Кристьян Калдур

Политическое и институциональноеразвитие

В 2012 году в отношении национальных меньшинств самым важным аспектом деятельности в области политики интеграции стал процесс составления программы развития министерства культуры «Интегрирующая Эстония 2020».[1] Программа установит план развития по областям на 2014-2020 гг. В рамках новой программы политики интеграции началось сотрудничество с разными целевыми группами и в процессе составления плана пройдут консультации с экспертами и общественностью.[2]  Подготовительная работа началась уже в прошлом году, но основная часть деятельности пройдет в 2013 году. Программа интеграции должна быть передана на рассмотрение в правительство в декабре 2013 года. Кардинальных изменений или новых действий в политике интеграции в 2012 не предпринято, но стабильно держится прежний курс.

Кроме подготовки новой программы интеграции в Эстонии продолжили с проведением программ и мероприятий, начатых в прошлых годах. Например, поддерживалось проведение курсов по изучению эстонского языка и профессионального обучения разных целевых групп, а также проекты по сотрудничеству разных народов, проживающих на территории Эстонии. В сравнении с прошлыми годами, в 2012 году в Эстонии фокус был больше направлен на снижение нетерпимости и поддержку равного отношения на предприятиях.[3] Следует отметить бесплатные курсы по адаптации, как совершенно новую сферу деятельности, а также предложение опорной услуги гражданам третьих стран, которые переехали в Эстонию за последние три года, это целевая группа, которую не поддерживали в прошлых годах.[4]

Тему национальных меньшинств, особенно жителей Эстонии, родным языком которых является русский, затронуло мнение министерства юстиции о том, что в будущем отпадет практическая необходимость в переводе правовых актов на русский язык.[5] С 2006 года заметно уменьшилось количество правовых актов, переведенных на русский язык, а самый большой перевод законов выполнило бюро министра по делам народонаселения в 2009 году. До сих пор большую часть законов, переведенных на русский язык, можно прочитать только за плату. Со слов министра юстиции государство не намерено переводить эстонские правовые акты на русский язык, поскольку рабочим языком государства является эстонский язык.[6] Больших общественных дискуссий это мнение не вызвало, но некоторые участники сторон считают важным перевод правовых актов на русский язык. По оценке ESTLEXа – базы правовых актов в Эстонии – именно законы, затрагивающие язык и гражданство, должны быть доступными на русском языке, по той причине, что для основной массы ходатайствующих о получении эстонского гражданства и лиц без гражданства, русский язык является родным. Тем более, благодаря этому, пресечется распространение неверной информации среди упомянутой категории населения.[7]Такую же позицию занял Союз адвокатов Эстонии, по мнению которого, тексты законов на русском языке следует сделать доступными именно по практической причине, а не политической.[8] По оценке Союза адвокатов, публикация правовых актов на русском языке обеспечит защиту прав и свобод жителей, родным языком которых является русский язык, поскольку только чтение законов на родном языке дает возможность ориентироваться в правовой ситуации и обеспечивает однозначное понимание законов для всех участников.

Законодательное развитие

Позиция политических партии, создавших правящую коалицию – партии реформаторов и IRL – и в 2012 году не изменилась в отношении политики гражданства, поскольку ранее было соглашение, что основы политики гражданства не будут изменяться. В 2012 году была затронута одна важная тема, которая вызвала общественную дискуссию – это тема двойного или множественного гражданства.[9] Осенью министерство иностранных дел подало инициативу, согласно которой, лица с гражданством по рождению имели бы возможность на двойное гражданство, к примеру, лицо имеет гражданство по рождению в Эстонии и другом государстве.[10] Основная проблема и срочность по данному вопросу вызвана тем, что первое поколение, которое затронет данная тема, достигнет совершеннолетия уже в 2013 году. Тем самым, на принятие решения по данному вопрос, осталось не так уж много времени. По оценке министерства внутренних дел, это настолько важная тема, что поспешные решения по данному вопросу не приемлемы, сначала должен быть проведен основательные анализ и дискуссии.[11] В 2012 году не было принято однозначной позиции по вопросу двойного гражданства.

На Эстонии, как государстве-члене Европейского Союза, лежит обязательство сделать наказуемым разжигание вражды, согласно рамочному решению 2008 года. Для выполнения данного обязательства в министерстве юстиции идет подготовка законопроекта, по уточнению формулировки которого, прошло два обсуждения в 2012 году и одно в начале 2013.[12] Цель законопроекта заключается в согласовании эстонского пенитенциарного права с требованиями рамочного решения Евросоюза по вопросам расизма и ксенофобии, на тему о разжигании вражды, учета мотива ненависти, как отягчающего обстоятельства при каждом правонарушении, и запрета организаций, основанных на мотивации ненависти. Права национальных меньшинств в законопроекте затрагивает положение, дополняющее статью 58 пенитенциарного кодекса, согласно которой, преступление из-за враждебности, к примеру, по гражданскому или национальному признаку или расизма в отношении пострадавшего, считается отягчающим обстоятельством (см. подробнее об этом в главе, которая рассматривает запрет дискриминации).

Статистика и исследования

В марте 2012 года был опубликован «Мониторинг интеграции 2011». (Ранее опубликованные мониторинги были за 2000, 2002, 2005 и 2008 год). Мониторинг сосредоточен на анализе целевых групп (национальных меньшинствах), существенных для сферы интеграции, в таких областях как изучение языка, рынок рабочей силы, политическое участие, гражданство, международные отношения и потребление услуг медиа.[13] Важным результатом исследования стал вывод, что мигрантов и их потомков нельзя рассматривать, как гомогенный субъект интеграции, но следует различать шесть основных целевых и связывающих групп в политике интеграции, исходя из их нынешнего состояния.[14] Исследование также подчеркивает, что если 61% неэстонцев по их мнению умеренно, сильно или полностью интегрировалось, то часть, которая полностью интегрировалась, по сравнению с результатами мониторинга интеграции 2008 года, увеличилась на два раза. Кроме того, был сделан вывод, что отношение эстонцев к вовлеченности русскоязычного населения стал более положительным.

Осенью 2012 г. Таллиннская контора международной организации по миграции (МОМ) составила обзор первичной системы интеграции в Эстонии, направленной на получателей международной защиты.[15] В результате анализа ситуации был составлен систематический пакет рекомендаций в отношении интеграции лиц, получивших международную защиту в Эстонии. Основное беспокойство вызывает обстоятельство, что, хотя в настоящее время законодательная база достаточна для обеспечения мер содействующих интеграции лиц, получивших международную защиту, на практике их применение недостаточно. Основные проблемы вызваны недостаточной поддержкой в отношении получения жилья и трудоустройства, а также недостаточны возможности по изучению языка. Эта тема важна, поскольку за последние годы заметно возросло количество лиц, ходатайствующих о получении убежища и лиц, получивших международную защиту, но систематические действия по интеграции в отношении этой целевой группы до сих пор отсутствуют или крайне скромны.

Генеральная ассамблея Европейской сети против расизма (The European Network against Racism, ENAR) опубликовала в марте 2012 свой ежегодный отчет, в котором в отношении Эстонии отдельно выделена ситуация на рынке труда. В отчете приведены примеры, когда равный доступ национальных меньшинств на рынок труда ограничен из-за требований знания языка: например, ситуация, когда требование владения языком или непропорционально завышено, если учесть специфику предлагаемой работы, или же непропорционально завышены требования владения языком в Ида-Вирумаа, где основная часть жителей разговаривает на русском языке.[16]

Тематику владения языком затронул также уполномоченный по гендерному равноправию и равному отношению, опубликовавший в августе 2012 года суждение в связи с жалобой на министерство иностранных дел, которая касалась дискриминации по национальному признаку при трудоустройстве. Жалоба, представленная уполномоченному, состояла в том, что работник выдвинул свою кандидатуру на вакантную дипломатическую должность для участия в конкурсе министерства иностранных дел, но не прошел дальше этапа подачи ходатайства, якобы из-за недостаточного владения эстонским языком.[17] Второй случай дискриминации по национальному признаку касался жалобы работника на предприятие, на котором на новую производственную линию предпочитали нанимать исключительно эстонцев, а опытный работник русской национальности оставался в стороне. После подробного расследования, выслушав обе стороны, уполномоченный остался при мнении, что работника не перевели на специальную линию в 2010 и 2011 годах из-за его национальности.[18]

Существенные общественные дискуссии

Так же как и в 2011 г., в 2012, в основном при посредничестве прессы, продолжилось обсуждение миграционной политики. Несколько экспертов и ведущих специалистов подчеркнули повышенную потребность в рабочей силе, чтобы содействовать развитию и конкурентоспособности Эстонии.[19] При непродуманной миграционной политике может возникнуть опасность, что иммиграция принесет только кратковременную пользу, но при этом неизбежно столкновение культур. Упор только на иммиграцию часто бывает в меньшей или большей степени в отрыве от контекста, поэтому, решение проблем необходимо рассматривать комплексно и в целом.[20] В то же время, публичная дискуссия на тему миграционной политики в Эстонии протекает и в 2012 году очень скромно, из-за чего следует начать с обширной общественной дискуссии, с привлечением всех общественных групп для достижения, по возможности, самого обширного консенсуса и выяснения позиций различных участников.[21] Следует спросить мнение, как у политиков, предпринимателей, работодателей, профсоюзов, так и у простых граждан. В данном случае важно учесть, что управление иммиграцией намного проще в ситуации, при которой иммиграция в стране еще низкая, вместо того, чтобы заниматься данным вопросом тогда, когда иммиграция достигла уже обширного и неконтролируемого уровня.

Тенденции в подотчетный период

Мероприятия, связанные с национальными меньшинствами и интеграционной политикой, в основном являются долгосрочными и требуют постоянства. Одной из постоянных тенденций и в 2012 году – это переход школ с русским языком обучения на обучение на эстонском языке, который закончился в сентябре 2011 года. Хотя переход формально закончился, его эффективность и результативность можно будет оценить только через два года, когда первый выпуск, обучавшийся по новой системе, пройдет эту систему. Тем не менее, в 2012 году прошли протесты против школьной реформы. Некоммерческое объединение Русская школа в Эстонии (MTÜ Vene Kool Eestis) организовало в мае 2012 г. демонстрацию на Тоомпеа, тем самым продемонстрировав поддержку русскоязычных гимназий в защиту сохранения обучения на родном языке и русскоязычных гимназий, пожелавших самим выбирать язык обучения.[22]

Со школами с русскоязычным обучением ассоциируется проблема, выявленная исследованиями последнего года, что осведомленность русской молодежи о демократии, основных правах и участии в общественной и политической жизни часто является недостаточной,[23] из-за чего большее внимание в дополнение к изучению языка следует обращать и на общее обучение быть гражданином. Кроме того, Институт по правам человека обратил внимание в июне 2012 года, на возможное нарушение прав человека в эстонской политике интеграции, в результате чего, выпускники русскоязычных школ дискриминируемы в обществе, поскольку учебные программы русских школ не обеспечивают выпускникам равных с выпускниками эстонских школ возможностей. По оценке Института нарушение прав происходит, прежде всего, из-за того, что часто школьное образование не обеспечивает молодежи в достаточной мере необходимых навыков в эстонском языке.[24]

Министерство образования не согласилось с нарушением прав человека в школах с русским языком обучения и выразило мнение, что по их данным, исследований, которые подтверждали бы обратное, не проводилось и естественно, что обучение языку в разных школах отличается.[25]

Рекомендации

  • Кроме обучения языку следует обращать больше внимания на повышение осведомленности русской молодежи по вопросам демократии, основных правах и участии в общественной и политической жизни.
  • Правительство должно расследовать, по каким причинам преподавание эстонского языка в русских школах не дает всем выпускникам русских школ равные с выпускниками эстонских школ возможности для участия в общественной жизни, в т.ч. и на рынке труда.
  • Необходимо непосредственно заняться случаями дискриминации, влияющими на русскоязычное население и исключить эти причины из трудового сектора.
  • Министерство юстиции должно пересмотреть политику, согласно которой эстонские законодательные акты больше не переводятся на русский язык и сделать бесплатным доступ к уже переведенным актам.
  • Следует ускорить работу над законопроектом, позволяющим иметь двойное гражданство по рождению лицам, которые по рождению имеют эстонское гражданство и гражданство другого государства.
  • Следует пересмотреть меры благоприятствующие интеграции лиц, получивших международную защиту, в т.ч. меры, помогающие найти жилье и работу, а также проанализировать причины, из-за чего они не действуют на практике. Это безотлагательный вопрос, поскольку за последние годы возросло число лиц, получивших международную защиту и лиц, ходатайствующих о предоставлении убежища.


[1] См. также предложения, в результате публичной консультации при составлении программы, на портале «Интегрирующая Эстония 2020». Доступно в Интернете по адресу:

https://www.osale.ee/konsultatsioonid/index.php?page=consults&id=222.

[2] Для выражения мнения и обратной связи составлена отдельная страничка в Интернете по разным областям. Доступно в Интернете по адресу: www.integratsioon.ee.

[3] Одним из примеров по данной теме является проект «Различия обогащают», который в 2012 г. был направлен на развитие разнообразия на предприятиях. Доступно в Интернете по адресу: http://www.erinevusrikastab.ee/et/ettevotjale.

[4] МОМ (2012), «Иностранцам, недавно прибывшим в Эстонию, предлагается бесплатное участие в программе по адаптации», 18.10.2012.

[5] Пау, Айвар (2012), «Правительство обещает перевести все законы в Эстонии на английский язык» Новости телерадиовещания, 27.09.2012.

[6] Доклад министра юстиции о реализации в 2011 году (2012), «Направления развития правовой политики до 2018 года», стенограмма Рийгикогу, 27 сентября 2012.

[7] Пай, Айвар (2012), «Государство продолжает с заказом на перевод законов на русский язык», Новости телерадиовещания, 30.09.2012.

[8] Вахер, Томас (2012), «Томас Вахер: законы следует перевести на русский язык», Eesti Päevaleht, 11.04.2012.

[9] См. по этой теме: Райво Ветик в статье Коппель, Карин (2012), «Ветик: закон о гражданстве не идет в ногу с действительностью». Новости телерадиовещания 14.02.2012; Индрек Тедер в статье Ферман, Бетина (2012), «Индрек Тедер: эстонская политика гражданства слишком консервативна». Новости телерадиовещания, 13.02.2012; Игорь Грязин в статье Крюков, Александер (2012), «Грязин: закон о гражданстве не надо менять». Новости телерадиовещания, 14.02.2012; Юхан Кивиряхк (2012), «Кивиряхк: упростим получение гражданства», Деловые ведомости, 27.03.2012.

[10] Яаксон, Тийна (2012), «Министр внутренних дел получил задание поломать голову над двойным гражданством», Новости телерадиовещания, 27.06.2012. Согласно существующему законодательству лицо, которое вдобавок к эстонскому гражданству получает по рождению гражданство другого государства, по исполнению 18 лет должно выбрать гражданином какого государства оно останется.

[11] Идеон, Арго (2012), «Разрешение двойного гражданства плывет против течения», Postimees, 15.12.2012.

[12] См. подробнее на веб-страничке министерства юстиции «Законопроект против разжигания вражды». Доступно в Интернете по адресу: http://www.just.ee/57738.

[13] AS Emor, Центр политических исследований Praxis, Тартуский Университет (2012), «Мониторинг интеграции эстонского общества». Заказчик: Министерство культуры.

[14] Министерство культуры, Центр политических исследований Praxis (2012), Мониторинг интеграции эстонского общества 2011: заключение».

[15] МОМ Таллинн (2012), «Интеграция лиц, получивших международную защиту, в эстонское общество: анализ ситуации и рекомендации по дополнению мер, поддерживающих интеграцию».

[16] Коваленко, Юлия (2012), ENAR Shadow report: Estonia, European Network Against Racism (ENAR) (Теневой отчет об Эстонии Европейской Сети по борьбе с расизмом).

[17] См. подробно: Сеппер, Мари-Лийз (2012), «В связи с жалобой на министерство иностранных дел о дискриминации по национальному признаку при вербовке на работу», уполномоченный по гендерному равноправию и равному отношению, 16.08.2012.

[18] См. подробно: Нийтра, Сирье (2012), «Уполномоченный: Инструментариум предпочел при вербовке брать на работу эстонцев», Tarbija24, 30.08.2012.

[19] См. например мнение по этой теме: Руководитель Skype в Эстонии Паананен, Тийт (2012), «Паананен: иммиграция единственный шанс», Деловые ведомости, 24.05.2012; главный экономист Swedbank Grupp в статье Поом, Раймо (2012), Ведущий специалист Swedbank: Эстонии могла бы помочь иммиграция», Eesti Päevaleht, 11.06.2012;  Рейнаас, Марек (2012), «Мигрант станет Мессией», Деловые ведомости, 11.07.2012; Ханс Х. Луйк (2012), «Ясно, что кто-то переедет жить в Эстонию. Кто?», Eesti Ekspress, 27.09.2012.

[20] См. например мнение по этой теме: Андрус Саар в статье Крюков, Александер (2012), «Саар: иммиграция принесет больше проблем, чем облегчение», Новости телерадиовещания, 13.06.2012; Аллан Пуур в статье Масинг, Кадри (2012), «Пуур: экономический рост благоприятствует скорей внутренней иммиграции, чем напротив», Новости телерадиовещания, 13.06.2012.

[21] Необходимость в создании единой миграционной стратегии для министерств подчеркивал контактный пункт в Эстонии Европейской миграционной сети. См. Каска, Вероника и Валдару, Керт (2012), «Злоупотребление разрешениями на работу в трудовой миграции».

[22] Коппел, Карин (2012), «Русская школа в Эстонии организовала митинг на Тоомпеа», Новости телерадиовещания, 20.05.2012.

[23] Каллас, Кристина (2012), «Осведомленность Нарвских гимназий об основных правах и участие в общественной и политической жизни», Балтийский исследовательский институт.

[24] Институт по правам человека (2012), «Институт по правам человека привлекает внимание на существенные нарушения прав человека. Обращение в министерство культуры, образования и науки и Фонд интеграции и миграции», 09.07.2012.

[25] Кунд, Оливер (2012), «Министерство образования: с незнанием языка у русской молодежи нельзя согласиться». Postimees, 11.07.2012.