Моника Хауканымм

По состоянию на начало 2011 года в Эстонии люди с ограниченными возможностями, которым назначена степень тяжести инвалидности, составляют 9,6% от общей численности населения, т.е. 128 087 человек относящихся к гетерогенной группе:

•   из них 59% женщин, 41% мужчин;

•   в возрасте пенсии по старости (не младше 65 лет) 53%, трудового возраста (16–64 лет) 41%, дети (0–15 лет) 6%.[1]

Люди с ограниченными возможностями составляют в Эстонии существенную общественную группу. По этой причине возникает необходимость сделать существенные шаги по защите прав людей с ограниченными возможностями и способствовать созданию равных условий. На фоне этого растет потребность в защите прав людей с ограниченными возможностями на всех уровнях, как на государственном, местного самоуправления, индивида, так и на международном уровне. Постепенно в Эстонии меняется отношение к людям с ограниченными возможностями, уже не сосредотачиваются на предполагаемом «изъяне» человека и ущербность не рассматривается как недостаток или болезнь. Напротив, изъян следует рассматривать как «патологию общества», другими словами само общество не в состоянии приобщить людей с ограниченными возможностями и учитывать индивидуальные особенности человека. Для того, чтобы всесторонне привлечь людей с ограниченными возможностями в общественную жизнь, следует выкладываться на всех уровнях в горизонтальной прогрессии. Важно передать общественности ясное послание о том, что люди с ограниченными возможностями имеют равноценные права, такие же, как все остальные и, что эти права должны быть защищены не только на словах, но и реально в ежедневной жизни.

Политическое и  институционное развитие

В 2011 году по защите прав людей с ограниченными возможностями был сделан один шаг, который подготавливали в течение четырех лет. 13 декабря 2006 года Генеральная Ассамблея ООН приняла конвенцию о правах человека с ограниченными возможностями и факультативный протокол, который был открыт на подписание 30 марта 2007 года.[2]  Цель конвенции – способствовать развитию, защищать и гарантировать все права человека, основные свободы и равные возможности всем людям с ограниченными возможностями и содействовать уважительному отношению их естественного достоинства.[3]

Эстонское государство ожидало ратификацию конвенции с момента, когда Президент Республики подписал ее 25 сентября 2007 года.  С позиции защиты прав людей с ограниченными возможностями, конвенцию можно считать важным международным соглашением, согласно которому, государство обязано применять и представлять методы, без дискриминации содействующие правам людей с ограниченными возможностями. Методы включают, при необходимости, принятие законов против дискриминации, устранение правовых актов и практики, дискриминирующих людей с ограниченными возможностями, а также вовлечение людей с ограниченными возможностями в разработку новых политик и программ.

29 декабря 2011 года Правительство Республики одобрило законопроект о ратификации конвенции и факультативного протокола  и представило на обсуждение в Рийгикогу. Согласно пояснительной записке, с 2012 года начнут разрабатывать государственную стратегию и ежегодные планы действий по защите прав людей с ограниченными возможностями, чтобы улучшить их самостоятельную жизнь. При разработке стратегии будут уточняться приоритетные направления и составляться бюджет, необходимый на конкретный год. Настоящее развитие можно считать прогрессом, поскольку изменения в отношении темы инвалидности и людей с ограниченными возможностями произошли на государственном уровне. Тем не менее, документа по развитию, регулирующему жизнь людей с ограниченными возможностями, на государственном уровне нет. По этой причине следует выяснить и устранить социальные, экономические, политические обстоятельства и факторы окружающей среды, препятствующие полному привлечению людей с ограниченными возможностями. Рассмотрение инвалидности с точки зрения соблюдения прав человека является прогрессом с позиции государства и всех жизненных позиций, поскольку людей с ограниченными возможностями все меньше рассматривают, как субъекты благотворительности или объекты, в отношении которых, другие люди принимают решения, но и как человека, который имеет все права.

Правозащитный подход в Эстонии должен все больше сосредотачиваться на учете особенностей человека и поддержке, также создав условия для полного участия людей с ограниченными возможностями. Защита прав и содействие их развитию не означает оказание только (социальных) услуг, но и внедрение более обширных методов, чтобы изменить осуждающее и маргинальное отношение и традиции по  отношении к людям с ограниченными возможностями. Законодательная среда в Эстонии в отношении людей с ограниченными возможностями, приведена в соответствие с Конвенцией, поэтому, у нас нет больших законодательных проблем в области полноправного привлечения людей с ограниченными возможностями. И все же в Эстонии есть узкие места, связанные с реализацией и надзором внутригосударственных законов, из-за которых возникают ситуации, при которых люди с ограниченными возможностями испытывают препятствия и трудности в ежедневной жизни.

В 2011 году была готова «Программа развития детей и семей 2011-2020». Рассматривается защита прав ребенка, в т.ч. детей с ограниченными возможностями. Отдельно в программе развития приведены мероприятия, направленные исключительно на детей с ограниченными возможностями, которые помогают удовлетворить особые нужды детей с ограниченными возможностями и их семей.

Например, доступность услуг здравоохранения, образования и социальной сферы детям с ограниченными возможностями (организация раннего выявления и системы консультационных услуг, повышение знаний и навыков родителей, обучение специалистов и пр.)

Законодательное развитие

За 2011 год в законодательстве, затрагивающем интересы людей с ограниченными возможностями, существенных изменений не произошло, только незначительные поправки.В конце 2011 года в Министерстве социальных дел была завершена рекомендуемая форма описания услуги социального обеспечения на русском и эстонском языках (всего 12 форм услуг).[4] Инструкции были составлены с целью описать рекомендуемые требования, на которые надо опираться при предоставлении услуг. Инструкции дают возможность, предоставляющим услуги лицам, потребителям или же их близким легче понять содержание, формирование услуги и оценка ожидаемого, а так же, знать свои права и возможности при потреблении услуг. Местное управление может исходить из инструкции при предоставлении услуг или делегировании услуги частному или третьему сектору. Инструкция необходима потребителям или их близким, чтобы понять содержание услуги, формировать ожидания от услуги и знать свои права и возможности при ходатайстве услуги, а так же, процессы направления и предоставления услуги. Поскольку клиент находится в более уязвимой позиции и нуждается в помощи по обеспечению основных прав, обязанность и роль государственного сектора – обеспечить соответствие предоставляемой услуги хотя бы на минимальном уровне. Если требования не регулировать, остается риск, что клиент не получит услугу и помощь, в соответствии со своими нуждами.[5] К сожалению, рекомендации на предоставление услуг не удается узаконить в Законе о социальном обеспечении из-за противостояния партнеров, в результате чего реальная выгода потребителя услуги может остаться ограниченной и зависеть от воли предоставляющего услугу.

16 февраля 2011 года Европейский Парламент принял постановление № 181/2011, которое регулирует право на проезд в общественно транспорте. Постановление вступит в силу с 1 марта 2013 года. Согласно постановлению, использование автобусных услуг должно было бы быть доступными лицам с ограниченными возможностями и ограниченной способностью передвигаться, таким же образом, как и другим лицам, не зависимо от того, что ограничение способности передвигаться обусловлено инвалидностью, возрастом или иным фактором.

1 июля 2011 года вступил в силу Закон о дорожном движении, на основании которого установлены особые требования для людей с ослабленным зрением и нарушением опорно-двигательного аппарата, в том числе; на передвижение в инвалидной коляске и нарушением функции зрения по пешеходной дорожке. Даны особые права водителям с нарушением опорно-двигательной функции или водителя транспорта, обслуживающего лицо с нарушением опорно-двигательной функции или слепого человека (при парковке, на парковочные места, остановка под запрещающим знаком). В то же время начало действовать постановление министра социальных дел № 90 «Форма и условия выдачи карточки на транспортное средство, обслуживающее лицо с нарушением опорно-двигательной функции или слепого человека», принятое на основании Закона о дорожном движении.

Постановление Правительства Республики № 1 «Государственная учебная программа для основной школы» от 6 января 2011 года и Постановление Правительства Республики № 2 «Государственная учебная программа для гимназии» от 6 января 2011 года, кроме прочего, рассматривают вопросы, затрагивающие индивидуальные учебные программы, например, установленные стандарты для учеников с нарушениями интеллекта, которые, по рекомендации консультационной комиссии и при согласии родителя, обучаются в упрощенной форме уходу за собой или самообслуживанию.

Закон о равном отношении имеет огромное значение для людей с ограниченными возможностями. Его цель обеспечить лицам, в том числе и лицам с ограниченными возможностями, защиту от дискриминации. Только статью 2 Закона о равном отношении можно считать не удовлетворительной, поскольку права людей с ограниченными возможностями защищаются в меньшей степени, чем по национальному, расовому признаку или цвету кожи. Неизбежно возникает желание задать вопрос, можно ли дискриминировать человека с ограниченными возможностями иным образом, чем по вышеупомянутым признакам, при получении образования, услуг социального обеспечения, здравоохранения и социального страхования, в том числе получение социального пособия и доступности товаров и услуг, жилища, предлагаемых общественности? Статья 12 Конституции говорит, что перед законом все равны и никто не может быть подвергнут дискриминации ни на каком основании. В то же время, защиты на общих основаниях может быть недостаточно для людей с ограниченными возможностями.  Для реализации своих прав люди с ограниченными возможностями нуждаются в дополнительной законодательной защите. Этим подчеркиваются права и создаются благоприятные условия через «положительную» дискриминацию.

Статистика и исследования

Государство обязано больше накапливать соответствующую информацию, в том числе статистические и аналитические данные, которые помогут выразить и реализовать политику, необходимую для людей с ограниченными возможностями. За последние годы были выполнены существенные исследования, которые указывают на узкие места; улучшен доступ к накопленным данным и внедрены новые места для сбора и публикации данных. Например, Департамент статистики публикует в публичной базе данных показатели действующей степени тяжести инвалидности, постоянной потери трудоспособности, а также, самомнения об ограничениях, обусловленных здоровьем, которые выявляются по данным, собранным в ходе индивидуального анализа или исследования домашних хозяйств.

В конце 2010 года был завершен отчет государственного надзора «Деятельность государства при поддержке людей с ограниченными возможностями и пенсионеров по инвалидности».[6] Государственный надзор оценил, является ли экономной система дотаций для людей с ограниченными возможностями и пенсионеров по инвалидности. Обеспечивает ли система дотаций покрытие дополнительных расходов, связанных с инвалидностью, именно тем, кто в этом нуждается или не может сам заработать на проживание. Государственный надзор нашел, что существующая система дотаций для людей с ограниченными возможностями и пенсионеров по инвалидности, не является разумной. Она не обеспечивает разностороннюю помощь и не доходит до тех, кто действительно нуждается в помощи. В тоже время, на дотации людям с ограниченными возможностями и пенсионерам по инвалидности, затрачиваются огромные средства. Также было обнаружено, что государство не поддерживает возврат на рынок труда лиц, потерявших трудоспособность. Государственные дотации для детей и пожилых людей с ограниченными возможностями не менялись годами. Они не соответствуют существующей ситуации и действительным нуждам.

В продолжение темы, в конце 2011 года прошло исследование, проведенное Центром политических исследований Praxis «Возможности продолжения финансирования системы социального страхования в Эстонии»,[7] цель которого было оценить жизнеспособность существующей системы социального страхования в Эстонии. В качестве социальных рисков рассматривались такие риски, как старость, безработица, заболевания и нетрудоспособность. В результате обоих исследований был сделан вывод, что существующая система социального страхования не является жизнеспособной и не обеспечивает защиту тем, кто действительно нуждается в помощи, следовательно, защита прав человека не обеспечена.

Положительная практика

С годами Эстонская Палата людей с ограниченными возможностями вместе с организациями-членами стали все более серьезными партнерами для государства и органов местного самоуправления, о чем свидетельствует тот факт, что важные законодательные акты, существенные для людей с ограниченными возможностями предоставляются палате на согласование. Также существует желание привлекать представительские организации и учитывать их мнение. В 2011 году улучшилась ситуация с участием в процессе принятия решений, начиная с Рийгикогу и до местного самоуправления.

При составлении инструкций по социальным услугам были привлечены организации людей с ограниченными возможностями, местное самоуправление, их представительские организации и лица, предоставляющие услуги. Также прошел сопутствующий семинар, чтобы ознакомить с инструкциями и получить предложения.

Тенденции в подотчетный период

Количество людей с ограниченными возможностями возросло на 38% за девять лет, количество пенсионеров по инвалидности даже до 75%. Затраты государства на социальные дотации людям с ограниченными возможностями и пенсионерам по инвалидности возрастают из года в год. В тоже время, ситуация конкретного человека в действительности не меняется, но ухудшается из-за подорожания жизни. Схема компенсации по временной нетрудоспособности на государственном уровне не эффективна и раздроблена, лицам предлагаются только пассивные методы. Система дотаций по нетрудоспособности не мотивирует человека, утратившего трудоспособность, вернуться на рынок труда, поскольку лицу не предлагают услуги по реабилитации труда и здоровья. Реабилитация запоздалая и незначительная и не связана с утратой трудоспособности. Кроме того, государство оценивает нетрудоспособность человека, а не его способность выполнять другую работу или обучение новой профессии. По этой причине, человек, который вошел в систему людей с ограниченными способностями и нетрудоспособностью, с большой вероятностью уже никогда не выйдет из этой системы. Человек, который однажды был признан нетрудоспособным, остается им навсегда и все больше впадает в зависимость от вспомогательных мер, которые не могут обеспечить достойную жизнь. Кроме того, государство не было последовательным в обеспечение трудоспособности населения трудового возраста. Государство не сделало значительных шагов, чтобы создать безопасные условия труда. Большую роль имеет местное самоуправление, поддерживая   людей с ограниченными возможностями, чтобы они могли самостоятельно справляться со своими нуждами. В их компетенцию входит предложение опорных услуг, пособий и дополнительных мер.

Заключение

Если рассматривать только правовой уровень, то можно сказать, что защита людей с ограниченными возможностями в Эстонии, хорошо обеспечена. Это значит, что наше правовое пространство отвечает стандарту, одобренному на международном уровне. Зато нельзя считать удовлетворительным реализацию прав, регулируемых на уровне Конституции и специальных законов, в повседневной жизни. Хотя люди с ограниченными возможностями и имеют право на образование, социальные услуги, достаточный уровень жизни и социальную защиту, работу и здравоохранение, во всех сферах имеются недостатки, где люди с ограниченными возможностями не могут реализоваться на тех же основаниях, как и остальные люди. Например, в сравнении с обычной молодежью, возможности слепых, глухонемых и с нарушениями опорно-двигательной функции и пр. молодых людей, приобретение равноценного образования затруднено, поскольку им необходимы опорные услуги, приспособления, особые знания и подготовка и много другого, в зависимости от специфики инвалидности. К тому же, на жизненно необходимые социальные и медицинские услуги длинные очереди, а качество и доступность услуг нестабильна. У людей нет информации о необходимых услугах и пособиях, предлагаемая помощь недостаточна и т.д. Получается, что реализации многих прав препятствует ограниченность денежных средств, как на государственном уровне, так и местного самоуправления. Отсутствуют средства воздействия, чтобы изменить ситуацию, в том числе нет надзора.

Эстония – маленькое государство, в котором каждый человек важен, значит и человек с ограниченными возможностями должен стать важней, чем теперь. Необходимо замечать специальные нужды на ранней стадии, основываясь на необходимости, быстро реагировать и предлагать вспомогательные меры, поднимать осведомленность общества и изменять отношение, чтобы в длительной перспективе снизить затраты государства и увеличить самостоятельность человека с ограниченными возможностями. С годами ситуация стала лучше и все больше молодежи с ограниченными возможностями имеют возможность получить хорошее образование, участвовать на рынке труда, жить самостоятельно и свободно передвигаться по улицам. Все же существует ряд препятствий, которые не позволяют принимать участие в повседневной жизни или требуется прилагать усилия для этого.

Можно быть слегка оптимистичным и надеяться, что с учетом возрастающего количества людей с ограниченными возможностями, увеличения затрат и ожидая ратификации конвенции, эта тема станет в Эстонии приоритетом. Можно надеется, что тема будет рассматриваться шире, с участием всех министерств в границах их компетентности, потому что до сих пор нет плана по обеспечению прав людей с ограниченными возможностями. Права людей с ограниченными возможностями разрознены по многим законам, зачастую они обобщающие и декларативные и не обеспечивают реальную защиту. Недостаточно общих мер, направленные на всех людей и чтобы обеспечить права людей с ограниченными возможностями, потому что часто необходимы специфические меры и так называемая «позитивная» дискриминация, т.е. предоставление льгот.

 Рекомендации:

  • составить государственную стратегию и план действия защиты прав людей с ограниченными возможностями;
  • прилагать усилия в уравнивании доступности социальных услуг и регуляции их на законодательном уровне;
  • увеличить осведомленность людей с ограниченными возможностями о своих правах и способность постоять за свои права. Постоянно следует обучать специалистов, занимающихся с людьми с ограниченными возможностями. Увеличить осведомленность общественности по вопросам людей с ограниченными возможностями;
  • для более эффективной защиты прав рассмотреть вопрос о расширении юрисдикции уполномоченного гендерного равноправия и равного обращения или создание институции омбудсмена людей с ограниченными возможностями;
  • изменить статью 2 Закона о равном отношении (VKS), чтобы на все основания распространялся равный запрет на дискриминацию.


[1]  Пресс-релиз Рийгикогу (2012). Комиссия социальных вопросов обсудила вопросы, связанные с правами людей с ограниченными возможностями. Доступно по адресу:  http://www.riigikogu.ee/index.php?id=171867.

[2] Конвенция о правах лиц с ограниченными возможностями (Convention on the Rights of Persons with Disabilities). Доступна в Интернете по адресу: http://www.un.org/disabilities/default.asp?navid=14&pid=150.

[3] Конвенция прав людей с ограниченными возможностями. Доступна в Интернете по адресу: http://www.epikoda.ee/include/blob.php?download=epikmain1&id=1123.

[4] Рекомендуемая  форма описания услуги. Доступен в Интернете по адресу: http://www.sm.ee/tegevus/sotsiaalhoolekanne/kohalike-omavalitsuste-sotsiaalteenuste-soovituslikud-juhised.html.

[5] Сообщение Комиссии Европейскому Парламенту, совету, Европейскому Комитету экономики и социальных дел и Региональному комитету, которое приложено сообщению «Единый Европейский рынок 21 века» Новое обязательство Европы – предложение общественных услуг (в том числе, в социальной сфере), KOM(2007) 724 окончательный. Доступен в Интернете по адресу: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2007:0725:FIN:ET:PDF.

[6] Томас Маттсон (Mattson, Toomas (2011). «Система дотаций для людей с ограниченными возможностями и песнионеров по инвалиднсти не действует разумно». Доступно в Интернете по адресу: http://www.riigikontroll.ee/Suhtedavalikkusega/Pressiteated/tabid/168/ItemId/574/amid/557/language/et-EE/Default.aspx.

[7] «Возможности финансирования эстонской системы социального обеспечения». Доступно в Интернете по адресу: http://www.praxis.ee/fileadmin/tarmo/Projektid/Tervishoid/Eesti_tervishoiu_rahastamise_jatkusuutlikkus/Eesti_sotsiaalkindlustussuesteemi_jaetkusuutliku_rahastamise_voimalused_taeisversioon.pdf.