Кaри Кяспер

Политическое развитие

В 2011 в Эстонии прошли выборы в парламент. Это уже вторые выборы парламента, при которых имелась возможность голосования через Интернет. Упомянутое голосование прошло без каких-либо проблем и можно считать, что оно соответствовало международным требованиям. Бюро Демократических институций и прав человека (Office for Democratic Institutions and Human Rights – ODIHR) составило отчет о выборах «OSCE».[1] Согласно отчету выборы были организованы профессионально, эффективно и открыто.

Хотя в общем плане с участием в выборах нет крупных проблем, но всё же две группы людей по-прежнему не могут участвовать в выборах в парламент Эстонии. Одну группу составляют долговременные жители без гражданства (в Эстонии еще используется термин «лица без определенного гражданства»), которые составляют около 7% от общей численности населения. Долговременные жители без гражданства могут участвовать в выборах в органы местного самоуправления, но баллотироваться не могут. ODIHR отмечает в своем отчете запрет на вступление в политические партии лиц без гражданства. Такой запрет противоречит международным нормам прав человека.[2]

Вторая группа без права на участие в выборах – это заключенные. Ограничение права заключенным участвовать в выборах противоречит Европейским нормам прав человека. Тема подробно рассматривалась уже в прошлом отчете «Права человека в Эстонии 2010» и 2011 год не принес с собой никаких изменений. Из отчета ODIHR явно, что в 2011 году из списка граждан, имеющих право голоса для участия в выборах в парламент, в связи с тюремным заключением были вычеркнуты 1416 человек. Катре Турбо – советник правового и аналитического отдела Канцелярии Рийгикогу пишет о запрете на участие в выборах заключенных так: «как в Великобритании, так и в Эстонии решение проблемы отодвинуто в далекое будущее, хоть и должно быть ясно, что до бесконечности этого делать нельзя.»[3]

Законодательное развитие

Существенное изменение в организации выборов произошло в вопросе финансирования партий. В ходе регуляции при Рийгикогу была создана Комиссия по контролю финансирования, состоящая из представителей партий, представленных в парламенте, Государственного контроля, Канцлера юстиции и Государственная избирательная комиссия. С прозрачностью и закономерностью предвыборных затрат и источников финансирования партий и независимых кандидатов проблемы были всегда. Только вот избирательная комиссия и другие конституционные институции до сих пор не желали вмешиваться в это, чтобы избежать обвинений со стороны какой-либо партии в том, что выполняется «заказ».[4] По этой причине была сформирована соответствующая комиссия при Рийгикогу. Комиссия имеет полномочия запрашивать дополнительные документы, делать предписания и назначать финансовые обязательства.[5]

В ноябре 2011 года комиссия, приступившая к выполнению работы, вынесла предложение по части уточнения положений, регулирующих надзор за финансированием партий, прежде всего в той области, которая затрагивает подотчетность финансирования.[6] Комиссия считает, что глава Закона о партиях, рассматривающая финансирование партий, должна получить новое содержание.

Судебная практика

С выборами связаны прежде всего решения, затрагивающие возможности электронного голосования на выборах 2011 года в Рийгикогу. Пааво Пихельгас подал иск в Государственный суд, в котором отметил, что третья сторона может поместить в компьютер избирателя программное обеспечение для слежки, чтобы установить личность избирателя и отданный им голос. Следовательно, избиратель, отдавший свой голос, путем электронного голосования не может быть уверен в том, что третья сторона не зафиксирует его выбор. Техническое решение электронных выборов якобы дает возможность с помощью вируса изменить результаты голосования таким образом, что это невозможно обнаружить и  ошибку нельзя исправить. Государственный суд не удовлетворил иск, поскольку истец намеренно поставил себя в такое положение, при котором его голос, отданный электронным путем, мог не достигнуть Государственной избирательной комиссии. Гипотетическая возможность, что с помощью вируса можно повлиять на результаты электронного голосования, не было достаточно веским основанием для аннулирования результата голосования.[7]

Независимый кандидат Хенн Пыллуаас подал иск в Государственный суд, в которой ходатайствовал аннулирования результатов электронного голосования, поскольку в процессе электронного голосования в предвыборном округе № 3 (Мустамяэ и Нымме) по техническим причинам не все избиратели имели возможность отдать за него голос. Государственная избирательная комиссия подтвердила «в письме от 2 марта 2011 года, что программа, которая используется на выборах, несовместима с операционной системой Windows 7, при использовании некоторых резолюций и шрифтов. По этой причине список кандидатов был только частично виден на экране компьютера – в конце списка имена независимых кандидатов (в округе № 3 Х. Пыллуаас и Р. Нурмик) были скрыты». Государственный суд оставил иск неудовлетворенным по причине истечения срока подачи иска, но отметил, что «при организации электронного голосования, задача государства обеспечить совместимость с  наиболее распространенными программными обеспечениями, операционных систем, резолюций или шрифтов, используемых при электронных выборах». Суд также утверждал, что «если при электронном голосовании выявятся технические проблемы, которые в единичном случае невозможно устранить, избиратель имеет возможность проголосовать по избирательному бюллетеню».[8] Из объяснений суда не ясно, какое обязательство, на самом деле, имеет избирательная комиссия, в отношении совместимости программного обеспечения и операционной системы, которую могут использовать для голосования. Центристская партия, в свою очередь, обратилась в Государственный суд с жалобой против Государственной избирательной комиссии, по сути, повторяя предыдущую жалобу. Государственный суд не удовлетворил иск Центристской партии.[9]

Статистика и исследования

В 2011 году Правовой и аналитический отдел Канцелярии Рийгикогу опубликовал два тематических листа, обобщающих тему выборов. Первый из них затрагивал электронные выборы. [10] В нем утверждалось, что Эстония является пока единственным государством, в котором проведено электронное голосование с обязующим результатом. Второй тематический лист затрагивал применение гендерных квот при выборах в парламент. [11] В последнем приводится анализ разных гендерных квот в мире.  Приводятся аргументы «за» и «против» и делается вывод, что во всех парламентах в мире мужчин большинство, тем не менее, часть из них «все же была в состоянии принять законы, устанавливающие гендерные квоты и тем самым увеличить участие женщин»[12], хотя этому предшествовали годы обсуждений.

Государственная избирательная комиссия опубликовала на домашней страничке в Интернете статистические данные о выборах в парламент в 2011 году. [13]  Из нее видно, что имело место снижение представительства женщин в Рийгикогу. Если в 2001 году было избрано 24 женщины, то 2011 только 20. Потенциально самое большое количество женщин было избрано в составе Центристской партии (приблизительно 26,9% из числа избранных), меньше всего в составе Партии Реформ (15,2% из числа избранных).

Положительная практика

Возможность выборов через Интернет одна из историй технического успеха Эстонии. В 2011 году при выборах в Рийгикогу возможностью проголосовать через Интернет воспользовалось 140 846 человек, т.е. 15,4% из всех проголосовавших.[14] Хотя электронные выборы подверглись критике[15] и оспаривались, ни Канцлер юстиции, ни Государственный суд не видят в организации электронных выборов нарушение закона. Отчет ODIHR за 2011 год о выборах в Рийгикогу отмечает, что электронные выборы должны лучше регулироваться, а также необходимо дополнить надзор, ответственность и определенные технические аспекты.[16]

Существенные общественные дискуссии

Большая часть дебатов на тему права на выборы, касались электронных выборов, а также финансирования политических партий. Электронные выборы критиковались, прежде всего, по инициативе Центристской партии и находящейся в ее ведомстве Таллиннского городского управления. В конце года, в центре общественного обсуждения были т.н. фонды. Фонды планировалось организовать при политических партиях для развития демократии и которые получили бы финансирование из государственного бюджета.  Для этих фондов через бюджет Министерства иностранных дел было выделено 900 000 евро.[17]

Рекомендации

  • Отменить запрет на участие в выборах людей, отбывающих срок тюремного заключения.
  • Продолжить общественные дебаты, чтобы вопрос о финансировании партий стал открытым и прозрачным, ужесточить контроль над этим.
  • Продолжить работу в уточнении правового регулирования электронных выборов и обеспечить независимый надзор за электронными выборами.
  • Обратить большее внимание на долю женщин в избирательных списках, начиная с добровольных мер на уровне политических партий.


[1] OSCE/ODIHR Estonia. Parliamentary Elections. 6 March 2011. OSCE/ODIHR Election Assessment Mission Report. Доступно в Интернете по адресу: http://www.osce.org/odihr/77557.

[2] OSCE/ODIHR Estonia. Parliamentary Elections.

[3] Катрэ Турбо (Turbo, Katre 2011).  «Право на выборы заключенных».  RiTo 23. Доступно в Интернете по адресу: http://www.riigikogu.ee/rito/index.php?id=14442&op=archive2.

[4] См. «Мадисе (Madise): предвыборная комиссии не имеет достаточных полномочий для проверки финансирования партий». Postimees.ee. 29.12.2009 Доступно в Интернете по адресу: http://www.postimees.ee/205843/madise-valimiskomisjonil-ei-ole-erakondade-rahastamise-kontrolliks-piisavaid-volitusi/.

[5] Закон об изменении Закона о партиях и законов, связанных с ним. RT I, 10.12.2010, 1.

[6] Комиссия по надзору за финансированием партий. Письмо.  Доступно в Интернете по адресу: http://www.riigikogu.ee/public/ERJK/2011.11.11_EKS_muutmisettepanekud.pdf.

[7] Судебное решение № nr 3-4-1-4-11 (21 марта 2011) Ассамблеи государственного суда по конституционному надзору.

[8] Судебное решение № nr 3-4-1-6-11 (21.03.2011) Ассамблеи государственного суда по конституционному надзору.

[9] Судебное решение 3-4-10-11 (31.03.2011) Ассамблеи государственного суда по конституционному надзору.

[10] Сийри Силлайыэ (Sillajõe, Siiri) Электронное голосование на выборах. Тематический листок № 3/28.04.2011. Правовой и аналитический отдел Канцелярии Рийгикогу. Доступно в Интернете по адресу: http://www.riigikogu.ee/doc.php?87072.

[11] Мари Вяли (Väli, Mari). Применение гендерной квоты в парламентских выборах. Тематический листок № 4 /05.05.2011. Правовой и аналитический отдел Канцелярии Рийгикогу. Доступно в Интернете по адресу: http://www.riigikogu.ee/doc.php?87072.

[12] Вяли.

[13] Государственная избирательная комиссия. Статистика выборов в Рийгикогу за 2011 год. Доступна в Интернете по адресу: http://www.vvk.ee/riigikogu-valimised-2011/statistika-2011/.

[14] Государственная избирательная комиссия. Статистика выборов в Рийгикогу за 2011 год. Статистика электронного голосования. Доступна в Интернете по адресу: http://www.vvk.ee/riigikogu-valimised-2011/statistika-2011/.

[15] Интернет-страничка, объединяющая критику www.evalimised.net.

[16] OSCE/ODIHR Estonia. Parliamentary Elections. Эстония. Парламентские выборы.

[17] Основную информацию о фондах по развитию демократии найдете на веб-страничке www.ngo.ee/dasa.