 2-20-11920

[13]  Riigikohtu tsiviilkolleegiumi 23.04.2021. a määrus kohtuasjas nr 2-20-10639.

[14]  Riigikohtu tsiviilkolleegiumi 27.05.2021. a määrus kohtuasjas nr 2-20-17226.

[15] Euroopa Liidu Kohtu 15.07.2021. a eelotsus XX vs. Tartu Vangla kohtuasjas nr C-795/19.

[16] Riigikohtu põhiseaduslikkuse järelevalve kolleegiumi 29.09.2021. a määrus kohtuasjas nr 5-19-29.

[17] EPIKoda. 2020. Puudega inimeste toimetulek kriisiajal.

[18] Turu-uuringute AS. 2021. Elanikkonna tegevuspiirangute ja hooldusvajaduse uuring.

[19] SA Poliitikauuringute Keskus Praxis. 2020. Täiskasvanud erivajadustega inimeste abivajaduse hindamine ja toetavate teenuste pakkumine.

[20] Riigikontroll. 2020. Hariduse tugiteenuste kättesaadavus, 30.11.2020.

[21] Tarbijakaitse ja tehnilise järelevalve amet. 2021. Ligipääsetavus.

[22] Sotsiaalkindlustusamet. 2021. Tartu riigimaja ligipääsetavust tutvustav video.

[23] Sotsiaalministeerium. 2021. Kuidas suurendada oma projektis ligipääsetavust? (Paksu Margareeta muuseum-külastuskeskus), 18.01.2021.

[24] Nõmm, G. 2021. Vaegnägijateni jõudsid nelja eesti filmi kirjeldustõlked, 01.10.2021.

[25] EPIKoda. 2020. Ülemaailmne puuetega inimeste päev 2020: terve elu eriolukorras, 03.12.2020.

[26] MTÜ Pärnumaa Ühistranspordikeskus. 2021. Sotsiaatransporditeenuse korraldusmudelite testimine.

[27] Vabariigi Valimiskomisjon. 2021. Valimiste ligipääsetavus.

[28] Liive, R. Nägemispuudega inimesed on hädas digiregistratuuri kasutamisega, Tervisegeenius, 24.05.2021.

[29] Lepassalu, V. 2021. Invaliidide tänavad – sajad terved juhid pargivad puuetega inimeste kohale, Pealinn, 21.06.2021.

[30]  Gnadenteich, U. 2021. Pooled invakaartide kasutajad osutusid terveteks inimesteks, Postimees, 16.06.2021.

[31] EPIKoda. 2020. KOV erinumber.

[32] Vainküla, K. 2020. Ratastoolipoiss Marko jaoks ei leitud koolis kohta, kuni sekkus minister, Eesti Ekspress, 30.06.2020.


Author

  • Anneli Habicht oli Eesti Puuetetega Inimeste Koja tegevjuht aastatel 2015–2021. Ta on ÜRO Puuetega inimeste õiguste konventsiooni rakendamise variraporti „Puuetega inimeste eluolu Eestis“ (2018) kaasautor ja –toimetaja ning käsiraamatu „Teekond erilise lapse kõrval“ (2016) kaasautor.  Anneli on omandanud magistrikraadi cum laude Tallinna Ülikoolis andragoogika erialal 2015. aastal, tema magistritöö teema oli „Erivajadustega üliõpilaste kogemused kõrgkooliõpingutest“.

Cart
  • No products in the cart.