Воотеле Хансен

В октябре 2013 года прошли седьмые выборы волостных и городских собраний в восстановившей независимости Эстонии. Ниже сравню выборы собраний местных самоуправлений в Эстонии в промежутке 1993—2013 гг.

Политическое и структурное развитие

За двадцать лет сократилось число единиц местного самоуправления, в 1993 году было 254 волости и городов, на прошедших выборах выбрали 215 законодательных собрания.[1] Сократилось и число партий. В 1993 году списки представило 12, в 1996 году 19, в 1999 году 14, в 2002 году 13, в 2005 году 11 и в 2009 году восемь партий. В прошлом году в муниципальных выборах приняло участие шесть партий, т. е. две трети от зарегистрированных партий. В выборах приняли участие Центристская партия (31,9% голосов), партия Союз Отечества и Res Publica (17,2% голосов), партия Реформ (13,7% голосов), Социал-демократическая партия (12,5% голосов), Эстонская консервативная народная партия (1,3% голосов) и Объединенная левая партия Эстонии (0,0% голосов).[2] Были избраны кандидаты пяти партий. На выборах не участвовали Партия независимости Эстонии, Партия зеленых и Партия свободы Эстонии-Объединение земледельцев. На выборах заксобраний местных самоуправлений проявляется то же, что и на выборах в Рийгикогу. Друг с другом конкурируют четыре партии. Сокращение числа волостей и самоуправляемых городов не сократило списки партий. В 1993 году было 106, в 2005 году – больше всего – 726, и в 2013 году 631 партийный избирательный список. Партии расширили свою организацию в волостях и городах.

Число избирательных союзов в сравнении с прошлыми выборами сократилось. Больше всего избирательных союзов кандидатов было в 1993 году (738), меньше всего – в 2005 году (186), когда даже перед выборами было неясно, допустят ли избирательные союзы на выборы. В 2009 году было 324 и в 2013 году 292 избирательных союзов. В списках партий в прошлом году баллотировалось 9393 и в списках избирательных союзов 5290 человек. Индивидуальных кандидатов было 101.

Мест в заксобраниях было 2951. В среднем на один мандат было пять кандидатов. Столько же кандидатов на мандат было и в 2009 году. На прежних выборах это число было меньше. Меньше всего кандидатов на мандат было в 1993 году, тогда это число составляло 2,5. Возможности для осуществления пассивного избирательного права остались теми же, интерес к выставлению кандидатуры за два десятилетия вырос и конкуренция увеличилась, заксобраний стало меньше.

Сократилось и число избирательных комиссий. В 2013 году их было 582, в 1993 году 706. Причина сокращения числа избирательных участков состоит в более широком использовании новых способов голосования. Части избирателей избирательный участок кажется более далеким, чем прежде. Также, сократилось число избирательных округов. В 2013 году было 222 избирательных округа, в 1996 году из было 273. На выборах 1993 года было 322 избирательных округа, но тогдашний закон о выборах допускал возможность формирования нескольких округов в волости или городе. Сокращение числа округов связано с сокращением числа городов и волостей. Не формирование округов в объединенных волостях, о котором договорились в договоре об объединении, спровоцировало напряжение среди жителей волости.[3] Однако распределение мандатов, о котором договорились в объединительном договоре волостей Кайсма и Вяндра, не было законным.

Законодательное развитие

После выборов 2009 года в законе о выборах заксобрания местного самоуправления вступило в силу восемь поправок. Все они обусловлены изменениями в других законах. В 2010 году был сформирован департамент полиции и погранохраны и в законе о выборах слово “полицейская префектура” было заменено словом “полицейское учреждение”.[4] Закон о переходе на евро привнес границу определяемого за проступок штрафа в евро.[5] Изменение закона о партиях в 2010 году впервые изменило порядок оповещения Республиканской избирательной комиссии.[6] Следующая поправка к закону о партиях перевела ограничения установленных для избирательных союзов и индивидуальных кандидатов пожертвования и порядок представления отчета об избирательной кампании из закона о выборах в закон о партиях.[7] Ограничения для партий, избирательных союзов и индивидуальных кандидатов те же. Запрещены анонимные пожертвования, пожертвования юридических лиц, передача или передача в пользование товаров и услуг другим лицам на недоступных условиях, освобождение от обязательств и отказ от направленных против партии, избирательного союза или индивидуального кандидата требования. Новый закон об архиве уточнил требование сохранения списка избирателей.[8] Новый закон о публичной службе установил, что избранный кандидат, который находится в должности, несоединимой с должностью члена заксобрания, должен в течение пяти рабочих дней с момента объявления результатов выборов принять решение и оповестить избирательную комиссию волости или города о том, желает ли он участвовать в работе заксобрания волости или города или же продолжать в прежней должности и отказаться от мандата.[9] Член заксобрания не может быть чиновником или сотрудником учреждения той же волости или того же города. А также президентом республики, членом Европейского Парламента, государственным секретарем, государственным контролером, канцлером права, уездным старейшиной, судьей или прокурором. Право выставления кандидатуры чиновником местного самоуправления не ограничено, но в случае избрания он должен решить, продолжит ли он действовать в качестве чиновника или члена заксобрания. Ограничение исключает деятельность одного и того же лица по контролю и в качестве контролируемого. Начиная с 2005 года нельзя одновременно быть членом заксобрания и Рийгикогу. Если избранный решает продолжить деятельность в Рийгикогу, то он должен, как и член Правительства Республики, приостановить свои полномочия в качестве члена заксобрания и на его место придет замещающий член. Новая редакция закона о воинской службе заменила словосочетание ”кадровый военный” на словосочетание ”действующий военный”.[10] Вместе с законом о выборах в Рийгикогу был уточнен порядок электронного голосования.[11] Закон предполагал формирование отдельной избирательной комиссии для организации электронного голосования, уравнивал время электронного голосования и предварительного голосования в избирательных участках, устанавливал аудит системы электронного голосования и давал избирателю возможность контролировать, передан ли его электронный голос системе электронного голосования. Отданные электронно голоса начали считать с точностью избирательного участка. Прежде считали с точностью округа, чтобы обеспечить таинство выборов. Теперь голосующих электронно достаточно много и сведение воедино отданного голоса и голосовавшего в основном не возможно. Однако кандидатов интересует информация о том, где проживают их избиратели. Принципы выборов данными поправками изменены не были.

Если упоминать основное направление на протяжении двадцати лет, то таковым является расширения круга лиц, обладающих активным избирательным правом.

В 1993 году избирательным правом обладал гражданин Эстонии, 18-летний в день голосования, проживал 1 января года выборов на административной территории соответствующей волости или города и был внесен в регистр лиц с правом голоса. Избирательное право было и у иностранцев, которые к 1 января года выборов проживали на административной территории соответствующей волости или города пять лет. В результате советской оккупации в Эстонии живут многочисленные граждане других стран или лица с неопределенным гражданством. По данным переписи населения 2011 8,1% жителей Эстонии были гражданами других стран и 6,5% лицами с неопределенным гражданством.[12] Закон о выборах дает большинству из них активное избирательное право. В 1996 году отменили действовавшее в отношении гражданина Эстонии требование проживать в волости или городе 1 января в год выборов. Он должен был постоянно жить в соответствующем городе или волости во время выборов и быть внесенным в список избирателей. В 2002 году отменили требование к иностранцу о проживании к 1 января года выборов на территории соответствующей волости или города пять лет. Вместо первого января теперь нужно было быть жителем волости или города лишь на день выборов, период ценза оседлости сократился до восьми месяцев. С 2005 года правом голоса обладают и граждане ЕС, у которых есть и пассивное избирательное право. В 2009 году отменили требование, что для внесения в список избирателей иностранец должен быть жителем именно этой волости или города последние пять лет, хватало постоянного вида на жительство.

Канцлер права оспорил в 2008 году распределение мандатов между избирательными округами Таллинна. В Таллинне избирательным округом является часть города, которые различаются числом жителей (в Пирита 15 тысяч жителей и в Ласнамяэ свыше 114 тысяч жителей).  Половину мандатов распределили между частями города и половину мандатов по числу избирателей. Канцлер права желал изменить выборы в сторону большей пропорциональности и единообразности.[13] Город Таллинн решил упразднить районы. Принятая в Рийгикогу поправка к закону предполагала в Таллинне формирование прежних избирательных округов и действовавшее до этого распределение мандатов в Таллинне изменили и сделали общей нормой для волостей и городов с несколькими округами – половина мандатов равно распределяется между округами и половина в соответствии с числом избирателей. В местных самоуправлениях с несколькими округами применили общеволостной или общегородской список и для выяснения окончательных результатов выборов используют компенсационные мандаты наподобие выборов в Рийгикогу. Также, отказались от модифицированного метода Д’Ондта, который мог дать дополнительные мандаты спискам, набравшим больше всего голосов. В использование было принято обычное распределение Д’Ондта.

Сокращение численности населения не привело к сокращению избирателей. В 2013 году было 1 086 935 избирателей, в 2009 году 1 094 317, меньше всего избирателей было в 1996 году (879 034). Число избирателей из числа иностранцев было наибольшим в 1999 году — чуть меньше, чем 200 000. Десять лет назад в избирательный возраст вступило большое поколение. В ближайшем будущем можно ожидать сокращения числа избирателей.

К голосованию в день выборов и предварительному голосования в 2005 году добавилось и электронное голосование.

Судебная практика

Одиночное лицо, кандидат, избирательный союз или партия могут представить избирательной комиссии жалобу, если, по их мнению, нарушаются их права, и ходатайствовать об отмене решения избирательной комиссии или признании его противозаконным. Решение избирательной комиссии можно обжаловать в Государственном суде. В 2013 году Республиканская избирательная комиссия обсуждала 18 жалоб. В 1999 году в Республиканской избирательной комиссии обсуждалось десять, в 2002 году 18. В 2005 году 25 и в 2009 году 11 жалоб.

Далее приводится обзор обсуждавшихся в прошлом году в Государственном суде вопросов.

Три жалобы заключенные представили на решение, которым их не зарегистрировали в качестве кандидатов и они ходатайствовали о регистрации себя в качестве индивидуальных кандидатов. По их мнению, пункт 6 статьи 5 закона о выборах заксобрания местного самоуправления противоречит 1-му протоколу статьи 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и уточняющими его решениями Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), статьей 25 Международного пакта о гражданских и политических правах ООН, кодексом хороших традиций Венецианской комиссии Совета Европы в выборных вопросах и статьями 39 и 40 хартии об основных правах ЕС. Противоречие, якобы, состоит в том, что отбывающие тюремное заключение лица не могут баллотироваться на выборах в заксобрания. Государственный суд не удовлетворил жалобу и нашел, что закон не противоречит конституции и международному праву. Государственный суд нашел, что работа члена заксобрания предполагает участие в заседаниях заксобрания, участие в иных совещаниях, встречи с избирателями, общение с местными предпринимателями, а также иные действия и встречи, для которых лицу необходима возможность свободно передвигаться. Суть наказания лишением свободы состоит в том, что лицо не может свободно передвигаться. Исходя из этого, исключение права баллотироваться для отбывающих тюремное заключение лиц не является необоснованным. Статьи 39 и 40 хартии об основных правах ЕС дают гражданину другой страны-члена право баллотироваться в Европейский Парламент и на местных выборах, а также голосовать на тех же условиях, что и граждане страны. Положения не регулируют избирательное право заключенных с гражданством той же страны. Статья 3 1-го протокола Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод предусматривает периодические выборы с тайным голосованием для избрания законодателя. В Эстонии законодателем является Рийгикогу. Указанное положение не регулирует выборы заксобраний волостей и городов. Также, практика ЕСПЧ не затрагивает право заключенных баллотироваться на выборах заксобраний местных самоуправлений, а право голоса.[14]

После выборов группа заключенных представила жалобу, в которой ходатайствовала о признании недействительными результатов голосования на выборах и объявления незаконными выборов местного самоуправления. Находящийся в заключении признанный виновным преступник не может голосовать на выборах. Жалобщики утверждали, что запрет нарушил права 2380 человек и противоречит Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, решениям ЕСПЧ, хартии основных прав ЕС, Международного пакту о гражданских и политических правах ООН, принятому кодексу хороших традиций Венецианской комиссии Совета Европы в выборных вопросах. В отношении части жалобщиков жалобу оставили без рассмотрения, поскольку жалобу на решение или действие избирательной комиссии может представить лицо, в отношении которого сделано решение избирательной комиссии и которое утверждает, что оно нарушает его права. Они не представили жалобу Республиканской избирательной комиссии и потому решение избирательной комиссии не могло нарушить их права. Государственный суд оставил неудовлетворенной жалобу в отношении жалобщиков, представивших жалобу в Республиканскую избирательную комиссию. Избирательная комиссия оставила эти жалобы без рассмотрения из-за отсутствия права на жалобу, поскольку в компетенции избирательной комиссии рассмотрение жалоб, представленных на решение или действие комиссии уезда, Таллинна, Тарту и электронного голосования. В данной жалобе не оспаривалось решений или действий ни одной из упомянутых комиссий. Далее Государственный суд дал дополнительные пояснения касательно возможности требования аннулирования общереспубликанских результатов выборов, запроса предварительного решения ЕСПЧ и эффективной защиты право на голосование. Закон о судебном производстве по конституционному надзору совместно с законом о выборах в Рийгикогу, законом о выборах в Европейский Парламент и законом о референдуме дает Государственному суду компетенцию признавать недействительным результат голосования во всей стране, но по закону о выборах в заксобрание местного самоуправления можно признать недействительным результат выборов в избирательном участке, округе, волости или городе. Пункт 7 части 2 статьи 17 закона о выборах в заксобрание местного самоуправления дает Республиканской избирательной комиссии компетенцию признавать результат выборов недействительным и во всей стране, если нарушение закона повлияло или могло значительно повлиять на результаты голосования. По мнению Государственного суда, это положение следует применять и в ситуации, где на результаты выборов повлияло или могло значительно повлиять применение признанного недействительным из-за антиконституционности положения и Республиканская избирательная комиссия обязана взвесить использование данной ей компетенции. Жалобщики просили, чтобы Рийгикогу ходатайствовал о предварительном решении ЕСПЧ относительно того, соответствует ли практике Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и ЕСПЧ национальное право, согласно которому отбывающие в тюрьме наказание лица не могут голосовать на выборах местного самоуправления. По действующему праву нельзя испрашивать предварительное решение. Предварительное решение можно испрашивать у суда Европейского Союза, но вопрос не в праве ЕС. Возможность испрашивания консультационного мнения у ЕСПЧ предполагает и дополнительный протокол №16 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Эстонское государство не ратифицировало этот протокол, из-за чего у суда Эстонии нет возможности обращаться в ЕСПЧ на этом основании. Государственный суд отметил, что ЕСПЧ трактовал в контексте выборов местного самоуправления статью 3 дополнительного протокола №1 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, на которую опираются жалобщики. Статья 3 дополнительного протокола №1 гласит: “Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются по истечение разумных периодов времени провести свободные выборы с тайным голосованием на условиях, которые обеспечат свободное волеизъявление народа на выборах законодателя”. Согласно точке зрения ЕСПЧ, применение положения не ограничено лишь парламентом государства и его следует трактовать, исходя из роли и компетенции избираемого органа в структуре государства. Государственный суд пояснил жалобщикам, что для защиты права на голосование следует ходатайствовать о внесении себя в список избирателей. Если волостной или городской секретарь оставит заявление не удовлетворенным, то можно будет обратиться с жалобой в административный суд, который должен рассмотреть жалобу и принять решение в течение трех рабочих дней. Можно ходатайствовать и об изначальной правовой защите, т. е. о внесении в список избирателей до принятия судебного решения.[15]

Возможность внести себя в список избирателей Государственный суд пояснял и в своем постановлении касательно ходатайства Р. Калда. Государственный суд счел важным отметить, что закон о выборах в Рийгикогу, согласно которому в голосовании не может принимать участие отбывающее в тюрьме наказание лицо, может противоречить статье 57 вкупе со статьей 11 конституции, так, как их следует трактовать, исходя из статьи 3 дополнительного протокола №1 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, содержание которой ЕСПЧ не уточнял. При решении жалобы Р. Калда Государственный суд процедурно не имел возможности обнаружить это противоречие или признать недействительными положения закона о выборах в Рийгикогу. Разрешение возможного противоречия, по мнению суда, сейчас является задачей Рийгикогу.[16]

Избирательный союз “Молодежь Йыхви” ходатайствовал об отмене решения избирательной комиссии волости Йыхви, которым не зарегистрировали А. Рыбалко в качестве кандидата и о признании закона о выборах заксобраний местных самоуправлений антиконституционным в той части, которая не позволяет являющемуся постоянным жителем иностранцу баллотироваться в заксобрание. По мнению жалобщиков, исходящий из статьи 1 конституции принцип демократии и установленные в статье 156 общие выборы должны позволять всем постоянно проживающим в волости или городе людям участвовать в выборах. Также, часть 2 статьи 3 дополнительного протокола хартии местного самоуправления рассматривает право принимать участие в делах местного органа власти. Из 12 739 жителей волости Йыхви 4375 являются иностранцами и ограничение их пассивного избирательного права является дискриминацией. Жалобщики сочли дискриминационным и то, что при обсуждении жалобы в Республиканской избирательной комиссии представителю жалобщика не был позволен переводчик. По мнению Государственного суда, конституционного противоречия нет и жалобу не удовлетворили. Вторая часть статьи 156 конституции рассматривает право голоса, а не право баллотироваться. По конституции, публичную власть осуществляют граждане Эстонии и невозможность лиц без гражданства баллотироваться на выборах заксобрания местного самоуправления не противоречит принципу демократии и принципу равного обращения. В законе сделано исключение для граждан ЕС и оно исходит из первого предложения части 1 статьи 22 договора о функционировании ЕС, которое гласит: “У каждого гражданина союза, проживающего в стране-члене, гражданином которой он не является, есть право избирать и быть избранным на местных выборах в этой стране-члене на тех же основаниях, что и граждане этой страны-члена”. Исключением является обязательным для Эстонии исходя из статьи 2 закона о дополнении конституции. Различное обращение с лицом без гражданства и гражданином ЕС на выборах местного самоуправления не является дискриминацией лица без гражданства. Право баллотироваться не рассматривается в качестве расовой дискриминации в значении статьи 1.1 конвенции. В статье 1.2 конвенции установлено: “Настоящую конвенцию не применяют в отношении различий, исключений, сужений или предпочтений, которые страна-участница делает в отношении своих граждан и неграждан”. Хартия местных самоуправлений обязует признавать законом право граждан на участие в выборах представительского собрания местного самоуправления по месту жительства. Статья 4.2 дополнительного протокола хартии устанавливает: “Законом признается и право участия других лиц, если страна-участница так решит в соответствии со своим конституционным порядком или если это исходит из международных обязательств страны-участницы”. Международно связывающие Эстонию правовые акты не обязуют давать лицам без гражданства право баллотироваться на выборах заксобраний волостей и городов.[17]

Избирательной комиссии представили жалобу касательно проведения выборов в волости Алайыэ. До выборов в качестве жителей волости были зарегистрированы люди, которые там не проживают. Государственный суд рассмотрен регистрацию жителей в волости Алайыэ. Нашли, что внесение записи в регистр народонаселения и список избирателей для того, чтобы лицо смогло принять участие в выборах и своим голосом повлиять на результаты выборов, само по себе не является противозаконным. Противозаконным было бы внесение таких записей в регистр, целью которых было бы искажение результатов выборов. Искажение результатов выборов имело бы место, например, в том случае, если бы для изменения результатов выборов в желаемом одним или другим кандидатом направлении в список избирателей были бы внесены такие лица, которые на самом деле не имеют связи с соответствующей единицей местного самоуправления. Отметили, что существующая регуляция, рассматривающая внесение изменений в списки избирателей, не обязательно достаточна для избежания искажения результатов выборов. Жалобу не удовлетворили и результат выборов остался в силе.[18]

Статистика и исследования

Вес принявших участие в выборах заксобрания местного самоуправления рос. В выборах 2013 года приняло участие 58,0% избирателей. Наименьшим процент проголосовавших был в 2005 году (47,4%) и наибольшим в 2009 году (60,6%). На нескольких последних выборах активность участия была та же, что и на выборах в Рийгикогу. Прежде процент участия в выборах в Рийгикогу был выше (минимально 57,4% и максимально 68,9%) и на выборах в Европейский Парламент ниже (в 2004 году 26,8% и в 2009 году 43,9%). Больший процент участия был в референдумах (в 1993 году 66,8% и в 2003 году 64,1%).

В 2013 году 60,0% кандидатов составляли мужчины. На прежних выборах вес мужчин среди кандидатов был больше. Наибольшим он был в 1996 году, когда мужчины составили 77,0% от числа кандидатов. В 2013 году вес женщин в списках партий был чуть больше (41%), чем в списках избирательных союзов (38%). Среди первых номеров списков вес женщин был меньше, чем в списках.[19]

В 2013 году 69,0% избранных составили мужчины. И в прежние годы вес мужчин среди избранных был выше, чем среди кандидатов, не считая 1996 года, когда мужчины составили 73,4% от избранных. Наибольшим вес мужчин среди избранных был в 1993 году, когда он составил 76,1%.

Средний возраст кандидатов в 2013 году был 46,2 лет, у избранных – 47,7 лет. Средний возраст кандидатов немного вырос. На прежних выборах он был меньше. Самый молодой средний возраст – 44,6 лет – был в 1999 году (данные по пяти последним выборам). Малое изменение среднего возраста демонстрирует, что смена участвующих в местной политике происходит плавно.

Хороший опыт

Хорошим опытом можно считать наличие нескольких возможностей при голосовании и предварительного голосования.

На выборах 2013 года в предварительном голосовании приняло участие 42,1%, вне места жительства проголосовало 6,5%, на дому 1,5% и электронно 21,2% проголосовавших.

В 2005 году из проголосовавших электронно проголосовало 1,8% и в 2009 году 15,7%. Возрос вес проголосовавших вне места жительства, который составлял в 1999 году 1,4%, к 2009 году он вырос до 3,8%. Новые способы для голосования увеличили часть принимающих участие в предварительном голосовании, в 1993 году она составляла 17,5%, в 2009 году уже 35,7%.

Выросло и число проголосовавших. В 2013 году в выборах приняло участие 630 050 избирателей, в 2009 году 662 813 (наибольшее число избирателей) и в 1996 году 461 653 избирателей (наименьшее число). Число участвовавших в голосовании выросло почти на 200 000.

Удельный вес недействительных голосов сократился. Наибольшим он был на выборах 1993 года (1,9%), на двух последних выборах он составлял 0,7%.

Наиболее важные общественные дискуссии

В преддверии выборов одной из наиболее важных тем было неравенство между получающими финансирование из госбюджета партиями и избирательными союзами граждан.[20]

Все участвующие в выборах партии, избирательные союзы и одиночные кандидаты должны представить отчет о доходах и расходах избирательной кампании, однако, партии сами определили время избирательной кампании, и поэтому эти отчеты нельзя сравнивать.

В 2013 году все представленные в Рийгикогу партии получили из госбюджета пособие свыше чем на миллион евро. Больше всех пособие получила партия Реформ (1,76 млн евро). В дополнение к тем четырем партиям, Консервативная народная партия и партия Зеленые Эстонии получили пособие в сумме 9578 евро в год. Остальные партии и избирательные союзы не получают пособие.[21]

Другой темой было использование административного ресурса в избирательной кампании. Административными ресурсами являются человеческие, денежные, материальные, натуральные и иные нематериальные ресурсы, которые находятся в пользовании как пребывающих в должности, так и госчиновников, исходя из их власти над работниками публичного сектора, денежными средствами и выделениями, доступа к публичным учреждениям,  также над ресурсами, выражающимися в виде престижа или публичной известности, исходя из их позиции в качестве избранных или публичных служащих, и которые могут стать политической поддержкой или иными формами поддержки.[22] Прежде всего обсуждалось использование изображений баллотировавшихся на выборах в Таллинне и Тарту городских чиновников в информационных и рекламных кампаниях местного самоуправления в преддверии выборов. Специальная антикоррупционная комиссия Рийгикогу приняла заявление, осуждающее использование административного ресурса.[23] Комиссия по надзору за финансированием партий решила заказать у ученых Тартуского университета экспертизу того, как люди в действительности ощущают проведенные в преддверии выборов публичные информационные кампании.[24] Если их ощущают как избирательную кампанию, то следует отражать эти рекламы местных самоуправлений в отчетах кандидатов.

Руководитель Центра по правам человека К. Кяспер опубликовал статью с предложением упразднить в законе о выборах автоматическое оставление без права голоса признанных виновными заключенных. Ограничение права голоса может быть оправдано частью наказания, назначенного за конкретные преступления.[25]

В 2013 году собирали предложения людей касательно партий, финансирования, вовлечения, выборов и принудительной политизации. Предложения обсуждали на “Народном собрании” при участии выбранных на основании регистра народонаселения 500 человек и экспертов. Некоторые предложения, сделанные касательно выборов, противоречили друг другу. Из предложений, сделанных касательно выборов заксобраний волостей и городов, больше всего внимания удостоились связывание права голоса с постоянным местом жительства, то есть продление связанного с цензом оседлости времени.[26]

Запрет внешней политической рекламы во время предвыборной кампании не был на этот раз важной темой для общественного обсуждения. В 2008 году канцлер права счел полный запрет наружной рекламы непропорциональным и противоречащим конституции.[27]

И бывший десять лет назад на повестке запрет избирательных союзов, и обусловившее четыре года назад споры число избирательных округов в Таллинне не были в 2013 году объектом дискуссии.

Если что-то и рекомендовать, то: не изменять принципы закона о выборах. Часто законы о выборах значительно изменяют тогда, когда какая-либо политическая сила думает, что получит от этого пользу. К следующим выборам уже и другие научатся использовать обусловленные изменениями возможности, и польза, таким образом, одноразовая. Результаты выборов, соответствующие предпочтениям избирателей, проявляются тогда, когда избиратели привыкают к порядку выборов и знают, как результат голосования становится результатом выборов.

 


[19] http://www.svv.ee/index.php?id=621

[22] EUROOPA ÕIGUSDEMOKRAATIA KOMISJON (VENEETSIA KOMISJON) ARUANNE HALDUSRESSURSSIDE VÄÄRKASUTAMISE KOHTA VALIMISPROTSESSI AJAL vastu võtnud Demokraatlike Valimiste Nõukogu oma 46. kohtumisel (Veneetsia, 5. detsember 20132) ja Veneetsia komisjon oma 97. plenaaristungil (Veneetsia, 6. – 7. detsember 2013)

http://www.erjk.ee/sites/default/files/veneetsia_komisjoni_aruanne_haldusressursside_kasutamisest.pdf