Татьяна Эвас

В 2010 году тема межнациональных отношений по-прежнему притягивала достаточно большое внимание как в Эстонии, так и на международном уровне. В значительной части Эстонии удалось избежать насильственных манифестаций на национальной почве. Исключением стали события бронзовой ночи в 2007 году. В то же время нельзя отрицать, что национальность играет свою роль при получении как социально-экономических, так и политических возможностей, причем принадлежность к национальному меньшинству редко становится преимуществом[1]. Эта глава главным образом знакомит с тенденциями и проблемами, обсуждавшимися в эстонском обществе в 2010 году[2].

ФАКТЫ:

Народонаселение Эстонии по национальной принадлежности распределяется следующим образом: 69% народонаселения составляют эстонцы, 26% – русские и 5% – представители иных национальностей.

Смотри: Ассамблея Сотрудничества Эстонии (2010) Газета фактов интеграции 2010. В компьютерной сети доступно: http://www.kogu.ee/public/Loimumise_faktileht_2010.pdf.

 

Рапорт мониторинга интеграции за 2010 год выявил несколько позитивных тенденций. За последние пять лет межнациональное общение стало интенсивнее и знание эстонского языка национальными меньшинствами улучшилось[3]. В национальных группах повысился уровень политической активности  и в политических ценностях различных национальные группы становится все больше общего[4]. Постепенно культурные проекты различных меньшинств становятся все более заметными для общественности, и увеличивается поддержка таких проектов[5]. Реже стали представляться общественности радикальные позиции национальных групп.  Тем не менее, статистика и исследования продолжают свидетельствовать о заметном социальном и экономическом разрыве между национальными группами, о крайне низкой степени доверия национальных меньшинств к политическим институциям.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ:

 

На политическом уровне основные мнения и течения эстонских СМИ по-прежнему опираются на национальные стереотипы и национальное многообразие скорее считают опасностью, а не возможностью. В соответствии с Рапортом мониторинга интеграции повысился процент этнических эстонцев (56,8%), считающих, что политика эстонского правительства мешает сотрудничеству между местными национальностями.

В прошлом году группа эстонских социологов и политологов, в которую входили Петтай, Халлик, Тоомла, Ветик и Хейдмется, публично рекомендовала государству переосмыслить политику национальной интеграции и незамедлительно предпринять шаги, которые усугубляют социально-экономический разрыв и отток мозгов[6].

 Изменения на законодательном и институциональном уровне Привлеченность и политическое участие граждан

В 2010 году Закон о гражданстве, процедуры натурализации и требования, установленные Законом о языке к знанию языка, а также полномочия Языковой инспекции не претерпели изменений. Уровень натурализации среди национальных меньшинств в 2010 году продолжил падение, как и доверие к политическим институциям и удовлетворение уровнем демократии в Эстонии.

Эстонская программа интеграции на 2008-2013 г.г. (ЭПИ) является центральным политическим документом, определяющим цели процесса интеграции[7]. В русскоязычных СМИ ЭПИ подверглась сильной критике[8]. Хотя национальные меньшинства считают владение эстонским языком важным, однако они не разделяют центральное целеполагание ЭПИ, то есть, мнение, что только повышение уровня владения эстонским языком обеспечит более консолидированное и менее раздробленное общество Эстонии[9].

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ:

Согласно данным, касающимся правового положения национальных меньшинств в 2010 году, 24% являются лицами без гражданства, то есть, они не имеют гражданства ни одного государства, 50% имеет эстонское гражданство, 23% – граждане Российской Федерации и 3% состоят в гражданстве какого-либо иного государства.

 

Согласно данным 2010 года 102 338 жителей Эстонии (7,5% народонаселения) по-прежнему не имеют гражданства какого-либо государства[10], и поэтому полноты политических прав. Начиная с 2006 года, количество случаев натурализации падает [11], и численность жителей без гражданства, очевидно, не уменьшится[12], если в Закон о гражданстве не будет внесено больше свободы. В отношении направлений политики натурализации национальные группы придерживаются разных мнений:

«большинство разговаривающих на русском языке людей очень критичны в отношении политики натурализации и считают ее чрезмерно ограничивающей и противоречащей правам человека, а лица эстонской национальности полагают, что политика в области гражданства нормальная и соответствует международным стандартам»[13].

Социолог Клара Халлик, говоря о действующей в области гражданства политике, считает, что принятая в 1995 году политика в области натурализации в основном провалилась, поскольку в результате ее реализации многие представители меньшинств приобрели гражданство Российской Федерации или приняли решение в пользу статуса безгражданства[14]. Кроме того, факт, что уменьшение случаев натурализации снизилось до уровня, когда случаи натурализации почти прекратились, с политической точки зрения является выражением протеста против государственной политики в сфере гражданства[15]. Халлик поясняет: «мы, [эстонцы] установили условия натурализации, которые считаются совершенно нормальными во всех государствах, [но мы сделали это] в отношении людей, которые в действительности являются постоянно проживающими здесь членами нашего общества»[16].

По сравнению с 2008 годом доверие к политическим институтом упало еще ниже. Только 7% представителей национальных меньшинств доверяет парламенту, 9% доверяет правительству, 14% – президенту и 31% – полиции. Доверие к публичным институтам невысоко и среди эстонцев (соответственно 18%, 32%, 67% ja 60%), однако значительно выше, чем среди национальных меньшинств.

Смотри: Vetik, R. (2010). Eesti Integratsioonistrateegia monitooring 2010. Ettekanne Tallinna linna koolijuhtide nõupidamisel. 20.10.2010. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.google.com/url?sa=t&source=web&cd=1&sqi=2&ved=0CBQQFjAA&url=http%3A%2F%2Fwww.tallinn.ee%2Fest%2Fg7675s52383&ei=nya5TZqvFcrqOYmbgZcP&usg=AFQjCNECrul6vzP7pPOg_FFnVp0W5hf1XA.

[Примечание переводчика: Ветик Р. (2010). Мониторинг Эстонской стратегии интеграции 2010. Доклад на совещание руководителей школ города Таллинна. 20.10.2010. В компьютерной сети доступно: http://www.google.com/url?sa=t&source=web&cd=1&sqi=2&ved=0CBQQFjAA&url=http%3A%2F%2Fwww.tallinn.ee%2Fest%2Fg7675s52383&ei=nya5TZqvFcrqOYmbgZcP&usg=AFQjCNECrul6vzP7pPOg_FFnVp0W5hf1XA.].

Политические позиции в национальных группах «удивительно схожи», как и интерес к национальной политике, и уровни политического участия[17]. Однако доверие к политическим институтам и удовлетворенность состоянием демократии в Эстонии разительно отличаются. Если национальные меньшинства высоко ценят общие демократические свободы, то две трети национальных меньшинств разочарованы состоянием демократии в Эстонии[18]. Тоомла считает, что это внушает очень большое беспокойство и в этом отношении необходимо немедленно что-то предпринять.

Социально-экономические условия и реформа образования

Социально-экономический разрыв между национальными группами продолжает расти. К этому добавляется весьма пессимистичная перспектива национальных групп добиться в будущем экономического благосостояния и хорошего качества жизни. В отличие от всеобщего единодушия среди этнических эстонцев, у национальных меньшинств не существует консенсуса в отношении необходимости проводящейся реформы образования и повышения уровня владения эстонским языком отрицательный, особенно в отношении используемых методов и условий, необходимых для обеспечения успеха реформы Знание эстонского языка среди национальных меньшинств постоянно улучшается. Вместе с тем, численность представителей национальных меньшинств, свободно владеющих эстонским языком, достаточно скромна. А интерес к изучению языка среди национальных меньшинств велик.

В исследовании, измерявшем оценку людьми личных экономических трудностей, сделан вывод, что только 6% представителей национальных меньшинств довольны жизнью при своих нынешних доходах и способно откладывать деньги (для сравнения, среди эстонцев таких 21%)[19]. В среднем у представителей национальных меньшинств доходы значительно ниже[20]. В этом контексте в самом менее благоприятном положении находятся представительницы национальных меньшинств, женщины, которые зарабатывают 55% от заработка мужчин-эстонцев[21]. Очень высок уровень безработицы[22].

Социолог Ирис Петтай, рассуждая о высоком уровне безработице среди национальных меньшинств, отметила:

«Как решение этой проблемы неоднократно рекомендовано русскоговорящим выучить [эстонский] язык.

Хотя на примере молодежи, великолепно владеющей эстонским языком, но, тем не менее, не конкурентоспособной на эстонском рынке труда, ясно, что это не решение.

Более того, талантливая русская молодежь чувствует себя невостребованной в государстве, где она проживает, и предпочитает выезд на работу за рубеж. Я считаю это трагедией»[23].

Рапорт о человеческом измерении Эстонии за 2010 год придерживается аналогичного предостерегающего и пессимистического мнения[24]. В рапорте о человеческом измерении отмечается растущая среди выпускников школ тенденция продолжать образование за рубежом и покидать Эстонию[25]. К этому добавляются низкая самооценка и пессимистические взгляды, широко распространенные среди национальных меньшинств, что на рынке труда работодатели стремятся отдавать предпочтение представителям эстонской национальности[26]. Рапорт о человеческом измерении предупреждает, что отъезд русской молодежи из Эстонии представляет собой серьезную опасность для общества и экономики Эстонии[27]. В связи с усугубляющимися социально-экономическими различиями в национальных группах и незначительной числом представителей нацменьшинств в публичной элите эта тенденция не стала неожиданностью и, очевидно, не исчезнет.

Более 30% молодых людей, относящихся к национальным меньшинствам, считает, что они стоят на самой низкой ступени общества (для сравнения так считает 12% молодых людей эстонской национальности). Комментируя эту статистику, Марью Лауристин сказала, что: «то, что такое большое количество людей имеет низкую самооценку, результат воздействия нескольких факторов – учителей, родителей, местной среды обитания и средств массовой информации, а также отношения эстонцев».

Vaata: – (2010). Low Self-Confidence Among Young Russians a ‘Complex Problem’ [Noorte venelaste madal enesehinnang on ‘keeruline probleem’]. ERR uudised. 4.11.2010. Arvutivõrgus kättesaadaval: http://news.err.ee/Culture/62b1ff40-3467-41bd-8579-0e44459fb687.

[Примечание переводчика: Смотри: – (2010) Low Self-Confidence Among Young Russians a ‘Complex Problem’, новости ERR (на английском языке) опубликовано 4.11.2010. Доступно: http://news.err.ee/Culture/62b1ff40-3467-41bd-8579-0e44459fb687].

В 2010 году тема реформы образования вызвала активное обсуждение в СМИ, издаваемых как на эстонском, так и на русском языке, а также среди политиков. В 2007 году в русских средних школах и гимназиях начался поэтапный переход на эстонский язык обучения. Отклики на переход к эстонскому языку обучения были весьма разносторонними. Хотя, по-видимому, среди национальных меньшинств царит единодушие (особенно среди молодежи) относительно важности владения эстонским языком, спор ведется о средствах достижения цели[28]. Если среди эстонцев большинство поддерживает нынешнюю реформу образования, национальные меньшинства поддерживают более взвешенный и постепенный переход[29].

Действующая сейчас параллельная система образования очевидно неудовлетворительна, поскольку (среди прочих факторов) она не способна обеспечить национальным меньшинствам владение эстонским языком на достаточном уровне. Решения в области политики образования, в достаточной степени не считающиеся с результатами научных исследований и отношением национальных меньшинств, скорее могут породить социальные проблемы, а не решить их. По мнению автора, проблему не в отсутствии мотивации, а в отсутствии квалифицированного персонала и учебных материалов, которые позволили бы плавно и постепенно перейти к качественному языковому обучению, особенно в регионах, плотно заселенных национальными меньшинствами[30].

Недавнее исследование неравного образования среди различных национальных групп показало возрастающие различия в уровне их образования[31]. Некоторыми факторами, ставшими причиной возрастающего неравенства, помимо принятых в 1991 году институциональных условий, являются и политические выборы:

«вместо постепенных изменений правительство решило начать ускоренный переход к эстонскому языку обучения в высшем образовании. В то же время уровень эстонского языка как языка обучения в русских средних школах был весьма слабым… это значит, что выпускники школ с русским языком обучения поставлены в менее благоприятное положение при доступе к высшему образованию. […] Полагаем, что прекращение общественного образования на русском языке на уровне средней школы и сокращение инвестиций в высшее образование обусловило падение уровня образования русскоязычной молодежи» [32].

Чтобы оценить, не делает ли проводимая реформа среднего образования ставку на дальнейшее неравенство национальных групп, необходимо проведение основательного мониторинга[33].

Последние статистические данные показывают, что примерно 50% национальных меньшинств понимают эстонский язык, читают, общаются и пишут на эстонском языке на уровне средней школы и продвинутого обучения[34]. Бесплатные курсы языкового обучения, как, например, в других государствах ЕС, по-прежнему не являются широкодоступными, хотя нужда в них среди национальных меньшинств явно существует[35].

Оценка развития Эстонии международными организациями, наблюдающими за соблюдением прав человека

В 2010 году международные отношения в Эстонии рассматривались в периодических рапортах трех международных организаций, наблюдающих за соблюдением прав человека: Комиссии Совета Европы против расизма и нетерпимости (ЕКРН)[36], Комитета ООН по правам человека[37] и Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД)[38]. Тон всех трех рапортов весьма критичен, хотя признавались и подвижки в политическом развитии. Рекомендации и критика, содержащиеся в международных рапортах, вызвали различные реакции, начиная с суровой критики (особенно со стороны некоторых политиков в эстоноязычных СМИ) [39], и заканчивая поддержкой представителей русскоязычных СМИ и представителей некоммерческих объединений.

Наряду с рапортами Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) в 2010 году вынес три решения, затрагивающие жалобы национальных меньшинств [40].

Заключение

Позитивными знаками в 2010 году можно считать вполне мирное сосуществование основных национальных групп и повышение уровня знания эстонского языка, а также становящиеся все весомей и конструктивней мнения академиков, опубликованные в эстонских СМИ и призывающие к реформации интеграционной политики.

Негативным знаком можно считать усугубление социально-экономического разрыва между различными национальными группами, продолжающееся падение доверия к политическим институтам и слабую представленность национальных меньшинств среди принимающих решения лиц.

Если показатели развития в области культурно-лингвистической интеграции позитивны, то показатели развития в социально-экономической и гражданско-политической сфере негативны.

Реакция политической элиты на критику международных органов показывает, inter alia, что национальный вопрос по-прежнему рассматривается крайне политизировано и эмоционально. Отсутствие самокритичной оценки в части интеграционной политики на политическом (не академическом) уровне достойно сожалений и может привести к длительным экономическим проблемам и социальным конфликтам.

Рекомендации

  • Учитывать публичные социально-научные анализы и исследования и применять их в интеграционных процессах и процессах, затрагивающих меньшинства.
  • Повысить эффективность интеграции, перейти от подхода, сосредоточенного на владении эстонским языком, к подходу, ставящему на центральное место двусторонний диалог.

[1] Saar, Ellu. (toim) (2009). Immigrantrahvastik Eestis. Tallinn: Eesti Statistika. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.stat.ee/publication-download-pdf?publication_id=18391.
[Примечание переводчика: Саар Эллу (ред.) (2009). Народонаселение иммигрантов в Эстонии. Таллинн: Эстонская статистика. В компьютерной сети доступно: http://www.stat.ee/publication-download-pdf?publication_id=18391].

[2] В отличие от дефиниции национальных меньшинств в эстонском праве, в котором основным условием является эстонское гражданство, в настоящем рапорте национальные меньшинства определяются в соответствии с международным обычаем, по которому к национальным меньшинствам относятся все постоянные жители без учета их гражданства, имеющих иной, отличный от эстонского родной язык и / или национальность (неэстонец).

[3] Ветик Райво. (ред) (2010). «Рапорт по исследованию «Мониторинг интеграции 2010». Таллинн: Институт международных и социальных исследований. Стр. 3–21.

[4] Toomla, Rein (2010). Mitte-eestlaste ühiskondlik-poliitiline aktiivsus ja osalemine. Tartu: Tartu Ülikool, Riigiteaduste Instituut.
[Примечание переводчика: Тоомла Рейн (2010). Общественно-политическая активность и участие неэстонцев. Тарту: Тартуский университет, Институт государственных наук].

[5] Хорошим примером тому служит финансируемый Министерством культуры интернет-портал www.etnoweb.ee.

[6] Смотри, например, Тоомла (2010); Халлик Клара (2010). Политика натурализации у нас провалилась. Новости ERR , 22.11.2010. В компьютерной сети доступно: http://rus.err.ee/radio4/5f5aca44-fd02-4b16-ae3a-74eb1bea4856; Pettai, Iris (2010). Социолог: государство должно задуматься о роли русских в Эстонии. Новости ERR , 28.09.2010. Доступно в компьютерной сети: http://www.uudised.err.ee/index.php?26216054; Vetik, Raivo (2010). Опасное отсутствие чувства единства. Postimees, 15.09.2010. В компьютерной сети доступно: http://www.postimees.ee/?id=313168.

[7] Reimaa, Annely (2010). Kultuurilise mitmekesisuse osakonna infokiri 6/2010. Arvutivõrgus kättesaadav: www.kul.ee/…/Kultuurilise_mitmekesisuse_osakonna_infokiri_nr_6.doc. Lk. 2.
[Примечание переводчика: Реймаа Аннели (2010). Информационное письмо отдела культурного многообразия 6/2010. В компьютерной сети доступно: www.kul.ee/…/Kultuurilise_mitmekesisuse_osakonna_infokiri_nr_6.doc. Стр. 2].

[8] ЭПИ зачастую считали скорее реторикой нежели попыткой содействия чувству истинной интеграции в эстонском обществе. Как утверждается, реально интеграция выглядит только как навязывание национальным меньшинствам языка и исторического видения большинства, при этом отсутствуют попытки поддержать процесс интеграции в обоих направлениях. Как пример резкой критики см., например Каблукова Ирина (2010). В гробу я видела такую интеграцию! , День за Днём, 3.11.2010. В компьютерной сети доступно: http://www.dzd.ee/?id=336155. Смотри также: Бородич Денис (2010). Денис Бородич: неизвестные соседи . Postimees, 25.05.2010. В компьютерной сети доступно: http://www.postimees.ee/?id=267422; – (2010). Интеграция умерла! Да здравствует Интеграция! Интернет-формум Подмога, 5.11.2010. В компьютерной сети доступно: http://www.baltija.eu/news/read/13405.

[9] Мониторинг интеграции 2010. Стр. 19–21.

[10] Ассамблея сотрудничества Эстонии (2010). Газет фактов интеграции 2010. В компьютерной сети доступно: http://www.kogu.ee/public/Loimumise_faktileht_2010.pdf.

[11] В 2010 году гражданство в порядке натурализации получило только 1184 лиц. – Департамент полиции и пограничной охраны (2010). Численность лиц, получивших в 1992–2010 г.г. гражданство Эстонии в порядке натурализации. В компьютерной сети доступно: http://www.politsei.ee/dotAsset/163198.pdf.

[12] О позициях национальных меньшинств см. Мониторинг интеграции 2010. Стр. 92;см. также – (2010). Local Russians Distrustful of Government [Местные русские не доверяют правительству]. Новости ERR, 15.09.2010. В компьютерной сети доступно: http://news.err.ee/politics/7924607e-9f53-45b3-923e-4acc81005d35.

[13] Poleshchuk, Vadim ja Järve, Priit (2009). EUDO Citizenship Observatory Country Report: Estonia [EUDO kodakondsuse observatooriumi riigiaruanne: Eesti]. Arvutivõrgus kättesaadav: http://ec.europa.eu/ewsi/en/resources/detail.cfm?ID_ITEMS=11473.

[14] Hallik (2010); vaata ka Vetik, Raivo (2010). Kodakondsuspoliitika tõrgub töötamast. Õhtuleht, 19.09.2010. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.ohtuleht.ee/index.aspx?id=395030.

[Примечание переводчика: Халлик (2010); смотри также Ветик Райво (2010). Политика в сфере гражданства пробуксовывает. Õhtuleht, 19.09.2010. В компьютерной сети доступно: http://www.ohtuleht.ee/index.aspx?id=395030].

[15] Hallik (2010).

[16] Hallik (2010). Vaata ka eesti ajaloolase David Vseviovi arvamust, mida on tsiteerinud Hallik.
[Примечание переводчика: Халлик (2010). Смотри также мнение эстонского историка Давида Всевиова, которое цитирует Халлик].

[17] Toomla (2010).

[18] 20% on väga pettunud ja 50% on pigem pettunud – Toomla (2010). Vaata ka Raun, Alo (2010). Pronksöö pani Eesti slaavlasi demokraatias pettuma. Postimees, 24.09.2010. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.postimees.ee/?id=317659.

[Примечание переводчика: 20% – очень разочаровано и 50% – скорее разочаровано – Тоомла (2010). Смотри также Раун Ало (2010). Бронзовая ночь заставила славян Эстонии разочароваться в демократии. Postimees, 24.09.2010. В компьютерной сети доступно: http://www.postimees.ee/?id=317659].

[19] Integratsiooni Monitooring 2010. Lk 142. Vaata ka Pors, Merje (2010). Narvalanna: parim amet Eestis on eestlane. Postimees, 13.12.2010. Arvutivõrgus kättesaadav: http://www.postimees.ee/?id=356478.

[Примечание переводчика: Мониторинг интеграции 2010. Стр. 142. Смотри также Порс Мерье (2010). Нарвитянка: лучшая профессия в Эстонии – эстонец. Postimees, 13.12.2010. В компьютерной сети доступно: http://www.postimees.ee/?id=356478].

[20] Immigrantrahvastik Eestis (2009). Vaata ka Integratsiooni Monitooring 2010. Lk 139.

[Примечание переводчика: «Население иммигрантов (2009). Смотри также Мониторинг интеграции 2010. Стр. 139].

[21] Immigrantrahvastik Eestis (2009).

[22] Statistikaamet (2010: ML 111) teatab, et töötusemäär rahvusvähemuste seas 2010. aastal oli 23,4%, eesti rahvusest inimeste seas aga 13,4%. Arvutivõrgus kättesaadav: www.stat.ee.
[Примечание переводчика: Департамент статистики (2010: ML 111) сообщает, что уровень безработицы среди национальных меньшинств в 2010 году составил 23,4%, а среди представителей эстонской национальности – 13,4%. В компьютерной сети доступно: www.stat.ee].

[23] Pettai (2010).

[24] Ассамблея Сотрудничества Эстонии (ред.) (2010) Рапорт о человеческом достоянии Эстонии (IVAR): ключевые проблемы и решения. Таллинн: Комиссия по устойчивому развитию.

[25] Страницы 26-27. Смотри также Хилле Тянавсуу, Одного знания языка для интеграции недостаточно. Postimees, 11.12.2010. В компьютерной сети доступно: http://www.postimees.ee/?id=355648. Космынина Татьяна (2010) Все больше русской молодежи предпочитает продолжение обучения в России. Новости ERR, опубликовано 25.07.2010. В компьютерной сети доступно: http://uudised.err.ee/index.php?06210548

[26] Мониторинг интеграции 2010. Стр. 144-149; Аналогично в соответствии с исследованием ЕС 59% проживающих в Эстонии представителей национальных меньшинств уверены, что в Эстонии широко распространена дискриминация. – Агентство ЕС по основным правам (2010). Data in Focus 5 – Multiple discrimination. EU-MIDIS European Union Minorities and Discrimination Survey [Данные в фокусе 5 – Множественная дискриминация. EU-MIDID Исследование Европейского Союза меньшинств и дискриминации]. 2.02.2011. В компьютерной сети доступно: http://www.fra.europa.eu/fraWebsite/attachments/EU_MIDIS_DiF5-multiple-discrimination_EN.pdf].

[27] Страницы 26-27. Смотри также, например Раагмаа Гарри (2010). Являются ли национальные меньшинства человеческим достоянием Эстонии?Õhtuleht. Доступно: http://www.ohtuleht.ee/index.aspx?id=387873

[28] В связи с различными ожиданиями и мнениями национальных меньшинств, связанных с реформой образования смотри, например, Lindemann, Kristina ja Saar, Ellu (2010). EducationalcareersofEstoniansandRussians [Карьеры эстонцев и русских в сфере образования]. В книге Vetik, Raivo ja Helemäe, Jelena (ред.). Segregated Disparity: the Russian Second Generation in Two Estonian Cities. Amsterdam University Press, 2010; Raitviir, Tiina (toim) (2009). Rahvuste Tallinn. Социологический и социальный обзор. Eesti Avatud Ühiskonna Instituut; Kirss, Laura (2010). Eraldatud haridus – eraldatud kodanikud? PRAXISe Toimetised Nr 1/2010; Masso, Anu ja Kello, Katrin (2010) Implementing educational changes: teachers’ attitudes towards transition to Estonian as a language of instruction in Russian-medium schools [Kohaldades hariduslikke muutusi: õpetajate hoiakud eesti keelele ülemineku osas vene keskkoolides)] Raamatus Mikk, Jaan; Veisson, Marika ja Luik, Piret (toim). Teacher’s Personality and Professionalism. Peter Lang, 2010

[29] В соответствии с социологическими исследованиями 2008 года реформу образования поддерживает 92% людей эстонской национальности и 51% представителей национальных меньшинств. Смотри Проос Иви и Петтай Ирис (2008). Русская молодежь Эстонии: позиция и ожидания нового поколения. Материалы социологического исследования. Для критического обзора реформы образования в русскоязычных СМИ смотри, например, «Эстонцам нет никакого дела до качества русского образования», День за Днем, опубликовано 03.12.2010. В компьютерной сети доступно: http://www.dzd.ee/?id=351704

[30] Интервью Томуска с директором Языковой инспекции – (2010). Ethnic Russian Teachers Still Struggle with Estonian [Русские по национальности учителя по-прежнему испытывают трудности с эстонским языком]. Новости ERR. 18.08.2010. В компьютерной сети доступно: http://news.err.ee/culture/c98c2300-3cac-4a9b-a205-f8b90445379d#comments. Смотри также, например, Кирсс Лаура и Вихалемм Трийн (2008). RIP 2008-2013 Заключительный отчет по исследованию необходимости и осуществимости, часть II Интеграция в сфере образвания. Тарту: Институт Балтийских исследований.

[31] Lindemann ja Saar (2010); См также цитату социолога Элена Хелимяэ в статье – (2010). Уровень образования у второго поколения русских в Эстонии ниже, чем у первого . День за Днём, 7.12.2010. В компьютерной сети доступно: http://www.dzd.ee/?id=353594.

Линдеманн K и Саар Е, (2010); См. также цитату социолога Элен Хелимяэ в статье Уровень образования у второго поколения русских в Эстонии ниже, чем у первого, День за Днём, опубликовано 07.12.2010. Доступно: http://www.dzd.ee/?id=353594

[32] Lindemann ja Saar (2010). Стр. 21.

[33] Образование рассматривается также в главе 8 (запрещение дискриминации) и в главе 10 (право на образование).

[34] Мониторинг интеграции 2010 Рапорт, стр. 3.

[35] Существует две главные программы, целью которых является предоставление возможности изучения языка среди национальных меньшинств. Возмещение расходов в обоих случаях ограничивается 302 евро, и о нем можно ходатайствовать post factum при подтверждении успешной сдачи языкового экзамена. Согласно расчетом, приведенным в Рапорте о человеческом достоянии (стр. 27) возмещение исчисляется на основании 120 учебных часов, хотя на практике для достижения следующего уровня необходимо в соответствии с учащимися получить не менее 240 часов обучения.

[36] ECRI рекомендует Эстонии ратифицировать протокол № 12 ECHR (протокол о ликвидации дискриминации), чтобы обеспечить качественные бесплатные курсы эстонского языка без учета успешной сдачи языкового экзамена, установить механизм мониторинга русскоязычного меньшинства, что касается работы Языковой инспекции, дополнить положения Уголовного кодекса более суровыми наказаниями за все расистские преступления, обеспечить качество образования и уважение к культурной идентичности с учетом реформы образования, повысить знания о Законе о равном обращении и обеспечиваемой этим законом защите. Предпринять меры по сокращению числа лиц без гражданства и расширять консультирование представителей национальных меньшинств, а также бороться с расизмом и расовой дискриминацией в политике. Принять закон о национальных меньшинствах. – Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью (2010). Рекомендации ECRI по Эстонии (четвертый цикл мониторинга). CRI(2010)3. В компьютерной сети доступно: http://www.coe.int/t/dghl/monitoring/ecri/Country-by-country/Estonia/EST-CbC-IV-2010-003-EST.pdf. См. также главу 8.

[37] Комитет ООН по правам человека сосредоточился на неравенстве на рынке труда, низком уровне доверия к русскоязычным жителям к государству и публичным институциям, на отсутствии инициативы эстонского государства по предоставлению коллективного возмещения лицам, лишенным свободы после событий бронзовой ночи 2007 года. Комитет рекомендует государству в дальнейшем укреплять меры на рынке труда, чтобы обеспечить профессиональное и языковое обучение и предпринять шаги по обеспечению уверенности в себе и веры в государство и публичные институции в среде русскоязычного населения. Комитет ООН по правам человека (2010). Окончательные выводы: Эстония, CERD/C/EST/CO/8-9 (23.09.2010). В компьютерной сети доступно: http://www.vm.ee/sites/default/files/CERD-komisjoni_loppjareldused_%20EST.pdf. Смотри также главу 8.

[38] Комитет по ликвидации расовой дискриминации подверг серьезной критике «санкционные элементы языкового режима». CERD рекомендует «освоить не включающий элементы санкции подход, чтобы развивать официальный язык, и еще раз пересмотреть роль Языковой инспекции». Более того, комитет рекомендовал подумать «о двуязычном подходе в том, что касается публичных услуг, особенно с учетом запрета дискриминации при доступе к публичным благам и услугам в соответствии законам государства – члена ЕС». Рекомендация CERD государству в в связи с крайне низким доверием к государству и публичным институциям – «удвоить свои попытки в деле обеспечения большего участия меньшинств в публичной жизни, в том числе их участия в парламенте, а также предпринять эффективные шаги по обеспечению их участия на всех уровнях адмниистрации». – Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации (2010). Окончательные выводы: Эстония, CERD/C/EST/CO/8-9 (23.09.2010). В компьютерной сети доступно: http://www.vm.ee/sites/default/files/CERD-komisjoni_loppjareldused_%20EST.pdf. Смотри также главу 9.

[39] Смотри, например, Сульви Раул (2010). Тульвисте: рапорт составлен некомпетентными людьми, Postimees, 03.03.2010. В компьютерной сети доступно: http://www.postimees.ee/?id=232337; Ратт Кадри (2010). Лукас: дискриминация цыган – обвинение, высосанное из шарикового карандаша, Postimees, 02.03.2010. В компьютерной сети доступно: http://www.postimees.ee/?id=231825.

[40] В случае Миколенко против Эстонии, касающегося права отставников Советской Армии на проживание в Эстонии, ЕСПЧ пришел к выводу, что Эстония нарушила часть 1 статьи 5 конвенции и присудила жалобщику неденежное возмещение вреда. (Европейский суд по правам человека. Решение от 08 октября 2009 г. Заявление № 10664/05).В случае Таркоев и другие против Эстонии смотри в Рапорте о правах человека главу 9. Суд пришел к выводу, что коллективная жалоба семи людей, связанных с бронзовой ночью, допустима в случае Александра Коробова и др. против Эстонии (Европейский суд по правам человека. Решение от 14 сентября 2010. Заявление № 10195/08).