Кристьян Калдур

В 2011 году в отношении национальных меньшинств и политики интеграции произошло много событий. Пару раз тема была в центре общественного внимания: как в дебатах во время выборов в Рийгикогу, так и в связи с реформой школ с русскоязычной формой обучения. Поскольку за последние двадцать лет в этой области были подъемы и спады – вспомним хотя бы события «Бронзовой ночи» – вопрос о национальных меньшинствах не исчез с повестки дня и по-прежнему требует внимания.

Политическое и институциональное развитие

Одной из наиболее важных тем, представляющих интерес для этнических меньшинств был переход на обучение на эстонском языке русскоязычных школ, завершившийся в сентябре 2011 года. Переход означает, что молодые люди, начавшие 10 класс в 2011/12 учебном  году, в ближайшие три года обучения в гимназии должны изучить 60% предметов на эстонском языке. Реформа подверглась сильной критике со стороны дирекции некоторых русскоязычных школ и членов Рийгикогу. Десять  членов Объединения депутатов национальных меньшинств Рийгикогу послали в июне обращение правительству и премьер-министру, в котором утверждалось, что переход русскоязычных школ в приказном порядке, на обучение на эстонском языке, нарушает Конституцию. [1]  НПО „Русская школа в Эстонии“ (MTÜ Vene Kool Eestis) организовало в октябре протест на Тоомпеа (Toompea)[2] и сделало обращение главному комиссару национальных меньшинств OSCE и комиссару Европейского совета по правам человека по поводу положения русских школ в Эстонии.[3]

В связи с реформой 17 русскоязычных гимназий (11 в Таллинне и 6 в Нарве) ходатайствовали о продлении времени на переход. Двум из них (гимназии для взрослых), продлили срок при условии, что школы продолжают в ближайшие три года интенсивное преподавание эстонского языка. [4] В отношении остальных школ правительство исключение не поддержало.

Переход на обучение на эстонском языке в русских школах еще слишком рано оценивать, поскольку он зависит от нескольких факторов, начиная с подготовки учителей и заканчивая наличием надлежащих методических материалов.

Кроме того, успех зависит от отношения обеих сторон к школьной реформе. В то же время самое последнее исследование в этой области показывает, что группа не эстонцев с самым положительным отношением, согласная с необходимостью обучения на эстонском языке – это та группа, которая непосредственно переживает переход – молодёжь и учащиеся. [5] Учитывая сложившуюся ситуацию можно предположить, что недовольство реформой не прекратится в ближайшем будущем.

Прошедшие в 2011 году выборы в парламент тоже затронули тему национальных меньшинств и интеграции,  но вот существенных дебатов на эти темы было умеренно. [6] При оценке дискуссий, прошедших в предвыборной борьбе, Мати Хейдметс (Mati Heidmets) заметил, что прозвучало убеждение в том, что если идеи коалиций политических партий в отношении эффективности политики интеграции в основном обобщенные, то чем дальше в стороне от власти находятся партии, тем конкретнее становится их позиция.[7] Например, одной из конкретных позиций Народной партии было прекращение системы неопределенного гражданства и смягчение условий натурализации. Позицией Русской партии в Эстонии была ликвидация Языковой инспекции, а вот IRL в относительно общих чертах поставило в центральное место политику образования.  Партия Реформ предусматривала повышение конкурентоспособности национального меньшинства в Эстонии и усиление взаимодействия между различными социальными группами.[8]

В апреле позиция партий, сформировавших правящую коалицию – Партия Реформ и IRL – в отношении политики гражданства осталась такой же, как и в предыдущие годы: согласно соглашению основы политики гражданства не изменятся. [9]

Стоит отметить также законопроект (68 SE I) начатый в июне по инициативе фракции социал-демократов, который был отклонен в Рийгикогу при первом же чтении.  Закон о внесении изменений в Закон о гражданстве[10], согласно которому, ребенок младше 15 лет, родившийся после 1992 года в порядке натурализации получает эстонское гражданство без заявления родителей, в случае, если его родители – лица без определенного гражданства – прожили в Эстонии на законном основании не менее пяти лет. Положительным моментом обратила на себя внимание реализация плана интеграции на 2011–2013[11], одобренного правительством в июне. Приоритеты плана реализации, улучшение изучения эстонского языка, как в школе, так и  в неформальной обстановке; содействие контакту и сотрудничеству между людьми с различающимся родным языком, чтобы привлечь и поднять активность среди разных людей, особенно среди молодежи, для участия в общественной жизни Эстонии. В реализации плана обращается внимание на поддержку объединений граждан и консультации по вопросам карьеры для молодежи, также одной из существенных целей является поддержка развития единого информативного пространства в Эстонии. [12]

Статистика и исследования

Презентация результатов сравнительного исследования интеграционной политики иммигрантов Европейских стран (MIPEX)[13] в Эстонии привлекла внимание СМИ к целям эстонской политики гражданства. Исследование показало, что интеграционная политика Эстонии со своим либерализмом и открытостью в целом, находится на среднем уровне по сравнению с Европой, а в некоторых сферах даже выше среднего уровня Европы, например, доступ иммигрантов на рынок труда и правила выдачи долгосрочного разрешения на проживания. В то же время, политика гражданства в Эстонии одна из самых консервативных в Европе.[14] По сравнению с другими европейскими странами, в Эстонии основными проблемами являются строгие языковые тесты, дети без гражданства и непредоставление им гражданства автоматически.[15]

В октябре Американский исследовательский центр CSIS (Center for Strategic and International Studies) обпубликовал отчет, в котором подчеркивается опасность возникновения этнического разделения в Эстонии.[16] Исследование описало отношения между Россией, Эстонией и проживающими в Эстонии этническими русскими, сосредоточив внимание на российской политике соотечественников.[17] В отчете рекомендуется применить разные методы для снижения напряжения и решения проблем между этническими группами. Например, отрегулировать обучение через рынок труда так, чтобы сделать его более подходящим для русских; дополнить преподавание истории в школе таким образом, чтобы ученики имели возможность изучить разные толкование исторических событий (например, оккупация Советского Союза); способствовать процессу натурализации среди лиц без определенного гражданства и укрепить гражданское общество через эстонские и русские организации.[18] Кроме того, Эстонии рекомендовали обратить внимание на политику соотечественников в России. При этом отметили, что эстонскому государству не стоит препятствовать деятельности организаций в Эстонии, исходящих из политики соотечественников в России. Лучше сосредоточиться и развивать действующую до сих пор политику и методы интеграции.

Консультационный комитет рамочной конвенции по защите национальных меньшинств Совета Европы опубликовал в ноябре очередной (третий) отчет об Эстонии.[19] В нем одной из проблем приводится ситуация, где даже среди высококвалифицированных работников, с хорошим знанием эстонского языка и имеющих эстонское гражданство существует мнение, что их росту карьеры  препятствует т.н. эффект стеклянного потолка. Они находятся в ситуации, где, не смотря на все усилия их последующее развитие из-за этнического происхождения, имеет препятствия. Одно из основных предложений в отчете утверждает, что надо бороться против  ситуации, на рынке труда предпочтение отдается этническим эстонцам даже в том случае, если все условия для кандидатов разных национальностей равны. Неравная ситуация на рынке труда выражается, например, уже в том, что люди русской национальности заработную плату получают на 10-15 процентов меньше, что эстонцы.[20]Кроме гражданства в Эстонии есть и другие факторы привносящие разницу в заработной плате: знание государственного языка, уровень образования и географическое положение.

При обеспечении политики интеграции и предоставлении равных возможностей следует обратить внимание на интеграцию беженцев в Эстонии, которая до сих пор имеет много недостатков. В 2011 году Институт исследования Прибалтики провел исследование среди беженцев, из которого явно, что не соблюдается порядок приема лица, получившего международную защиту в Эстонии, установленный Законом о предоставлении международной защиты иностранцу (VRKS). Из двадцати опрошенных, только одно лицо, получившее международную защиту, посещало бесплатные языковые курсы. Ни один из участников исследования, получивший международную защиту, поддержку местного самоуправления в поиске жилья и существенную помощь по части социальных и медицинских услуг, а так же информацию о своих правах и обязанностях, не получил[21]. Поскольку в Эстонии уже действует программа интеграции для иностранцев (т.н. новых иммигрантов), в которую входит программа адаптации иностранцев (граждан третьих стран), то одна из возможностей – организовать в рамках этой программы интеграцию для людей, получивших международную защиту: например, их интеграция на рынке труда и языковая подготовка.

Согласно официальной статистике министерства юстиции за 2011 год в Эстонии не зарегистрировано ни одного случая расового насилия и  не было ни одного судебного разбирательства соответствующего содержания.[22] В то же время, пресса обратила  внимание на случай, когда лицо штрафовали за разжигание вражды в своем блоге.[23] Кроме того, Союз студентов Эстонии обратил внимание СМИ на инцидент в Тарту, где на студента по обмену из Камеруна было совершено нападение[24]. Нападение на чернокожего студента в Тарту упоминает также отчет Европейской сети против расизма (ENAR). В отчете Европейской сети против расизма приводится довод, что эстонская полиция не имеет специальных инструкций, как поступать  в случае, если поводом для нападения был расизм.[25] Отчет OECD за 2011 год обратил внимание на проблему толерантности, в котором указывалось, что в отношении терпимости к меньшинствам Эстония находится на последнем месте среди сран OECD.[26]

Положительная практика

Положительным в области национальных меньшинств можно считать конкурс мульти-культурного предприятия и рабочей среды, организованный «Деловыми ведомостями» (Äripäev) и проведенный при поддержке Европейского фонда по интеграции жителей третьих стран, Целевого общества интеграции и миграции и Министерства культуры. Его целью было выразить признание эстонским предприятиям и организациям, которые ценят и поощряют мульти-культурную рабочую среду. В категории предприятий в 2011 году первое место занял, действующий на эстонском капитале, производитель контейнеров „Estanc AS“, а лучшей мульти-культурной организацией в публичном секторе оказался детский садик «Rukkilill» г. Кохтла-Ярве.[27] В предыдущие годы первое место заняло предприятие Skype со своим многонациональным, разнообразным и многоликим персоналом.

Существенные общественные дебаты

В 2011 году в центре внимания общественности на тему национальных меньшинств был переход русскоязычных школ на обучение на эстонском языке.[28] Кроме этого во второй половине 2011 года попали под внимание темы, связанные с миграцией –  начиная со скандала с продажей вида на жительства и заканчивая необходимостью иммиграционных квот и противостоянием иммиграции. Хотя по данным исследования Саар Полли (Saar Polli) за 2010 год, консервативную политику, препятствующую иммиграции, поддерживает 71% жителей Эстонии[29], позиция аналитиков и предпринимателей по этому вопросу однозначна – без иммигрантов Эстонии уже не справиться и для обеспечения развития Эстонии увеличение иммиграции неизбежно.[30]Общественные дебаты о миграционной политике в Эстонии до сих пор оставались очень скромными, из-за чего, для достижения наиболее обширного консенсуса и выяснения позиций разных участников, необходимо начать дебаты с участием всех общественных групп. Следует выяснить мнение политиков, предпринимателей, работодателей, профсоюзов и простых граждан.[31]

Тенденции в подотчетном периоде

Одним из индикаторов процесса интеграции часто считается доля лиц без определенного гражданства от жителей Эстонии. [32] 2011 год стал необычным в том плане, что численность лиц без определенного гражданства впервые упала ниже уровня в 100 000 человек.[33] Следует отметить, что за последние годы темпы натурализации снизились – если в 2005 году в порядке натурализации получили гражданство 7072 человек и 2006 году 4753 человек, то в 2011 году получателей гражданства в порядке натурализации было только 1498 человек.[34] Вопрос о не гражданах поднялся в 2011 году в связи с компанией по международной борьбе против отсутствия гражданства Верховным комиссаром ООН  по делам беженцев (ÜRO Pagulaste Ülemvoliniku (UNHCR), в рамках которой рекомендовали давать эстонское гражданство всем детям, родившимся после 1991 года. [35] По словам политика правящей партии, в Эстонии ныне действующие законы дают возможность получить гражданство без дополнительных условий детям, у которых родители без гражданства. Важно не то, что гражданство дается автоматически, а то, что воля родителя в отношении гражданства того или иного государства должна быть ясно зафиксирована. [36]

Рекомендации

  • Чтобы улучшить отношение участников и снизить страхи, следует продолжить передачу разнообразной информации о переходе на обучение на эстонском языке. Также необходимо уделять пристальное внимание учителям для разносторонней поддержки (как методической, так и эмоциональной).
  • Применение методов интеграции получателям международной защиты в Эстонии следует сделать системным. Более активно, чем раньше, привлечь Фонд интеграции и миграции «Наши люди» (Integratsiooni ja Migratsiooni Sihtasutus Meie Inimesed) в процесс интеграции, давая возможность лицам, получившим защиту, участвовать в программе для адаптации новых иммигрантов.
  • Содействие натурализации, по-прежнему необходимо, но в то же время, стоит учитывать, что получение гражданства не принесет автоматически с собой большего интереса или активности в обществе.
  • Следует продолжать с организацией мероприятий, дающих положительное признание, таких как конкурс мульти-культурного предприятия и трудовой среды, а также проведение церемоний получения гражданства.
  • Следует начать дебаты на тему иммиграции, которые привлекут все слои общества, чтобы уточнить, какую пользу государству принесет иммиграция и какие проблемы и потенциальные риски связаны с ней.


[1] Хейки Аассру (Aasaru, Heiki 2011). «Десят членов парламента защищает обучение на русском языке»  Новости радиовещания Эстонии от 17.06.2011.  (ERRi uudised)

[2] Свен Ранлайд  (Randlaid, Sven2011). «Русская молодежь собралась на Тоомпея, чтобы выразить протест против обучения на эстонском языке». Новости радиовещания Эстонии от 11.10.2011. (ERRi uudised)

[3] НПО Русская школа в Эстонии (MTÜ Vene Kool Eestis) (2011). «Обращение к г-ну Воллебяку (Vollebæk) – главному комиссару по делам национальных меньшинств OSCE и г-ну Хаммарбергу (Hammarberg) –  комиссару Европейского Совета по правам человека».

[4] Карин Коппель (Koppel, Karin 2011). «Две школы для взрослых получили разрешение для обучения на русском языке. Новости радиовещания Эстонии от 14.07.2011. (ERRi uudised)

[5] TNS Emor (2011). «Преподавание предметов на эстонском языке в русских гимназиях: осведомленность и отношение неэстонцев».

[6] См здесь также предвыборное обращение Круглого Стола Народностей Ассамблеи Сотрудничества Эстонии (Eesti Koostöö Kogu Rahvuste Ümarlaud) к партиям Эстонии, независимым кандидатам и общественности, в котором сказано, что человеческое достояние должно оцениваться независимо от национальности, и призыв – увидеть в иноязычной общине не проблему, а стратегический ресурс. Доступен в Интернете по адресу: http://kogu.ee/public/Rahvuste_Umarlaua_poordumine.pdf.

[7] Оливер Каху (Kahu, Oliver 2011). «Опрос политических партий о политике интеграции». Новости радиовещания Эстонии от 16.02.2011. (ERRi uudised).

[8] Оливер Каху (Kahu, Oliver 2011).

[9] Коалиционное соглашение (2011). „Программа управления на 2011-2015 год союза Отечества ja Res Publica Liit и партии Реформ (Eesti Reformierakond).

[10] Рийгикогу. Закон о внесении изменений в Закон о гражданстве 68 SE I. Начат 09.06.2011.

[11] Анне-Ли Реймаа (Reimaa, Anne-Ly 2011). «Инофописьмо отдела  культурного разнообразия № 8/2011», Министерство культуры.

[12] В связи с подготовкой новой программы по развитию на 2014-2020 в этой области, по всей Эстонии в 2011 году был проведен обширный мониторинг общественной интеграции, результаты которого будут известны в начале 2012 года.

[13] См. дополнительно Migrant Integration Policy Indexit. Доступен в Интернете по адресу: http://www.mipex.eu/.

[14] Кристина Каллас (Kallas, Kristina 2011). «Исследование MIPEX: Политика гражданства в Эстонии является одной их самых строгих в Европе. Институт исследований Прибалтики». (Balti Uuringute Instituut)

[15] Уку Тоом (Toom, Uku 2011). «Иммигранты в Эстонии не могут проийти в политику, но могут попасть на рынок труда», новости радиовещания Эстонии от 03.06.2011. (ERRi uudised)

[16] Conley, Heather ja Theodore Gerber (2011). „Russian Soft Power in the 21st Century“. CSIS.

[17] Например, в отчете подчеркивается, что 34% молодых эстонцев относится к русским с враждебно или со страхом, в то же время тот же показатель среди русскоязычной молодежи составляет всего 8%.

[18] Conley, Heather ja Theodore Gerber (2011).

[19] Совет Европы (2011). „Third Opinion on Estonia, Advisory Committe on the Framework Convention for the Protection of National Minorities“.

[20] Микк Салу (Salu, Mikk 2011). «Изучение эстонского языка для русских мужчин не окупается» Postimees. 06.06.2011.

[21] Институт исследования Прибалтики (Balti Uuringute Instituut 2011). «Нынешнее положение и интеграция в эстонское общество лиц, получивших международную защиту в Эстонии».

[22] Министерство юстиции (2011). Переписка по электронной почте. 21.09.2011.

[23] Марек Куул (Kuul, Marek 2011). «Ласнамяеского блоггера – разжигателя розни оштрафавали на 100 евро», новости радиовещание Эстонии от 11.08.2011. (ERRi uudised)

[24] Теелемари Лоонет (Loonet, Teelemari 2011). «Мяльзер (Mälzer): нападение на студента по обмену в Тарту – старая проблема». Tartu Postimees. 1.06.2011.

[25] См. подробнее: Юлия Коваленко (Kovalenko, Julia 2011). Racist Violence in Estonia. Март 2011. Доступен в Интернете по адресу: http://www.lichr.ee/main/assets/Racist-Violence-Report-Estonia-online.pdf.

[26] OECD (2011). „Society at a Glance 2011 – OECD Social Indicators“.

[27] Райво Сарапик (Sarapik, Raivo 2011). «Выяснились победители конкурса мультикультурной организации и трудовой среды». Деловые Ведомости (Äripäev) Пресс-релиз от 28.04.2011.

[28] Подробнее о политике образования и языка национальных меньшинств изложено в Отчете человеческого развития в Эстонии 2010/2011. Доступен в Интернете по адресу: http://www.kogu.ee/eesti-inimarenguaruanne/.

[29] Мерье Порс (Pors, Merje 2011). «Большая часть эстонцев поддерживает препятствие иммиграции» Postimees. 15.03.2011.

[30] См. например: Яак Валге (Valge, Jaak 2011). «Яак Валге: иммиграция спереди и сзади». Postimees. 04.12.2011; Лехте Роотс (Roots, Lehte 2011). «О видах на жительство, квотах и предпринимательстве» Eesti Päevaleht. 8.12.2011; Райнер Каттел (Rainer Kattel) в статье (Tamm, Merike 2011). «Будет ли иммиграция решением для Эстонии?» Postimees. 15.07.2011; Юрий Мыйз (Jüri Mõis) в статье « Юрий Мыйз: работников публичного сектора – в частный, иммиграционную политику – либерализировать» 2011. Eesti Päevaleht. 19.10.2011.

[31] Здесь следует обратить внимание на тот факт, что в программе деятельности Правительсва Республики единственным индикатором выполнения целей интеграции является уменьшение количества лиц без гражданства до 89 700 к 2015 г. См. подробнее: http://valitsus.ee/et/valitsus/tegevusprogramm/loimumine.

[32] Здесь следует обратить внимание на тот факт, что в программе деятельности Правительсва Республики единственным индикатором выполнения целей интеграции является уменьшение количества лиц без гражданства до 89 700 к 2015 г. См. подробнее: http://valitsus.ee/et/valitsus/tegevusprogramm/loimumine.

[33] Министерство внутренних дел (2011). «Министерство внутренних дел призывает лиц без гражданства ходатайствовать эстонское гражданство».  Пресс-релиз. 25.04.2011.

[34] Департамент полиции и пограничной охраны (2012). Статистика гражданства и миграции.

[35] Верховный комиссар ООН по делам беженцев (ÜRO Pagulaste Ülemvolinik 2011). „Handbook on Statelessness for Parliamentarians goes Estonian“. Пресс-релиз. 25.08.2011.

[36] Свен Рандлайд (Randlaid, Sven 2011). «Плач: дети без гражданства не проблема в Эстонии». Новости радиовещание Эстонии от 30.08.2011 (ERRi uudised).