Согласно данным перечня населения, в начале 2012 года в Эстонии проживало 246 346 детей, удельный вес которых из общего количества жителей составил 18%. Если эти данные сравнить с данными десятилетней давности, то количество детей уменьшилось на 17%, в то же время, общее количество жителей Эстонии уменьшилось на 2%.[1]  К сожалению, остается фактом, что каждый четвертый ребенок, проживающий в Эстонии, живет в бедности или на грани бедности; 1520 детей младше 15 лет без определенного гражданства; примерно 40 000 молодежи не работает и не учится; количество детей без сопровождения (права которых не обеспечены из-за недостатков системы попечительства) находится в повышающейся тенденции и жертвы насилии над детьми обращались за помощью 243 раза. О необходимости превентивной работы говориться годами. По подсчетам лауреата Нобелевской премии Д. Хекмана (J. Heckman), производительность сумм, затраченных в раннем детстве на укрепление человеческого капитала, в два раза эффективней инвестиций, сделанных позже.[2] При рассмотрении детей, как «инвестиции в будущее», следует учитывать вопрос о счастливом детстве, поскольку для ребенка, как и для общества, настоящее остается таким же насущным, как и будущее, особенно с учетом прав ребенка.

Политическое и институциональное развитие.

Нужды и права ребенка нельзя отделять друг от друга. Следует учитывать методы, направленные на удовлетворение основных нужд ребенка, чтобы придерживаться прав ребенка и содействовать их развитию. В ходе аудита государственного контроля в 2012 году были выявлены существующие узкие места: недостаточное количество специалистов по охране детства, необходимость в организации превентивной деятельности и повышение качества социальных услуг, которые необходимо решить с участием государства.[3] С позиции защиты прав ребенка, вызывает беспокойство обстоятельство, что приблизительно 60% эстонских детей живет на территории местных самоуправлений, при которых нет специалистов по охране детства или их недостаточно. Конвенция ООН по защите прав ребенка подчеркивает наряду с родителями роль государства по защите прав ребенка и создании условий, необходимых для нормального развития.[4] Кроме сотрудничества в сферах деятельности, необходима совместная работа государства и органов местного самоуправления, с учетом обстоятельств, что на настоящий момент содержание и качество услуги, а также доступность услуги нуждающимся в помощи, зависит кроме прочего, от экономических возможностей местного самоуправления.

Деятельность, направленная на детей и семьи, включена в «План развития детей и семьи на 2012-2020», утвержденного правительством.[5] Одной из стратегических целей программы – это обеспечение гарантированных прав ребенка и развитие эффективной системы по охране детства. В 2012 году начали разработку целостной концепции по пособиям и услугам для семей или иными словами разработку «зеленой книги». В разработке находится закон об охране детства, который вероятней всего будет представлен на рассмотрение в правительство в конце 2013 года. Закон трактует права ребенка и систему охраны детства. Необходима систематичность в применении плана развития и организация деятельности на государственном и местном уровне для обеспечения стабильности системы, а также активная поддержка гражданских объединений.

Положительным можно назвать активность институции детского омбудсмена,  начавшего свою деятельность в 2011 году, проявленную при анализе и соблюдении прав, установленных концепцией прав ребенка. На независимость институции детского омбудсмена указывает обстоятельство, что канцлер юстиции в роли детского омбудсмена, был принят 14 сентября 2012 года полноправным членом в европейскую сеть детских омбудсменов  (European Network of Ombudspersons for Children, ENOC).  Следует обращать больше внимания на презентацию детского омбудсмена, как институции осуществляющей надзор за правами ребенка в обществе, особенно с учетом обстоятельства, что дети, по-прежнему, крайне редко реализовывают свои права на подачу жалобы.

Законодательное развитие

Суть прав ребенка в современном правовом пространстве имеет другое значение, чем лет двадцать назад. Хотя в повседневной жизни дети социально зависимы, следует признать право ребенка на самоопределение.[6] Закон об охране детства, принятый в 1992 году, устарел, в нем содержаться лишние директивы, он слишком абстрактный.[7] О новом законе, который соответствовал бы современным требованиям, говорится уже много лет. Регуляция прав детей не может быть второстепенной в законодательной области, о ней нельзя просто забыть.[8]

Во время составления плана развития семьи и детей пришли к выводу, что не только закон об охране детства нуждается в изменении, но и вся система детского попечения нуждается в изменении с учетом требований современного общества. В 2012 году было продолжено дополнение и систематизация собранного материала, упор делался на мотивации, основанной на доказательствах. Целью нового закона является обеспечение прав ребенка и корректировка надзора, направленных на результативность разных административных уровней (государственного и местного самоуправления). Необходимо способствовать развитию сотрудничества между разными сферами, занимающимися детьми (сфера попечительства, образования, здравоохранения, правозащиты).

Эстонская Республика, как государство-участник конвенции о правах ребенка, признает, что ребенок с психическим или физическим отклонением должен жить в полноценных и удовлетворительных условиях жизни, которые обеспечивают чувство собственного достоинства, содействуют формированию самоуверенности и дают ребенку возможность для активного участия в общественной жизни. Успех ребенка-инвалида зависит от наших ценностей.[9] 21 марта 2012 Рийгикогу ратифицировала Конвенцию ООН о правах инвалидов,[10] которую президент Эстонской Республики подписал уже в 2007 году. Количество детей-инвалидов в школах и детских садах возрастает, чтобы приобщить их к образованию, необходимо незамедлительно решить многие проблемы. Надо замечать потребность в особенном образовательном подходе на ранней стадии, необходимо своевременное вмешательство педагога-специалиста, повышение квалификации педагогов, опорные услуги в образовании для детей-инвалидов, а также обеспечение физического доступа в учреждения образования. Эстония получила похвальные отзывы благодаря эффективности затрат в системе образования, но настало время, чтобы дети и их нужды стали центром внимания.

Проблема с недостойным сексуальным обращением, а точнее борьба с преступлениями против несовершеннолетних детей, прежде всего с насилием над детьми и сексуальным использованием детей, является общим приоритетом, что подтвердили министр юстиции и министр социальных дел, подписав Лауласмааскую декларацию в 2005 году.[11] Это поддерживается также «Программой развития по снижению насилия 2010 – 2014».[12] Количество преступлений в Эстонии, при которых жертвами насилия и сексуального домогательства становятся дети, по-прежнему велико (по статье 145 пенитенциарного кодекса – половое сношение с малолетними: в 2010 г. – 11 случаев, в 2012 – 20 случаев; по статье 146 пенитенциарного кодекса – удовлетворение половой страсти с малолетними: в 2010 г. – 28 случаев, в 2012 – 38 случаев). Стоит призадуматься над фактом, что в последнее время очень распространена практика осуждения лица, совершившего сексуальное преступление в отношении ребенка, через судопроизводство по соглашению сторон.

В данной области значительным прогрессом можно считать вступившие в силу в апреле 2012 года положения пенитенциарного кодекса по борьбе с торговлей людьми (статья 175 – торговля людьми с целью использования несовершеннолетних; статья 178 – изготовление и предоставление возможности изготовления порнографических произведений с изображением детей; статья 1781соглашение о встрече с несовершеннолетними в сексуальных целях),[13] что является огромным шагом в борьбе с организованной преступностью, а также обеспечением правомерной защиты пострадавшим.

Эстония является единственным государством-членом Европейского Союза, которое не ратифицировало факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, в котором рассматривается  вопрос о привлечении детей к вооруженным конфликтам. С учетом обещания Эстонии, данного на основании резолюции Генеральной Ассамблее ООН 60/251,[14] ратифицирование упомянутого документа более чем необходимо. Если Эстония ратифицирует факультативный протокол, она тем самым выразит добрую волю по содействию развития защиты прав ребенка, международного гуманитарного права и солидарности с усилиями других стран ограничить вербовку детей в армию и их использование в военных действиях.

Судебная практика

В настоящее время все больше говориться о концепции правосудия, дружелюбного по отношению к детям (child-friendly justice), гарантирующую защиту прав ребенка, соприкоснувшегося с правовым пространством.[15] Обеспечение правового пространства, дружелюбного по отношению к детям, предполагает модернизацию правовой системы с учетом интересов детей, выяснение их мнения, прежде всего, при соприкосновении с судебной системой. Статья 24 пункт 2 Хартии об основных правах Европейского Союза также подчеркивает вышеупомянутое, что во всех действиях, связанных с детьми, которые проводят публично-правовые службы или частноправовые учреждения, следует на первое место ставить интересы детей.[16] Европейский Суд также указывает на необходимость учитывать лучшие интересы детей в своих решениях: решение суда от 26 апреля 2012 года C-92/12 PPU-C,[17] решение суда от 22 мая 2012 C-348/09 I[18] и решение суда от 6 декабря 2012 C-356/11 O ja S.[19]

Положение международных норм права в эстонской правовой системе определяет Конституция Эстонской Республики,[20] согласно которой (статья 3 и 123), Конвенция о правах ребенка является неотъемлемой частью правовой системы Эстонии и напрямую применяется в суде. Несмотря на то, что участились случаи, при которых ссылаются на Конвенцию о правах ребенка, следует признать, что в основном принципы и статьи Конвенции о правах ребенка применяют только определенные судьи. Это указывает на необходимость обучить судей придерживаться международных принципов по защите прав ребенка и принципов Конвенции о правах ребенка. На необходимость  разработки методики по обучению судей и выяснению наилучших интересов детей ссылаются  Кати Валма, защитившая свою диссертацию на соискание учёной степени магистра на социальном факультете Таллиннского университета, «Выяснение наилучших интересов детей в производстве гражданских дел в спорах между родителями о правах попечительства»[21] и Кийра Наутси, защитившая свою диссертацию на соискание учёной степени бакалавра на юридическом факультете Тартуского университета, «Учёт мнения ребенка в производстве гражданских дел в спорах между родителями о правах попечительства»[22]. Вышеупомянутые диссертации были отмечены на конкурсе научно-исследовательских работ 2011/2012 гг. министерства юстиции в области частного, административного, государственного и законодательного права.

Государственный суд все чаще признает ребенка, как правовой объект, как было указанно в отчете о правах человека в Эстонии за 2011 год. Государственный суд, к примеру, подчеркнул вытекающее из статьи 19 Конституции Эстонской Республики и статьи 29 Закона Эстонской Республики об охране детства, право ребенка знать о своем происхождении. Суд делает примечание, что для обеспечения благополучия ребенка, родитель может препятствовать общению ребенка с не проживающим с ним родителем только в том случае, если общение будет не в интересах ребенка (оказывало бы плохое влияние на ребенка).[23] Государственный суд подчеркнул справедливость права ребенка на содержание, который не останется без защиты даже в случае банкротства лица, обязанного обеспечить содержание.[24] Родитель обязан содержать ребенка, ограничив свои нужды, даже в случае, если доход родителя и имущественное состояние не позволяет содержать ребенка без ущемления удовлетворения обычных нужд родителя.[25]  Ребенок имеет право подать иск на родителя, с кем он проживает, с требованием о содержании, если родитель не выполняет обязанность по содержанию.[26]

Статистика и исследования

Согласно плану деятельности Европейского Союза, трактующего права ребенка, государства-члены имеют недостаток в достоверных, сопоставимых и официальных данных, что является препятствием в разработке и применении политики, основанной на доказательствах. В 1991 году вместе с ратифицированием конвенции о правах ребенка у государства возникло обязательство каждые пять лет представлять в Комитет по правам ребенка  (Committee on the rights of the Child) доклады о мерах, примененных государством для реализации прав, содержащих в конвенции, а также об успехах по использованию прав. Несмотря на рекомендации[27] комитета и утверждения министерства иностранных дел, что Эстония регулярно представляет отчеты[28] о применении ратифицированной конвенции, Эстония представила отчет о применении конвенции о правах ребенка только однажды.[29]  Составления отчета о конвенции было начато, но его, к сожалению, не представили даже в 2012 году, из-за чего официального обзора о выполнение обязательств со стороны государства, на данный момент нет.

По данным института по правам человека «Исследования публичного мнения о правах человека в Эстонии», проведенного в 2012 году, дети помещены в самую уязвимую группу. В исследовании приведены ряд проблем, связанных с правами ребенка (физическое наказание детей; продолжительные сроки в судебных делах, касающихся детей; недостаточная осведомленность о правах ребенка; недостаточное количество специалистов по охране детства или их перегруженность).[30]

Необходимость в содействии развитию демократических ценностей (особенно прав ребенка) в Эстонии подтверждает «Мониторинг прав ребенка и родителя (2012)[31], опубликованный 1 июня 2012 года Praxis и детским омбудсменом, согласно которому, 23% взрослых и 16% детей не слышали о правах ребенка. В мониторинге снова проявляются тенденции, выявленные в «Отчете о человеческих ресурсах в Эстонии 2010» и «Отчете о развитии человеческого потенциала в Эстонии 2010», такие как, рост провинциальности и недоступность системной информации. Отличились северо-восток Эстонии, где 67% детей не согласились с утверждением, что у всех детей одинаковые права и западная Эстония, где дети меньше слышали о правах ребенка, по сравнению с детьми других регионов.

Детская бедность, дискриминация и отверженность являются самыми серьезными препятствиями в санкционировании прав ребенка.[32] На основании статистики и подробных интервью с работниками по охране детства[33], канцлер юстиции в роли детского омбудсмена, составил обзор о детской бедности в Эстонии, по данным которого в абсолютной бедности проживает 18,6 % детей младше 18 лет, т.е. более 45 000 детей. Если к детям, проживающим в абсолютной бедности, добавить детей, проживающих в риске бедности (7,4 %), можно сказать, что каждый четвертый ребенок в Эстонии живет в бедности или риске бедности. Обзор подчеркивает, что до детей напрямую следует доводить больше помощи и услуг. Вопрос о снижении детской бедности входит в обязанность Эстонии, это обязательство государства по реализации прав, вытекающих из конвенции о правах ребенка.

В апреле был завершен заказ министерства социальных дел «Анализ международной регуляции в сфере прав ребенка и международный судебных решений по правам ребенка»[34], который подчеркивает необходимость в присоединении Эстонии к конвенции совета Европы по праву на общение (2003), которая рассматривает право ребенка и родителей на общение.

Защищаемые в университетах, научно-исследовательские работы, больше, чем раньше концентрируют внимание на наилучших интересах ребенка и его благополучии и подчеркивают необходимость в дополнительных курсах по повышению квалификации для всехспециалистов, которые соприкасаются с этой сферой. Кроме вышеупомянутых работ К. Науитси и К. Валма, необходимость дополнительных курсов по повышению квалификации для специалистов упоминается и в диссертации на соискание докторской учёной степени Кармен Тоос, которая защитила диссертацию в Таллиннском университете на тему «Оценка благополучия детей в практике по охране детства». В диссертации сделан вывод, что поддержка нуждающемуся в помощи ребенка, оценка его ситуации и решения о вмешательстве зависят от благополучия специалиста.[35]

Надлежащая практика

В рамках надлежащей практики следует отметить справочник «Извещение о нуждающемся в помощи ребенке и защита данных», который был составлен при сотрудничестве детского омбудсмена, инспекции по защите данных и специалистами в данной области.[36]  Стоит отметить специальную программу по правам ребенка, которая прошла в Таллинне в рамках фестиваля фильмов «Темные ночи» – это XII фестиваль детских и молодежных фильмов Just Film (с 15 по 25 ноября 2012). В организации фестиваля принимала участие некоммерческая организация Союз защиты детей и детский омбудсмен в сотрудничестве с министерством юстиции.

В области сотрудничества стоит отметить общую программу для детей и молодежи группы риска, созданную совместно с министерством науки и образования, министерством социальных дел и министерством юстиции. В последующие годы эта программа будет финансироваться из Норвежского и Европейского фонда поддержки экономических регионов. В рамках программы министерства планируют несколько проектов и целевую деятельность для снижения рисков среди детей и подростков путем образования, работы с молодежью, детского опекунства и правовую систему.

Существенные публичные дискуссии

В марте было проведено заседание круглого стола[37], за которым детский омбудсмен ознакомил с обозрением ситуации детской бедности в Эстонии, обратил внимание принимающих решения и общественности на проблемы, сопровождающие детскую бедность, и предложил возможность для совместного поиска решений этих проблем.

Вторая публичная дискуссия затронула запрет телесного наказания детей.[38] Вопреки обстоятельствам, что телесные наказания детей нарушают основной принцип человеческого права – право на физическую неприкосновенность и человеческое достоинство, по данным мониторинга о правах ребенка и родителей, треть родителей посчитало телесное наказание в некоторых ситуациях разумным.[39] Следовательно, надо больше обращать внимания на повышение сознательности в области прав человека и поддержку родительских навыков, поскольку общество свободное от насилия возможно только в том случае, если сегодняшние дети и завтрашние родители будут подрастать без насилия.

Тенденции

По интенсивности использования интернета Эстония является прогрессивным э-государством, но стоит больше обращать внимания на то, чтобы интернет использовался разумно и безопасно. Дети все больше двигаются в дигитальной среде, которая постоянно развивается, что ставит под угрозу защищенность личных данных и неприкосновенность частной жизни (в т.ч. неправильное использование личных данных, нежелательное распространение информации, содержащейся в личном профиле, кибернетическое издевательство). Все чаще дети становятся мишенями рекламных компаний и жертвами тяжких преступлений.

Ключевые слова для детей и родителей в снижении недостойного обращения с детьми в интернете – это повышение сознательности и международное сотрудничество ведомств. Положительным проявлением в 2012 году можно считать активную деятельность в рамках проекта «Разумно в Интернете»[40] – 150 лекций, 10 новых учебных и научных материалов для детей, молодежи, учителей и родителей  (план уроков, образовательные игры, информационные буклеты, веб-игра), мероприятия, связанные с празднованием дня Безопасного Интернета и пр. Примечательно, что увеличилось количество веб-полицейских, работающих с популярными среди несовершеннолетних веб-порталами. Заслуживает внимания присоединение Эстонии к международному альянсу «Global Alliance against Child Abuse Online»[41], созданной по инициативе Европейской комиссии, а эстонская горячая линия[42] стала полноправным членом международной сети INHOPE.

В релизе «Европейская стратегия по созданию лучшего для детей Интернета»[43], опубликованном Европейской комиссией в 2012 году, подчеркивается необходимость развития компетентности у детей в области СМИ, прежде всего дигитальной компетентности, создание соответствующей возрасту и качественной по содержанию информации. Радует, что упомянутую потребность восполняет проект „Targalt internetis“, деятельность которого до 2014 года направлена на создание соответствующей возрасту и качественной по содержанию информации, передача целесообразных для детей знаний, навыков и опыта.

Рекомендации

  • Обеспечить более эффективное применение Конвенции ООН о правах ребенка, чем это было до сих пор (в том числе и регулярность подачи рапортов). Сбор статистической информации, на основании анализа которой формировать политику, гарантирующей права ребенка.
  •  Запретить на законодательном уровне физическое наказание детей
  • Организовать более эффективное сотрудничество между ведомствами разных отраслей (учреждения по образованию, здравоохранению, охране детства), чтобы улучшить защиту интересов детей.
  • Пересмотреть программы по обучению в университетах и учреждения прикладного высшего образования по специальности охраны детства и социальных работников, чтобы в программах было уделено больше внимания на развитие ребенка и изучение законодательства. Необходимо внести в программу по обучению педагогов (включая обучение воспитателей детских дошкольных учреждений) тематику по защите прав ребенка и поддерживать участие в подобных программах.
  • Вовлечь детей в процесс по принятию решений, тем самым увеличив возможность для детей высказываться публично по вопросам, касающихся общества, сообщества и школьной жизни.
  • Все больше заниматься вопросом о правах ребенка и информированием соответствующих институций по этому вопросу (включая информирование русскоязычных жителей).


[1] Результаты перечня населения. Департамент статистики 2012. Доступно в Интернете по адресу: http://www.stat.ee/63779.

[2] Д. Хекман (Heckman, J. (2004). The Productivity Argument for Investing in Young Children [Аргументы продуктивности в пользу инвестиций для детей]. Доступно в Интернете по адресу: http://jenni.uchicago.edu/Invest/FILES/dugger_2004-12-02_dvm.pdf.

[3] Аудит государственного контроля «Организация детского попечительства в городах и селах».  Доступно в Интернете по адресу: http://www.riigikontroll.ee/tabid/168/amid/557/ItemId/664/language/et-EE/Default.aspx и Аудит государственного контроля «Преимущество предложения публичных услуг в небольших органах местного самоуправлениях и самоуправлениях, находящихся в удаленности от центров».  Доступно в Интернете по адресу: http://www.riigikontroll.ee/tabid/206/Audit/2210/OtherArea/1/language/etEE/Default.aspx.

[4] Конвенция ООН о правах ребенка. Доступно в Интернете по адресу: https://www.riigiteataja.ee/akt/24016.

[5] План развития детей и семьи на 2012-2020. Министерство социальных дел 2011. Доступно в Интернете по адресу: https://valitsus.ee/UserFiles/valitsus/et/valitsus/arengukavad/sotsiaalministeerium/Laste%20ja%20perede%20arengukava%202012-2020.pdf.

[6] Верхеллен, E. (2000). Конвенция прав ребенка. Таллинн: 2000. Стр. 26-29.

[7] Закон о защите детства Эстонской Республики. RT 1992, 28, 370. Доступно в Интернете по адресу: https://www.riigiteataja.ee/akt/741888?leiaKehtiv.

[8] Доклад канцлера юстиции Индрека Тедера на повестке дня полного собрания Рийгикогу «Вопрос государственной важности: обеспечение прав ребенка» 3.06.2010. доступно в Интернете по адресу: http://oiguskantsler.ee/et/oiguskantsler/suhted-avalikkusega/koned/olulise-tahtsusega-riiklik-kusimus-laste-oiguste-tagamine.

[9] Справочное пособие в помощь семье с ребенком-инвалидом 2012. Таллиннская Палата людей-инвалидов. Доступно в Интернете по адресу:

http://www.tallinnakoda.ee/site/data/tpik_infoteatmik_abiks_puudega_lapse_perele_2012.pdf.

[10] Конвенция о правах инвалидов и факультативный протокол. RT II, 2012, 6. Доступно в Интернете по адресу: https://www.riigiteataja.ee/akt/204042012006.

[11] Лауласмааская декларация о приоритетах по борьбе с преступностью. Доступно в Интернете по адресу: http://www.just.ee/15087.

[12] Программа по развитию на 2010-2014 год по снижению насилия. Министерство юстиции. Доступно в Интернете по адресу: http://www.just.ee/orb.aw/class=file/action=preview/id=49975/V%E4givalla+v%E4hendamise+arengukava+aastateks+2010-2014.pdf.

[13] Пенитенциарный кодекс. RT I, 04.04.2012, 1. Доступно в Интернете по адресу: https://www.riigiteataja.ee/akt/73045.

[14] Добровольные обещания и обязательства на основании резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 60/251 alusel. Домашняя страничка министерства иностранных дел. Доступно в Интернете по адресу: http://www.vm.ee/?q=node/13056.

[15] Euroopa Komisjoni teatis Euroopa Parlamendile, Nõukogule, Euroopa  Majandus- ja Sotsiaalkomiteele ning Regioonide komiteele. Lapse õigusi käsitlev Eli tegevuskava. 2011. Доступно в Интернете по адресу: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2011:0060:FIN:ET:PDF.

[16] Euroopa Liidu põhiõiguste harta. Доступно в Интернете по адресу: http://eurlex.europa.eu/et/treaties/dat/32007X1214/htm/C2007303ET.01000101.htm.

[20] Конституция Эстонской Республики. RT 1992, 26, 349. Доступно в Интернете по адресу: https://www.riigiteataja.ee/akt/633949?leiaKehtiv.

[21] Валма K. (2012).  Выяснение лучших интересов детей в производстве гражданских дел в спорах между родителями о правах попечительства. Социальная работа № 3.

[22] Нутса, K. (2012). Учёт мнения ребенка в производстве гражданских дел в спорах между родителями о правах попечительства. Доступно в Интернете по адресу: http://www.just.ee/orb.aw/class=file/action=preview/id=57586/Lapse+%E4rakuulamine+tsiviilkohtumenetluses+vanematevahelistes+hooldus%F5iguse+vaidlustes.pdf.

[23] Судебное решение по гражданскому делу № 3-2-1-6-12 от 14.03.2012 коллегии по гражданским делам государственного суда. Доступно в Интернете по адресу: http://www.riigikohus.ee/?id=11&tekst=RK/3-2-1-6-12.

[24] Судебное решение по гражданскому делу № 3-2-1-26-12 от 23.04.2012 коллегии по гражданским делам государственного суда. Доступно в Интернете по адресу: http://www.riigikohus.ee/?id=11&tekst=RK/3-2-1-26-12.

[25] Судебное решение по гражданскому делу № 3-2-1-118-12 от 24.10.2012 коллегии по гражданским делам государственного суда. Доступно в Интернете по адресу: http://www.riigikohus.ee/?id=11&tekst=RK/3-2-1-118-12.

[26] Судебное решение по гражданскому делу № 3-2-1-160-12 от 16.01.2013 коллегии по гражданским делам  государственного суда. Доступно в Интернете по адресу: http://www.riigikohus.ee/?id=11&tekst=RK/3-2-1-160-12.

[27] Заключительные выводы комитета по правам ребенка: Эстония. CRC/C/15/Add.196, 31 января 2003. Доступно в Интернете по адресу:

http://www.sm.ee/fileadmin/meedia/Dokumendid/Sotsiaalvaldkond/lapsed/lastekaitse/Lapse_Oiguste_Komitee_soovitused_Eestile.pdf.

[28] См ссылку 14

[29] Отчет по конвенции о правах ребенка ООН. Министерство социальных дел, 2001. Доступно в Интернете по адресу: http://www.sm.ee/fileadmin/meedia/Dokumendid/Sotsiaalvaldkond/sotsiaalharta/LOK_1__56.pdf.

[30] Отчет о правах человека в Эстонии 2012. Институт прав человека. Доступно в Интернете по адресу: http://www.eihr.ee/wp/wp-content/uploads/2012/12/I_II_OSA2_V.pdf.

[31] Кару, Марре; Турк, Пирьо; Бийн, Хелен; Суви, Хелла (2012) Мониторинг прав ребенка и родительства. Резюме опроса детей и родителей. Центр политических исследований Praxis. Доступно в Интернете по адресу: http://lasteombudsman.ee/sites/default/files/lapse_oiguste_ja_vanemluse_monitooringu_kokkuvote.pdf.

[32] Мнение Европейского социально-экономического комитета на тему «Уведомление комиссии Европейскому парламенту, совету, Европейскому социально-экономическому комитету и региональному комитету «План действий ЕС в сфере прав ребенка» 2012/C 43/08. Доступно в Интернете по адресу:

http://eurlex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:C:2012:043:0034:01:ET:HTML.

[33] Обзор «Бедность и проблемы, связанные с ней в семьях с детьми». Детский омбудсмен 2011.  Доступно в Интернете по адресу:

http://oiguskantsler.ee/sites/default/files/ylevaade_vaesus_ja_sellega_seotud_probleemid_lastega_peredes.pdf.

[34] Оякаллас, T. (2012). Анализ международной регуляции в сфере прав ребенка и международный судебных решений по правам ребенка. Министерство социальных дел. Доступно в Интернете по адресу: http://www.sm.ee/tegevus/lapsed-ja-pere/lastekaitse-korraldus.html.

[35]  Торос, K. (2012). Оценка благосостояния детей в практике по охране детства. Социальная работа № 3.

[36] Справочник «Извещение о нуждающемся в помощи ребенке и защита данных». Детский омбудсмен. Доступно в Интернете по адресу:

http://oiguskantsler.ee/sites/default/files/IMCE/abivajavast_lapsest_teatamine_ja_andmekaitse_-_juhend.pdf.

[37] Резюме круглого стола «Детская бедность – ищем решения!» доступно в Интернете по адресу»: http://oiguskantsler.ee/sites/default/files/lasteombudsmani_umarlaua_kokkuvote.pdf.

[38] В ноябре детский омбудсмен совместно с 30 некоммерческими организациями представил публичное обращение министерству социальных дел о запрете телесного наказания детей. Доступно в Интернете по адресу: http://lasteombudsman.ee/et/oiguskantsleri-avalik-poordumine-sotsiaalministri-poole-laste-kehalise-karistamise-keelustamiseks.

[39] См. 31ссылку.

[40] Проект „Targalt internetis“ (www.targaltinternetis.ee), который координирует Некоммерческая организация Союз защиты детей, целевое общество Tiigrihüppe, телефон помощи детям 116 111 и департамент полиции и пограничной охраны. Проект финансируется в размере 75% в рамках программы Европейской комиссии Safer Internet.

[41] Побудительной причиной создания альянса Global Alliance against Child Abuse Online стало возрастающее количество сексуального использования детей в интернете, а также необходимость обращать больше внимания на защиту детей. Кроме стран Европейского Союза к Альянсу присоединилось ещё 16 стран, в том числе США, Австралия, Турция и Украина.

[42] Эстонская горячая линия www.vihjeliin.ee (горячая линия – это бесплатная услуга в интернете, которую предлагает союз защиты детей., позволяющая пользователю сообщать о распространении в интернет-среде материалов с нелегальным содержанием – сексуальное злоупотребление детей, торговля детьми (торговля людьми). За 2012 год по горячей линии поступило 978 сообщений.

[43] Извещение Европейской комиссии «Стратегия по созданию интернете лучшего для детей» COM(2012) 196 final – 9486/12. Доступно в интернете по адресу:

http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=OJ:C:2012:393:0011:0014:ET:PDF.