Права ЛГБТИ – тема, которая возбуждает общественность и дискуссия о которой часто принимает крайне яростный тон. Так было и в 2013 году. Тем не менее, за всем большим шумом тишина и стагнация, поворотного развития мало, если таковое вообще есть – закон о сожительстве положен на полку покрываться пылью и заинтересованные группы не достигли единства по теме изменений части пенитенциарного кодекса, касающейся преступлений на почве ненависти. Судебная практика есть – и казусы с потенциально большим влиянием, однако, вступивших в силу решений еще нет, поэтому подробнее об этих казусах можно будет говорить лишь в предстоящие годы. Все же произошло одно событие исторической важности – канцлер права передал министерству внутренних дел меморандум, в котором просит согласовать закон об иностранцах с конституцией в той части, которая не позволяет однополому партнеру гражданина Эстонии ходатайствовать о виде на жительство в Эстонии на основании партнерских отношений.

Политическое и структурное развитие

Наибольшим развитием, которое может повлиять на концепцию семьи в праве Эстонии, и в будущем расширить, например, воссоединение семьи в зоне правовой защиты в производстве по убежищу, является меморандум, который канцлер права 4 ноября выдал министерству внутренних дел. Канцлер права впервые обратил внимание и попросил у министра внутренних дел комментарии к возможному конституционному противоречию статьи 118 закона об иностранцах в 2012 году. Поводом стали три заявления того же содержания, поступившие канцлеру юстиции, в которых просили проверить, согласуется ли закон об иностранцах с конституцией в части, где он не позволяет однополому партнеру гражданина Эстонии переехать жить в Эстонию. А именно, закон о гражданине Европейского Союза позволяет переехать на местожительство в страну назначения и гражданскому партнеру гражданина Европейского Союза, являющегося гражданином третьей страны, вне зависимости от гендера или сексуальной ориентации. В случае гражданина Эстонии или постоянно проживающего здесь иностранца область, защищенная статьей 12, статьями 26 и 27 конституции и статьей 8 Европейской конвенции по правам человека, трактуется уже – в нее входит лишь традиционная семья. В своем запросе канцлер права попросил министра внутренних дел оценить, согласуется ли такая ситуация с конституцией.[1] Министерство внутренних дел ответило в ноябре 2012 года письмом, в котором пояснило, что действующая регуляция законна, поскольку “в эстонском праве юридическое положение двух не состоящих между собой в браке лиц равноценным юридическому положению состоящих в браке лиц, а также совместное ведение хозяйства членами домохозяйства не изменяет юридический статус лиц, так что у гражданина Эстонии не должно возникать ожидания, что для переезда для сожительства с ним лицу, которого Эстония не признает членом его семьи, можно получить вид на жительство или право на жительство”.[2]

Также министр внутренних дел отметил, что “юридическое положение гражданина третьей страны по сути отличается от юридического положения как гражданина Эстонии, так и гражданина Европейского Союза, из-за чего данные группы лиц не сравнимы между собой”. Однако канцлера права эта аргументация не убедила и в меморандуме от 4 ноября 2013 года канцлер права рекомендовал инициировать изменения закона об иностранцах для согласования его с конституцией.[3]

Министерство внутренних дел ответило на меморандум, подчеркивая, что из директивы 2003/86/EÜ для стран-членов не следует обязанности причислять к основаниям для ходатайства о виде на жительство однополое партнерство или долгосрочное гетеросексуальное сожительство, в этих вопросах сохраняется дискреционное право государства. Целью соответствующего положения закона о гражданине Европейского Союза не является расширение области защиты семьи в праве Эстонии, а сохранение семейных отношений граждан ЕС такими, какими они были в отправной стране.[4] Министерство внутренних дел осталось верно своей точке зрения по состоянию на март 2014 года не было предпринято шагов для изменения закона об иностранцах. Тем не менее, даже наличие этого меморандума можно считать определенным прогрессом, поскольку он привлекает внимание к противоречиям, которые помимо права на защиту семьи граждан Эстонии и постоянно проживающих здесь иностранцев могут влиять и на, к примеру, трактовку принципа воссоединения семьи в аналитической практике.

Как упомянуто во введении, большая часть юридических изменений находится лишь в начальной стадии и 2013 год не принес более крупных решений. До сих пор положение трансгендерных лиц в праве Эстонии регулируется довольно нечетко и, по словам активистов и заинтересованных групп, действующая регуляция устарела и не отвечает реальным нуждам и ситуации. Недостатки в касающихся трансгендерных людей законах освещает Хелен Талалаэв в отчете Эстонского центра по правам человека за 2012 год.[5] В 2013 году был подготовлен законопроект изменений закона о семье, который при вступлении в силу прояснил бы одну возможную проблему, с которой могут соприкасаться трансгендерные лица их партнеры. А именно, закон о семье предусматривает, что брак недействителен, если в браке состоят лица одного гендера. Это положение не разрешает ситуации, где один из супругов на протяжении брака делает операцию по смене пола. Как министерство юстиции, так и министерство внутренних дел трактуют нынешнюю регуляцию таким образом, что в таком случае брак считается недействительным задним числом и из этого не исходит никаких прав или обязанностей для сторон.[6] Планируемые изменения же предусматривают, что в таком случае остались бы действовать все права и соглашения, возникшие до выявления основания для неправомочности (т. е. операции по смене пола). Авторы законопроекта констатируют, что целевая группа планируемых изменений в реальности очень мала – тем не менее, более конкретное регулирование данной ситуации подает четкий сигнал, что проблематику трансгендерных лиц более не рассматривают в качестве чего-то исключительно гипотетического.[7]

Связанное с интерсексуальными лицами во всем мире сложно как медицински, так и юридически, и по большей части не регулировано. Эстония в этом вопросе не является исключением. По данным министерства социальных дел, в 1992–2012 гг. в Эстонии родилось одно лицо с неточным полом, поэтому практический опыт отсутствует как у врачей, судей, юристов, так и у социальных работников.[8] В настоящий момент закон не позволяет не определить пол в свидетельстве о рождении, однако, его можно изменить.[9] Лечение и операции интерсексуальных людей наподобие других медицинских услуг регулируют статьи 758–773 закона о долговом праве. Согласно статье 776 лица, не достигшие 18-летнего возраста считаются лицами с ограниченной трудоспособностью и то, насколько и могут ли оценивать возможное позитивное и негативное влияние лечения и операции, решает врач. В случае, если по оценке врача лицо неспособно разумно взвесить эти обстоятельства, право принятия решения остается за законными представителями пациента. Отличий для интерсексуальных лиц не предусмотрено.[10]

Также, по-прежнему на повестке изменение закона о равном обращении таким образом, чтобы он обеспечивал защиту от дискриминации на основании сексуальной ориентации, убеждений, возраста и недостатка здоровья и за пределами сферы труда, т. е. в образовании, в социальной сфере, в здравоохранении и при доступности товаров и услуг. Разработка проекта соответствующего законопроекта находится в трудовом плане министерства социальных дел на 2014 год.

Судебная практика

В суде по-прежнему находятся в производстве жалобы представителя НКО “Общество защиты сексуальных меньшинств” Реймо Метса в связи с отказом в выдаче справки о браке и разделении имущества однополых партнеров по окончании сожительства. В 2013 году добавился казус, который касается признания в Эстонии заключенного в иностранном государстве брака и его освещения в регистре народонаселения.[11]

Наиболее важные дискуссии

Долгожданное дальнейшее развитие закона о сожительстве не входило в прошлом году в приоритеты министерства юстиции и к регулированию сожительства однополых партнеров ближе не подошли, что, однако, означает, что не было горячей дискуссии. Целевое учреждение “В защиту семьи и традиции” инициировало в начале года петицию, где призвало граждан выступать за сохранение традиционной модели семьи, то есть против сожительства. Петиция собрала 37 854 подписи, что, учитывая местные масштабы, очень большое число.[12] Публичных демонстраций в рамках кампании не происходило.

В Международный день борьбы с гомофобией и трансфобией 17 мая состоялась панельная дискуссия, в рамках которой концепцию изменяющейся семьи и ее юридическое регулирование обсуждали члены Рийгикогу Ольга Сытник, Андрес Анвельт и Имре Соояэр. Все участники констатировали, что юридический статус сожительства однополых партнеров является важным вопросом, поиск ответа на которых застопорился, прежде всего, из-за отсутствия политической воли. В качестве решения было предложено создание надпартийно рабочей группы. В течение 2013 года соответствующая рабочая группа не была создана, до этого добрались лишь после смены коалиции в марте настоящего года.

В сентябре традиционно прошла неделя “Различия обогащают”, которая на этот раз была посвящена изменению понятия семьи во времени и альтернативным моделям семьи и охватывала кино и дискуссионную программу. Частично (в объеме 30 000 евро) кампанию финансировало министерство социальных дел. Раздраженное этим целевое учреждение “В защиту семьи и традиции” инициировало последующую петицию, поскольку нашло, что финансирование кампании “Различия обогащают” министерствам социальных дел представляет собой злоупотребление деньгами налогоплательщика. В результате петиции в министерство социальных дел поступили сотни писем с идентичными содержанием и формулировками, где просили прекратить финансирование кампании “Различия обогащают”. Министерство социальных дел направило ответ на поступившие письма, где пояснило различие концепций брака и семьи и важность равного обращения и запрета дискриминации в демократическом обществе.[13] В противовес инициативе целевого учреждения “В защиту семьи и традиции” принялись собирать подписи в поддержку кампании и министерство социальных дел получило 80 писем, где благодарили за поддержку кампании “Различия обогащают” и подчеркивали ее позитивное влияние на эстонское общество.[14]

Вопрос риторики ненависти не нашел в 2013 году юридического выхода, но в качестве темы для дискуссий она по-прежнему оставалась на повестке. Состоявшийся 12 сентября Форум открытого общества был посвящен теме риторики ненависти и искал ответ на вопросы о саморегуляции СМИ, журналистской этике и возможностях ограничения риторики ненависти в эпоху дигитальных медиа и об ее взаимоотношениях со свободой слова.[15]

Из выступлений вне конкуренции наибольшего внимания удостоилась высказанная в частной переписке олимпийского чемпиона Эрки Нооля идея, что гомосексуальность – это болезнь, лечению и профилактике которой поможет “избежание компании практикующих гомосексуалов”,[16] которая удостоилась в обществе и умеренной критики.

Рекомендации

  • Принять закон о сожительстве, которым регулировать юридические отношения однополых партнеров равно с брачными отношениями.
  • Четко регулировать основания для жизни и пребывания в Эстонии иностранного партнера или супруга того же пола гражданина или резидента Эстонии.
  • Определить юридическое положение интерсексуальных лиц и установить порядок предоставляемых им медицинских услуг.
  • Принять правила, которые предложат людям ЛГБТИ защиту от риторики ненависти и дискриминации, в т. ч. защиту за пределами сферы труда (в образовании, в здравоохранении и в части социальных услуг и при доступности товаров и услуг).


 

 

 

 

[5] Talalaev, H. “LGBT inimeste olukord”, väljaandes “Inimõigused Eestis 2012”, saadaval arvutivõrgus: https://humanrights/inimoiguste-aruanne-2/inimoigused-eestis-2012/lgbt-inimeste-olukord/

[6] Justiitsministeerium, e-kiri “Vastus Eesti Inimõiguste Keskuse küsimusele”, 13.02.2014

[7] Perekonnaseaduse muutmise ja sellega seonduvalt teiste seaduste muutmise seaduse eelnõu 546, saadaval arvutivõrgus: http://eelnoud.valitsus.ee/main#KLmqEiRx

[8] Ülle Jordani e-kiri, 28.02.2014

[9] Ibid

[10] Ibid

[11] Reimo Metsa e-kiri, 10.02.2014

[12] SA Perekonna- ja Traditsiooni Kaitseks kodulehekülg, saadaval arvutivõrgus: http://saptk.ee/petitsiooniinfo

[13] Helme, K. “Erinevus rikastab” kampaania pani sadu inimesi kaebekirju kirjutama”, www.delfi.ee, 02.10.2013, saadaval arvutivõrgus: http://www.delfi.ee/news/paevauudised/eesti/erinevus-rikastab-kampaania-pani-sadu-inimesi-kaebekirju-kirjutama.d?id=66824157

[14] Petitsioon saadaval arvutivõrgus: http://petitsioon.ee/toetan-projekti-erinevus-rikastab

[15] Avatud Eesti Fondi kodulehekülg, saadaval arvutivõrgus: http://oef.org.ee/teoksil/pohioigused-ja-sotsiaalne-sidusus/avatud-uhiskonna-foorumid/2013-xviii-avatud-uhiskonna-foorum/

[16] Vahter, T. “Nool: vältige praktiseerivate homoseksuaalide seltskonda”, Eesti Ekspress, 21.03.2013, saadaval arvutivõrgus: http://ekspress.delfi.ee/news/paevauudised/nool-valtige-praktiseerivate-homoseksuaalide-seltskonda.d?id=65850324