Хелика Саар

Дети – это люди, сегодня, для обеспечения прав которых недостаточно одного лишь принятия законов: необходимы и действия, поддерживающие их, а также изменение ситуации в целом.

В 2014 году, когда отмечалось 25-летие Конвенции ООН о правах ребенка[1] (далее в тексте используется также сокращение КПР[2]), права ребенка находились в центре внимания как во всем мире, так и в Эстонии. Нобелевская премия мира была вручена Кайлашу Сатьяртхи и Малале Юсуфзай, посвятившим себя борьбе за права ребенка[3]. Подобное признание указывает, насколько важную роль играют в гражданском обществе пропаганда, продвижение и защита прав, установленных в КПР[4]. Цель КПР – защищать ребенка от всевозможных рисков, неблагоприятно влияющих на его развитие и благополучие, во всех средах. Одинаково важно как следить за обращением с ребенком в семье, так и обращать внимание на обращение с ребенком в детском саду, школе и медицинском учреждении, а также в обществе в целом.

Количество детей, нуждающихся в помощи, растет с каждым годом. Проблемой является недостаточная поддержка государства при уходе за ребенком с ограниченными возможностями – на практике местные самоуправления оказываются неспособны обеспечить всем детям с ограниченными возможностями место в обычном детском саду, а также учителям не хватает необходимой поддержки для обучения детей с особыми потребностями (например, по состоянию на 2013 год место опорного специалиста было создано только в 53% детских садов[5]). Для реализации привлекающей образовательной политики не все учителя имеют достаточную подготовку, а также не хватает ресурсов для создания необходимой учебной среды[6]. Вызывает беспокойство частота, с которой дети становятся жертвами: в 2013 году 22% школьников стали жертвами травли в школе; 16% – жертвами травли в Интернете, 22% – жертвами кражи, и 7% – жертвами нападения. Фактором риска, способствующим нарушению прав детей и их становлению жертвами, являются насилие в семье и использование насилия в отношении ребенка, а также конфликты в семье, недостаточный присмотр со стороны родителей и проблемы родителей с алкоголем и наркотиками[7].

Законодательное развитие

Важнейшим шагом можно назвать принятие нового Закона о защите детей[8], согласно которому, были однозначно запрещены физические наказания детей. Впервые в правовом пространстве Эстонии было постановлено, что в вопросах, касающихся детей, важно исходить из интересов детей и позволять детям выражать свое мнение[9]. Стоит упомянуть об изменении Конституции[10] в 2015 году, при котором возраст избирателя был снижен с 18 до 16 лет. В связи с ревизией Пенитенциарного закона[11] впервые в законодательстве было введено отдельное понятие семейного насилия, т.е., согласно изменению, за насилие, совершенное в близких или зависимых отношениях предусмотрена жесточайшая мера наказания. Достоин крайнего осуждения тот факт, что в начале 2014 года в Эстонии было 12 138 детей, обязанность по содержанию которых родители добровольно не выполняли (было начато исполнительное производство на общую сумму 10 766 732 евро). Речь идет о растущей тенденции нарушения прав ребенка, а меры истребования алиментов не были достаточно эффективными, чтобы общая задолженность по алиментам уменьшилась. Плюсом стало и то, что изменением Кодекса об исполнительном производстве в 2015 году был установлен ряд возможностей, внедрение которых позволит сделать жизнь должников по алиментам в определенной мере неудобной (в том числе, приостановить право должника на управление моторным транспортным средством). На необходимость изменения Закона о гражданстве в целях лучшей защиты интересов детей[12] неоднократно обращал внимание как канцлер юстиции Индрек Тедер, так и уполномоченный по правам человека Совета Европы Нильс Муйжниекс[13]. Изменениями Закона о гражданстве[14] несовершеннолетним, помимо гражданства Эстонии, будет позволено иметь гражданство иного государства, а дети родителей с неопределенным гражданством в возрасте младше 15 лет будут иметь возможность получить гражданство Эстонии в порядке натурализации с момента рождения.

Судебное разбирательство и судебная практика

Одна из основных целей программы деятельности Европейского Союза[15] – улучшение отношения европейской судебной системы к детям[16]. Речь идет о сфере, в которой Европейский Союз на основании базовых договоров компетентен реально защищать права детей на основании права ЕС. Соприкосновение с правовой системой часто является неприятным опытом для ребенка (например, вызывающая неуверенность среда, отсутствие информации и объяснений, соответствующих возрасту, недостаточная работа с семьей и длительные разбирательства)[17], вследствие чего необходимо оказывать детям разностороннюю поддержку при участии в разбирательстве. К сожалению, необходимо признать, что права ребенка в данной сфере до сих пор недостаточно обеспечены в Эстонии, например, для поддержки детей в ходе судебного разбирательства не разработана система опорных лиц, и доступность поддерживающих услуг по регионам различается. Детям-очевидцам (семейного) насилия не предоставляется специальное обращение, хотя различные исследования[18] подтверждают, что у детей, которые в детстве были свидетелями насилия, больше риск, будучи взрослыми, стать жертвами такого насилия. Кроме того, безопасность детей-жертв недостаточно обеспечена, например, при определении права на уход за ребенком насилие в семье не является решающим моментом[19]. С точки зрения интересов и прав ребенка важно также обращение с ребенком в уголовном процессе, в т.ч. при допрашивании ребенка. Из анализа видеозаписей допросов несовершеннолетних пострадавших[20] выяснилось, что у детей не всегда спрашивают согласие на видеозапись допроса, а также детям не всегда говорят правду, и, если у специалиста, привлеченного к допросу нет подготовки в области уголовного производства и допросов, ему сложно наилучшим образом отстаивать интересы детей. Из анализа практики назначения права родительского ухода за ребенком[21] выяснилось, что в судебных приговорах учет интересов ребенка часто ограничивается всего лишь утверждением, что они были учтены, но в редких приговорах суд объясняет, как именно это было сделано[22].

Государственный суд неоднократно вел в 2014 году надзор в рамках судебного производства о получении мест в детском саду[23]; суд постановил, что оставлять семилетнего ребенка одного дома не является нарушением обязанности гаранта[24]; уточнил дозволенность применения силы для исполнения судебного решения, регулирующего общение с ребенком[25]. Кроме того, неоднократно подчеркивалась роль суда в направлении к компромиссу родителей, спорящих о порядке общения[26]. В Эстонии проблематична регуляция, касающаяся общения между ребенком и живущим отдельно от него родителем. Таллиннский административный суд в 2014 году истребовал от Эстонской Республики в пользу одного отца 7500 евро, поскольку отец в течение трех лет использовал все вытекающие из закона возможности для встреч со своим ребенком, и вынужденная разлука со своим ребенком нанесла нематериальный ущерб. Тема нуждается в активных действиях со стороны государства[27].

Европейский суд по правам человека, в том числе, подчеркнул, что обосновано не забирать ребенка у родителя, который не справляется материально с его воспитанием (процесс Чжоу против Италии)[28]; в общеобразовательной школе необходимо обеспечить ученику возможность не принимать участие в уроках религиоведения (Мансур Ялчин и др. против Турции)[29]. В 2014 году большой пленум ЕСПЧ принял решение, согласно которому, Ирландия считает правительство ответственным за сексуальное притеснение детей в 1970-ых годах в общеобразовательных школах (O´Кифф против Ирландии)[30]. Согласно данному решению государство не освобождается от ответственности за происходящее в общеобразовательных школах, передавая ответственность за содержание школ частноправовым учреждениям или частным лицам.

Статистика и исследования

Государство выполнило вытекающее из КПР обязательство, представив в 2014 году, спустя шесть лет после установленного срока, Комиссии ООН по правам ребенка третий и четвертый периодические отчеты Эстонской Республики о выполнении конвенции ООН по правам ребенка[31], опираясь на деятельность в период с 2003 по 2011 гг. и статистику, опубликованную за данный период. В 2015 году объединения в данной сфере под предводительством MTÜ Lastekaitse Liit объединили свои дополнения и предложения Комитета по правам ребенка для представления в виде дополнительного отчета.

Для привлечения внимания общества к правам детей и, прежде всего, к статье 12 КПР, а также для расширения аудитории, прислушивающейся к мнениям детей, MTÜ Lastekaitse Liit провело исследование «Участие и привлечение детей и подростков в школе», целью которого было выяснить, в какой степени школы привлекают детей к решениям, касающимся школьной жизни, каким образом и по каким темам они это делают, а также является ли привлечение достаточным, по мнению детей и молодежи, на какие темы они хотели бы высказывать свое мнение, а также каким образом им бы наиболее понравилось это делать. На опрос ответили 1787 детей и подростков по всей Эстонии (в т.ч. 404 русскоязычных ребенка)[32]. Несмотря на то обстоятельство, что КПР была ратифицирована в Эстонии уже в 1991 году, и государственная учебная программа основной школы предусматривает ознакомление с ней, 59% респондентов сообщили, что не слышали о конвенции.

Из проведенного среди учеников 7-9 классов исследования девиантного поведения[33] выяснилось, что, по сравнению с периодом восемь лет назад, школьники совершают значительно меньше правонарушений[34]. Увеличилось количество агрессивных проступков (6% детей признали, что им в последний год угрожали насилием или применяли насилие в отношении их из-за их вероисповедания, языка, цвета кожи, социального положения и т.п.). Детям сложно сохранить свою идентичность и семейные отношения, если ребенок и родители живут в разных странах. Недавнее исследование[35] подтверждает, что отсутствие родителей может повысить отсутствие в школе и, таким образом, повлиять на успешность ребенка в учебе, кроме того, это может вызвать или усугубить проблемы со здоровьем, поведением и зависимостью. Кроме того, у социальных работников недостаточно информации о таких семьях (41% оценили как недостаточную информацию о семьях, где дети живут одни, поскольку их родители проживают за пределами Эстонии)[36].

По сравнению с прежними годами, в 2014–2015 гг. было проведено больше исследований, касающихся детей, но, несмотря на это, необходимо обратить большее внимание на сбор, анализ государственных данных и поддержку соответствующих научных начинаний. Комитет ООН по правам ребенка подчеркивает необходимость сбора информации, касающейся детей, и поощряет развивать индикаторы для надзора за реализацией прав ребенка[37].

Положительная практика

Под руководством MTÜ Lastekaitse Liit был переведен на эстонский язык общий комментарий №14[38] Комитет ООН по правам ребенка, рассматривающий право ребенка на постановку его интересов на первое место (параграф 1 статьи 3 Конвенции по правам ребенка). Для лучшего понимания содержания статей Комитета по правам ребенка в дальнейшем будет также продолжен перевод общих комментариев по правам детей на эстонский язык. На повышение информированности ориентирован также проект Института по правам человека «Права человека в системе образования: переход к сетевой форме, обучение преподавателей и улучшение способностей молодежи»[39], в рамках которого было переведено на эстонский язык руководство по «Компасу», учрежденному Советом Европы для повышения информированности молодежи о правах человека. Институт общественных наук Тартуского университета в сотрудничестве с юридическим факультетом в 2014 году открыли учебный модуль по правам ребенка как часть программы обучения на степень магистра в области социальной работы и социальной политики, который ориентирован на будущих работников Службы защиты детей и социальных работников, юристов и других специалистов, работающих с детьми. Модуль был внедрен как часть проекта MTÜ Lastekaitse Liit «Голос ребенка!»[40] и содержит предметы по правам человека и правам ребенка, защите детей и практической работе с детьми и семьями[41]. До сих пор в Эстонии ни одно высшее учебное учреждение не предлагало специального обучения по правам ребенка, и, таким образом, созданием модуля был заполнен значительный пробел, на что указывает, в том числе, и Комитет ООН по правам ребенка.

Важные публичные обсуждения

Право несовершеннолетнего влиять на касающиеся его решения в учреждении здравоохранения связано с правом ребенка на участие, а также на защиту и заботу. Летом 2014 года социальная комиссия Рийгикогу на своем заседании обсудила с представителями Министерства социальных дел, Министерства юстиции, Совета биоэтики, Союза защиты детей и Общества гинекологов предложение канцлера юстиции №27 «Связанные с ограничениями для несовершеннолетних при прерывании беременности»[42], согласно которому, часть 2 Статьи 5 Закона о прерывании беременности и стерилизации противоречит Конституции, поскольку непропорционально ограничивает право на самоопределение женщины в возрасте до 18 лет, ставя ее в излишнюю зависимость от своих родителей или опекунов. Более широкие дискуссии продолжились в начале 2015 года, когда Рийгикогу аннулировал данное ограничение.

Союз молодежных объединений в дискуссии подал идею о снижении возраста избирателя до 16 лет. Исследование влияния[43] подтвердило, что при снижении возраста избирателя риски отсутствуют, для снижения возраста избирателя Эстония подготовлена, и предпочтительным выбором политиков служит снижение активного избирательного права до 16 лет именно на местных выборах.

На фестивале мнений как в 2014, так и в 2015 г., имелась отдельная сцена для детей и семей, где, кроме того, обсуждались предотвращение травли, вовлечение детей и молодежи, а также права детей в целом.

В обществе вызвали жаркие обсуждения Закон о сожительстве[44] и новый Закон о защите детей. Местами осталось впечатление, что для части спикеров отстаивание интересов детей было вызвано скорее политическими амбициями или целями определенной группы интересов, чем серьезным беспокойством о благополучии детей в целом.

Тенденции

В Эстонии проблема ненадлежащего обращения с детьми очень велика. Русскоязычных детей наказывают больше, насилия в русскоязычных семьях также больше[45]. СМИ в 2014 году активно отражали случаи насилия в семье, в которых насилие над ребенком закончилось смертью ребенка[46]. Согласно одобренным Рийгикогу направлениям развития уголовной политики до 2018 года[47], необходимо обращать повышенное внимание на предотвращение семейного насилия и разработать систему раннего обнаружения проблем в среде воспитания детей и развития родительских навыков у родителей. Стратегия предотвращения насилия на 2015–2020 гг. концентрируется, прежде всего, именно на насилии, связанном с детьми. Министерство социальных дел создало родительскую программу «Невероятные годы» («Incredible Years»), ориентированную на родителей детей с проблемами поведения и родителей, желающих предотвратить возникновение потенциальных проблем с поведением у своих детей. В системе образования обращается все больше внимания на предотвращение травли. На конференции о воспитании ценностей, проведенной Центром этики Тартуского университета в декабре 2014 года, было создано Движение за образование без травли. Движение основали MTÜ Lastekaitse Liit, Фонд «Против травли» (SA Kiusamise Vastu), НКО «Молодежное объединение «ТОРЕ»» (MTÜ Noorteühing TORE) и Центр этики Тартуского университета. Общая цель – создать жизнеспособную платформу сотрудничества, посредством которой во все детские учреждения и общеобразовательные школы Эстонии должна быть внедрена основанная на доказательствах программа по предотвращению и разрешению проблем с травлей.

Рекомендации:

  • Обеспечить более эффективное, чем прежде, применение Конвенции ООН по правам ребенка (в т.ч. обеспечение социальных конституциональных прав ребенка); системно собирать статистическую информацию (в т.ч. представление регулярных отчетов), опираясь на анализ которых необходимо формировать обеспечивающую права ребенка политику.
  • Увеличить возможности детей для высказывания своего мнения по вопросам, касающимся общества, сообщества и школьной жизни. Больше привлекать детей к процессам решения.
  • Углублять знания и навыки исследователей, судей и других специалистов, работающих с детьми, предлагая им обучение по правам ребенка (в т.ч. по допросу детей) и психологии развития.
  • Развивать образовательную политику, охватывающую школьную систему в целом, для более эффективного применения (в т.ч. семинары, адаптация необходимой учебной среды для учителей, адаптированные учебные материалы, а также увеличение объема образования по правам человека на разных уровнях школьного образования).
  • Больше прежнего оповещать общество о правах ребенка, в т.ч. представить как взрослым, так и детям, и молодежи Конвенцию ООН по правам ребенка посредством различных каналов (в т. ч. на русском языке, учитывая специальные потребности и т.п.).

 

[1] ÜRO Lapse õiguste konventsioon. Arvutivõrgus kättesaadav:https://www.riigiteataja.ee/akt/24016

[2] LÕK on läbi aegade kõige laialdasemalt ratifitseeritud inimõigustealane kokkulepe. Koos kolme

fakultatiivprotokolliga (Aprill 2014 jõustus Optional Protocol to the Convention on the Rights of the Child on a Communications Procedure, vt. http://www.ratifyop3crc.org/material/) kujutab see endast põhjalikku lapse õiguste edendamist ja kaitset käsitlevate õiguslikult siduvate rahvusvaheliste standardite kogumit.

[3] Kailash Satyarthi on aastaid võidelnud Indias lapstööjõu kasutamise vähendamise eest, viinud ellu mitmeid vaesust vähendavaid algatusi, Malala Yousafzai on noorim Nobeli preemia laureaat, kes seisab Pakistanis tüdrukute ja naiste õiguse eest haridusele.

[4] Euroopa Parlamendi 27. novembri 2014. aasta resolutsioon ÜRO lapse õiguste konventsiooni 25. aastapäeva kohta (2014/2919(RSP)) Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?type=MOTION&reference=B8-2014-0285&format=XML&language=ET

[5] Laste heaolu. Child Well-being. Eesti Statistika 2013. Toim. Kutsar, D. Statistikaamet. https://www.stat.ee/65395

[6] Seletuskiri „Puuetega inimeste õiguste konventsiooni ratifitseerimine ja konventsiooni fakultatiivprotokolliga ühinemine” seaduse eelnõu kohta. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.ead.ee/orb.aw/class=file/action=preview/id=375878/Eeln6u_seletuskiri.pdf

[7] Markina, A., Žarkovski, B. (2014). Laste hälbiv käitumine Eestis. Kriminaalpoliitika uuringud 19. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.kriminaalpoliitika.ee/sites/www.kriminaalpoliitika.ee/files/elfinder/dokumendid/laste_kaitumise_uuring_2014.pdf

[8] Lastekaitseseadus. RT I, 06.12.2014. Arvutivõrgus kättesaadav: https://www.riigiteataja.ee/akt/106122014001 Seadus jõustub 01. jaanuaril 2016.

[9] Poopuu, T. (2014) Uus lastekaitseseadus ootab rakendamist. Sotsiaaltöö nr 6, 2014

[10] Eesti Vabariigi põhiseaduse muutmise seadus kohaliku omavalitsuse volikogu valimistel valimisea langetamiseks – RT I, 15.05.2015, 1

[11] Karistusseadustik. RT I, 23.12.2014, 16. Arvutivõrgus kättesaadav: https://www.riigiteataja.ee/akt/123122014016

[12] Saar, H. (2014) Lapse õigused. Inimõigused Eestis 2013. Inimõiguste Keskus. Arvutivõrgus kättesaadav: https://humanrights/inimoiguste-aruanne-2/inimoigused-eestis-2013/lapse-oigused/

[13] REPORT by Nils Muižnieks Commissioner for Human Rights of the Council of Europe Following his visit to Estonia from 25 to 27 March 2013. Arvutivõrgus kättesaadav: https://wcd.coe.int/com.instranet.InstraServlet?command=com.instranet.CmdBlobGet&InstranetImage=2308567&SecMode=1&DocId=2023896&Usage=2

[14] Kodakondsuse seaduse ja riigilõivuseaduse muutmise seadus võeti vastu 21.01.2015. Arvutivõrgus kättesaadav: https://www.riigiteataja.ee/akt/103022015001

[15] Euroopa Komisjoni teatis Euroopa Parlamendile, nõukogule, Euroopa Majandus- ja Sotsiaalkomiteele ning Regioonide Komiteele “Lapse õigusi käsitlev ELi tegevuskava” KOM (2011)60. Arvutivõrgus kättesaadav: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2011:0060:FIN:et:PDF

[16] Lapsesõbraliku õigusemõistmise (child-friendly justice) kontseptsiooni kohaselt on vaja tagada laste kui haavatavama grupi õiguste kaitse kokkupuutel õigusruumiga.

[17] Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.coe.int/t/dghl/standardsetting/childjustice/Source/GuidelinesChildFriendlyJustice_ET.pdf

[18] Vt nt Edleson, J. L., Ellerton, A. L., Seagren, A. E., Kirchberg, S. O., & Ambrose, A. T. (2007). Assessing child exposure to adult domestic violence. Children and Youth Services Review, 29(7), 961-971; Sousa, C., Herrenkohl, T. I., Moylan, C. A., Tajima, E. A., Klika, J. B., Herrenkohl, R. C., & Russo, M. J. (2011) Longitudinal study on the effects of child abuse and children’s exposure to domestic violence, parent-child attachments, and antisocial behavior in adolescence. Journal of Interpersonal Violence, 26 (1), 111–136)

[19] Vägivalla ennetamise strateegia 2015-2020 koostamise ettepanek. Arvutivõrgus kättesaadav: https://www.osale.ee/konsultatsioonid/files/consult/263_VVA%202015-2020%20ettepanek.pdf

[20] Kask, K. (2015) Alaealiste kannatanute videosalvestatud ülekuulamiste analüüs. Kriminaalpoliitika analüüs Nr 1/2015 Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.kriminaalpoliitika.ee/sites/www.kriminaalpoliitika.ee/files/elfinder/dokumendid/alaealiste_kannatanute_videosalvestatud_ulekuulamised_kristjan_kask_2015.pdf

[21] Espenberg, K., Soo, K., Beilmann, M., Linno, M., Vahaste, S., Göttig, T., Uusen-Nacke, T. (2013) Vanema hooldusõiguse määramise praktika analüüs. Tartu Ülikooli sotsiaalteaduslike rakendusuuringute keskus RAKE. Arvutivõrgus kättesaadav: https://www.riigikantselei.ee/valitsus/valitsus/Vanema%20hooldus%C3%B5iguse%20m%C3%A4%C3%A4ramise%20uuring_l%C3%B5ppraport.pdf

[22] Vaata ka: Kohtuasjas Sahin vs.Saksamaa ((30943/96) [2003] ECHR 340 (8 July 2003)) tuvastas kohus olulise rikkumisena asjaolu, et lapse enda seisukohti ei kuulatud ära, ning märkis, et riigisisene kohus peab lapsega vahetu kontakti tagamiseks astuma märgatavaid samme ja et ainult nii saab kindlaks teha lapse parimad huvid. Kokkuvõte arvutivõrgus leitav: http://www.hrcr.org/safrica/childrens_rights/Sahin.html

[23] Riigikohtu põhiseaduslikkuse järelvalve kolleegiumi kohtuotsus tsiviilasjas nr 3-4-1-63-13, 19.03.2014. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.riigikohus.ee/?id=11&tekst=RK/3-4-1-63-13 ja Riigikohtu põhiseaduslikkuse järelvalve kolleegiumi kohtuotsus tsiviilasjas nr 3-4-1-63-13, 19.03.2014. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.riigikohus.ee/?id=11&tekst=RK/3-4-1-66-13

[24] Riigikohtu kriminaalkolleegiumi kohtuotsus kriminaalasjas nr 3-1-1-45-14, 10.10.2014. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.riigikohus.ee/?id=11&tekst=RK/3-1-1-45-14

[25] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi kohtumäärus tsiviilasjas nr 3-2-1-95-14, 29.10.2014. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.riigikohus.ee/?id=11&tekst=RK/3-2-1-95-14

[26] Riigikohtu tsiviilkolleegiumi kohtumäärus tsiviilasjas nr 3-2-1-91-14, 05.11.2014. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.riigikohus.ee/?id=11&tekst=RK/3-2-1-91-14 ja Riigikohtu tsiviilkolleegiumi kohtumäärus tsiviilasjas nr 3-2-1-113-14, 05.11.2014. Arvutivõrgus kättesaadav:http://www.riigikohus.ee/?id=11&tekst=RK/3-2-1-113-14

[27] Autori märkus: EIK on korduvalt rõhutanud, et lapse ning vanema teemad tuleb kohtutes lahendada võimalikult kiiresti, mitte aastaid vinduvates protsessides. Analoogne otsus 04.11.2014.

[28] Arvutivõrgus kättesaadav: http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-140026

[29] Arvutivõrgus kättesaadav: http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-146381

[30] Arvutivõrgus kättesaadav: http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-140235

[31]   Arvutivõrgus kättesaadav: http://vm.ee/sites/default/files/elfinder/article_files/aruanne_est.pdf

[32]   MTÜ Lastekaitse Liit (2014). Kokkuvõte uuringust: „Laste ja noorte osalus ja kaasamine koolis“. Koostaja H.Saar. Arvutivõrgus leitav: http://www.lastekaitseliit.ee/wp-content/uploads/2014/11/Laste-ja-noorte-osalus-ja-kaasamine-koolis.pdf

[33] Markina, A., Žarkovski, B. (2014). Laste hälbiv käitumine Eestis. Vaata viide 6

[34]   Autori märkus: Aastal 2014 toimus Eestis esimene koolitulistamine.

[35]   Espenberg, K., Lees, K., Arrak, L., Aksen, M., Vahaste-Pruul, S. Välismaal töötavate vanemate ja Eestis elavate lastega pered: parimad praktikad ja võimalikud ohud. Tartu Ülikooli sotsiaalteaduslike rakendusuuringute keskus RAKE. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.ec.ut.ee/sites/default/files/ec/loppraport_27.11.14.pdf

[36] Pettai, I., Proos, I. (2014). Lähisuhtevägivald Eestis sotsiaaltöötaja pilgu läbi. Ekspertküsitluse tulemused 2004 ja 2014. Eesti Avatud Ühiskonna Instituut, Ekspertuuring raport, 57.

[37]   Iivonen, E. (2013) Indikaattoritiedon hyödyntäminen lasten oikeuksien toteutumisen seurannanassa. Kogumikus: Lapsioikeus murroksessa. Koostajad: Hakalehto-Wainio, S., Nieminen. lk. 303-347

[38]   Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.lastekaitseliit.ee/wp-content/uploads/2011/04/%C3%9Cldkommentaar-nr-14.pdf

[39] Vaata lähemalt: http://www.eihr.ee/mis-on-inimoigustesobralik-kool/

[40] Projekti rahastas Hasartmängumaksu nõukogu Sotsiaalministeeriumi kaudu ning EMP toetuste Vabaühenduste Fond Avatud Eesti vahendusel.

[41] Kevadel 2015 sõlmis MTÜ Lastekaitse Liit sarnase õppesuuna loomise kokkulepe 2016. aastaks ka Tallinna Ülikooliga.

[42] Vaata lähemalt: http://oiguskantsler.ee/sites/default/files/field_document2/6iguskantsleri_ettepanek_nr_27_alaealisusega_seotud_piirangud_raseduse_katkestamisel.pdf

[43] Toots, A., Idnurm, T., Saarts, T. (2014). Aktiivse valimisea langetamise mõjude analüüs: eelhindamine. Tallinn: TLÜ Riigiteaduste Instituut. Arvutivõrgus leitav: https://www.just.ee/sites/www.just.ee/files/vote16.pdf

[44] Muuhulgas arvamusseminar „Kooseluseaduse tahud ja teravikud“ 27.08.2014 Riigikogu Konverentsisaalis.

[45] Markina, A., Žarkovski, B. (2014). Laste hälbiv käitumine Eestis. Vaata viide 6

[46] nt. K.Ibruse artiklite sari Eesti Päevalehes, mis uuris laste ebaloomulike surmade põhjuste tagamaid.

[47]              Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.just.ee/sites/www.just.ee/files/elfinder/article_files/kriminaalpoliitika_arengusuunad_aastani_2018.pdf